Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Современные подходы к организации физического воспитания детей и подростков»
Выпуск №23 Июнь 2009 | Статей в выпуске: 92


Ведущий рубрики
Все статьи автора(2) Пётр Михайлович Пашков,
кандидат экономических наук,
доцент, заведующий кафедрой экономической информатики
Новосибирского государственного университета экономики и управления

К вопросу о кибершколах

Известный специалист в области разработки информационных систем, в прошлом один из главных аналитиков IBM, Джеймс Мартин в середине 90-х годов стал активно развивать концепцию «киберкорпорация», основные идеи которой изложены в монографии «Cybercorp: The New Business Revolution» («Киберкорпорация: новая революция бизнеса»). В ней обсуждается появление компаний, бизнес которых строится на основе использования возможностей Internet и ориентированных на Сеть вычислительных платформ. «Цифровая фирма» (Digital firm) или киберкорпорация – это организация, в которой практически все важные бизнес-процессы и взаимосвязи заказчиков, поставщиков и сотрудников реализованы в электронной форме и управление основными корпоративными ресурсами также осуществляется в электронной форме[1].

Киберкорпорации имеют ряд особенностей [2]. Во-первых, в них все основные бизнес-процессы реализуются в компьютерной форме и выполняются в электронных сетях, охватывающих всю организацию или связывающих многие организации. Примерами таких бизнес-процессов могут быть: выполнение заказа, продажа партии товара, разработка бюджета и т.д. Эффективная организация бизнес-процессов может быть источником конкурентного преимущества. В киберкорпорации ключевые корпоративные ресурсы, такие как интеллектуальная собственность, основные умения, финансовые и человеческие ресурсы, управляются электронным способом.

Во-вторых, в киберкорпорации любая информация, необходимая для поддержки принятия решений, доступна в любое время и в любом месте фирмы. Тем самым такие компании быстрее реагируют на внешние запросы, лучше ориентируются в рыночной ситуации и адаптируются к изменению внешних условий, что обеспечивает устойчивость даже в условиях кризиса.

В-третьих, киберкорпорации отличаются от традиционных фирм своей почти полной опорой на информационные технологии в организации и менеджменте. Для менеджеров этих фирм информационные технологии не просто подспорье, а ядро бизнеса и важнейший инструмент управления.

Для превращения компании в киберкорпорацию необходим менеджмент нового качества. Менеджеры должны быть способны на основе выявления основных проблем, стоящих перед компанией, определить необходимые информационные технологии, которые помогут решить эти проблемы, по-новому спроектировать фирму и бизнес-процессы с целью извлечения выгод от информационных технологий, а также создать управленческие процедуры и разработать политику внедрения требуемых изменений.

В дальнейшем киберкорпорации будут трансформироваться в виртуальные предприятия, решающие виртуальные задачи, имеющие виртуальные офисы и виртуальные взаимоотношения. «Реальные» компании останутся не более чем отдельными нервными узлами виртуальной организации. Центром таких предприятий станут отделы административных информационных систем, поскольку вся корпорация будет развиваться вокруг сети. Организационной структурой киберкорпорации станет архитектура объединенных вычислительных сетей со множеством серверов, складами данных, средствами извлечения данных и мощными открытыми средствами связи с компьютерами пользователей.

Всё вышесказанное приведено для создания контекста при обсуждении одного из новых понятий «цифровая школа» (по аналогии с киберкорпорацией Digital school), которое стало в последнее время модным в среднем образовании.

Термин начал употребляться относительно недавно, в рамках национального проекта «Образование» был реализован ряд проектов по оснащению некоторых школ новым оборудованием, таким как полимедийные интерактивные многофункциональные классы, мобильные беспроводные проекторы, интерактивные устройства, системы протоколирования, архивирования и каталогизации учебных занятий, мультимедийные лингафонные лаборатории, профессиональные проекционные системы, графические стены и др.

Один из таких проектов был реализован в Череповецкой школе № 37. Проект поддержало множество официальных ведомств и организаций – Министерство образования и науки РФ, Федеральное агентство по образованию, правительство Вологодской области и фонд поддержки учительства. Непосредственными же исполнителями технического проекта стали три компании: «Аквариус», поставившая сервер и мобильные решения, Polymedia, выступившая системным интегратором, и «Кирилл и Мефодий» (КМ), обеспечившая образовательный контент.

В Новосибирске многие школы также имеют технические предпосылки эффективной организации информационного пространства. Передовые школы активно используют информационные технологии в учебном процессе, обеспечивают взаимодействие с родителями через Интернет, проводят эксперименты по внедрению информационных систем управления.

Нет никаких сомнений в том, что информационные технологии существенно влияют на образование. Они изменяют методы и формы учебного процесса, обеспечивают учителей и школьников необходимыми учебными материалами, позволяют совершенствовать административные процессы в школе и создавать новые формы образовательного процесса, такие как, например, дистанционное образование. Но при этом не совсем понятно: что руководители школ понимают под термином «цифровая школа»? Зачастую под этим понимается внедрение разнообразного мультимедийного оборудования и доступ к образовательным и учебным информационным ресурсам через WEB-технологии. Но в полной ли мере это соответствует характеристикам цифрового предприятия, указанным в начале статьи? Здесь нужно дать отрицательный ответ. Для того чтобы школа стала «цифровой» необходим перевод бизнес-процессов на электронную основу. Это означает, что все управленческие и административные процессы в школах должны быть реализованы в электронной среде, а руководители школ стать хорошими ИТ-менеджерами. Существующие реалии свидетельствуют, что для основной массы школ в ближайшем будущем это недостижимо.

Тогда возникает следующий вопрос: а в принципе это может быть достижимо? Мировая практика даёт на это положительный ответ. Существует множество примеров, когда образовательные услуги оказываются в виртуальной среде. Тому подтверждение – многочисленные интернет-университеты и витруальные образовательные центры за рубежом. В последнее время такие организации появились и в России. Действительно в этих образовательных учреждениях все бизнес-процессы реализуются на основе информационных технологий, доступ к ресурсам обеспечивается 24 часа в сутки из любого места, где есть Интернет, в основе деятельности таких организаций лежат мощные информационные системы, поддерживаемые первоклассными ИТ-специалистами, управляемые грамотными ИТ-менеджерами. Затраты на ИТ в бюджете таких организаций чрезвычайно высоки, но окупаются за счёт эффективной организации бизнес-процессов. Однако такое образование является платным!

По мнению ректора МГУ имени М.В. Ломоносова В.А. Садовничего, дистанционное образование не может заменить основные образовательные программы высшего профессионального[3]. Причина тому – масса организационных проблем, которые не могут быть решены. Например, как организовать идентификацию экзаменующегося в процессе контроля знаний. По нашему мнению, дистанционное образование тем более не может заменить программы среднего образования, так как в средней школе роль педагога чрезвычайно высока. С другой стороны, дистанционные формы могут применяться в специфических условиях, когда контакт между преподавателем и учащимся невозможен или органичен по объективным причинам, а основное назначение дистанционных технологий – дополнительное образование. Следовательно, цифровые формы образования могут иметь место и в средней школе, но применяться либо в ситуациях, когда без них сложно обойтись, либо дополнять существующие формы образования.

Подводя итог вышесказанному, заметим, что перед тем как превращать школу в кибершколу, необходимо определиться с понятиями, целями и средствами. Несомненно, что желание называться «цифровой школой» свидетельствует о нацеленности на более интенсивное использование информационных технологий в учебном процессе и управлении образовательным учреждением. Это нужно всецело поддерживать. Но перед этим нужно определиться по критериям, при выполнении которых можно именовать школу «цифровой».

Для того чтобы идти по пути создания «цифровой школы» необходимо сформулировать чёткие цели и задачи по переводу школьных бизнес-процессов в электронную среду, обосновать необходимые ресурсы, реализовать сложные проекты по реорганизации школы на основе внедрения информационных технологий. Если всего этого сделано не будет, то понятие «цифровая школа» превратится в модное словосочетание, на основе которого можно проводить PR-акции и через несколько лет про него забудут.

Предлагаем на страницах нашей газеты провести дискуссию по этому вопросу. Хотелось бы услышать мнение педагогов, ИТ-специалистов и руководителей образовательных учреждений по следующим вопросам: где и для чего можно применять дистанционные образовательные технологии в средней школе? может ли средняя школа превратиться в киберкорпорацию? до какой степени школа должна виртуализироваться? где взять средства и специалистов на создание и поддержание виртуальных бизнес-процессов? может ли отдельная школа, функционирующая в рамках муниципальной системы образования, стать «цифровой»?

Литература

1. Джеймс Мартин и киберкорпорации: что изменилось? http://www.osp.ru/cio/2000/02/170789/

2. Лодон Дж., Лодон К. Управление информационными системами. – СПб.: Питер, 2005.

3. Интервью с ректором. http://www.msu.ru/info/struct/rectintv.html?2005-06-27_16-01.f9a5174

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 920)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)