Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Сайт образовательного учреждения: новые требования и перспективы»
Выпуск №39 Февраль 2012 | Статей в выпуске: 116


Ведущая рубрики
Все статьи автора(10) Людмила Львовна Добролюбова,

учитель истории высшей квалификационной категории
МБОУ гимназии № 13 Центрального района г. Новосибирска, 
победитель городского конкурса «Учитель года – 2002»

Место памяти: дань прошлому или вызов будущему?

 Память – это медная доска, покрытая буквами,

которые время незаметно сглаживает,

если порой не возобновлять их резцом.

Джон Локк

 

Прошлое, история, память… В современной историографии все чаще и чаще стали встречаться исследования, посвященные проблемам коллективной и исторической памяти, где рассматриваются отношения между памятью и историей, а также актуализируется проблема исторической памяти.

Еще в начале XX века Морис Хальбвакс, считал, что коллективная память творит «живую» связь прошлого и настоящего, а историческая наука «начинается лишь в той точке, где заканчивается традиция, где угасает или распадается социальная память». Историческая наука рациональна, она стремится к объективности, последовательности, доказательности, точному отражению прошлого, в меньшей степени зависит от политики государства, история как бы воскрешает былое, минувшее, заново открывая и реконструируя его для настоящего. Благодаря исторической науке общество получает проверенные и систематические знания о собственном, часто уже забытом прошлом. Историческая память эмоциональна, непоследовательна, отрывочна, изменчива, она легко искажает факт. Согласно Л. Ю. Тепикиной, «ведет к осознанию собственной исторической идентичности в потоке универсальной историчности человека в его прошлом, настоящем и будущем». Но благодаря исторической памяти прошлое не умирает для сообщества, а продолжает «жить» в настоящем, служа актуальным задачам современности.

Каковы, на мой взгляд, взаимоотношения между памятью и историей? Хотя их содержание редко совпадает, и то и другое необходимо обществу. Коллективная память хранит и ценит образы прошлого, наука уточняет, конкретизирует, расширяет эти образы, формирует у человека историческое знание. Знание о прошлом и его переживание сердцем вызывают уважение к прошлому, которое обращает человека и к его будущему.

Французский историк Пьер Нора и его сторонники, изучая коллективную память, обнаружили, что коллективная память существует не только в нарративной форме, сообщества выражают ее и символически, создавая места памяти. Нет единого общепринятого определения места памяти. У П. Нора оно очень широкое. Это понятие требует уточнения. Обратившись к исследованиям М. Хальбвакса, П. Нора, Л.П. Репиной согласимся с тем, что место памяти (lieux de memoire) – это МЕСТО (топографическое, монументальное, символическое, функциональное), с которым общество связывает свои воспоминания. Это место с его ИСТОРИЕЙ, место, в котором оживает ПАМЯТЬ. Это: «музеи, архивы, кладбища, коллекции, праздники, годовщины, трактаты, протоколы, монументы, храмы, ассоциации – все эти ценности в себе – свидетели другой эпохи, иллюзии вечности» (П. Нора). В этих местах общество сохраняет прошлое для будущего.

Память – великое достояние человечества, но каждый ли человек задумывался о том, что сохранит коллективная память о нем как о личности? Будет ли его жизнь частью истории, отраженной в памяти людей? Вспомнят ли о нем в будущем? К сожалению, не каждому дано быть частичкой хорошо известного многим прошлого города, государства, мировой истории, но большинству дано быть частью «живой» коллективной памяти его семьи, его рода. Наиболее обостренно осознает это человек в большинстве случаев тогда, когда он посещает места памяти, важные для него самого, для его семьи. Для меня и моей семьи такое место находится на Заельцовском кладбище города Новосибирска – это могила моего отца.

Заельцовское кладбище… Место памяти, куда, не сговариваясь, идут и идут люди. Зачем? Каждый из живых понимает, что прошлого не вернуть, мертвых не воскресить. Здесь, на кладбище, своя жизнь. Свои порядки. Вы никогда не задумывались, почему среди могил деревья кажутся такими же большими, как в детстве? Небо кажется таким зовущим и родным, а тишина такой многозначительной и глубокой? На пути к могиле отца невольно обращаешь внимание на имена тех, кто похоронен рядом с отцом: Аскольд Муров, Татьяна Снежина, Г.Д. Заволокин, Н.Кудрин… Эти места памяти важны для всех нас, как для граждан России. Посещение этих мест, несомненно, способствует сближению совершенно незнакомых людей, объединенных горечью утраты, признательностью за великий вклад этих известных деятелей искусства в развитие российской культуры, гордостью за свою страну. Память о них – залог будущего, частица фундамента национальной идентичности.

Здесь есть места памяти, актуальные не только для семьи, но и для всего города – могилы местных знаменитостей, известные многим жителям города (Н.М. Тихомиров, митрополит Никифор, Б. С. Галущак Ю. М. Магалиф и мн. др.), есть воинское кладбище, памятник военнопленным, погибшим в Новосибирске, «самолет» на месте захоронения жертв крупной авиакатастрофы… – почитание этих могил укрепляет локальную идентичность жителей города, создает ощущение Малой Родины, дает возможность эмоционального переживания локальной истории, это порождает любовь к городу и «родительской земле».

Именно здесь, на Заельцовском кладбище, где похоронен мой отец, Меньщиков Лев Георгиевич (23.01.1941–17.07.1996 гг.), у мраморного надгробия, традиционно по определенным датам, собирается вся моя семья. К сожалению, в современных исследованиях мало уделено внимания семейной памяти. К.Д. Ушинский, Л.Н.Толстой были глубоко убеждены в том, что истинно воспитанный человек может быть в той среде, в которой чтят традиции и обычаи поколений, где есть преемственность между прошлым, настоящим и будущим. Но каждый ли из нас помнит своих предков в четвертом, пятом поколениях? И всех ли отблагодарят потомки за сохраненную память о прошлом?

Любопытно, что до смерти отца в нашей семье не было традиции регулярного посещения мест захоронения предков, мест памяти. К сожалению, не одна могила моих родственников забыта… С каждым поколением теряется ниточка, связывающая память моей семьи с памятью о конкретных людях. Пытаясь восстановить связующую нить прошлого с настоящим,  настоящего с будущим,  воссоединить память о семье с историей семьи, мы приходим к могиле отца,  как к символу ПАМЯТИ, чтобы вспомнить всех тех, кого нет рядом.  31 декабря мы наряжаем новогодними игрушками и блестящей мишурой еловые веточки, весной сажаем цветы, летом в день трагической смерти, вспоминаем каждого, память о ком хранят наши сердца…

Главное для меня – чувство единения и осознания значимости семейной традиции – быть вместе, вопреки реальности – отца с нами нет... Именно здесь, на кладбище, у могилы отца, я впервые поняла, что многим, что есть у нас в жизни, мы обязаны памяти о прошлом. Отдавая дань своим предкам, воспитываясь на уважении традиций семьи, человек создает свои собственные традиции, на этой основе им создается своя собственная полноценная семья, основанная на любви, дружбе, уважении, взаимопонимании. Место памяти, в данном случае могила моего отца, объект, который помогает удерживать семейную идентичность, способствует сплочению семьи на ментальном уровне.

Как восстановить связь с прошлым, оставив будущему возможность отдать дань уважения предкам? В настоящее время это проблема не только моей семьи. Заброшенные места памяти, неухоженные могилы, покосившиеся надгробия – укор нам живым. Как воспитать в людях более цивилизованное отношение к месту памяти?

Приходя к могиле отца, по профессии учителя истории, мысленно держу перед ним отчет за свои поступки, делюсь планами, спрашиваю совета. Отец с детства был для меня кумиром, идеалом. Память о нем как об Учителе с большой буквы является основой профессиональной идентичности моей учительской династии. Уверена, что он успел бы сделать еще немало добрых дел на благо города, области, и, конечно же, во благо своей семьи…

Являясь продолжателем дела отца, я понимаю, что воспитывать отношение к кладбищу, как к месту памяти, необходимо со школьной скамьи. С традиционной точки зрения, кладбище – это страшное место, ведь по языческим поверьям мертвые опасны для живых. С другой же стороны, русские слова «кладбище» и «клад» связаны семантически. С позиции христианства «кладбище» – это «ценность», это хранилище останков наших предков, которые будут лежать в земле, бережно хранимые потомками, до самого Страшного суда.

Не значит ли это, что возобновление традиции уважительного отношения к месту памяти способствует формированию культурной идентичности – отождествлению себя с культурной традицией? В большинстве случаев могилы предков собирают своих потомков согласно народному православному календарю: в родительский день, на Троицу, а также в дни государственных праздников. Как совместить веру и безверие? На могиле моего отца пятиконечная звезда – символ прошедшей социалистической эпохи, рядом – кресты, дань православию. Кладбище, как место памяти, способствует развитию толерантности, воспитанию в человеке способности установить и сохранить общность с людьми, отличающимися от нас в каком-либо отношении.

 Память... История... Будущее... Еще в середине XIX в. немецкий историк Иоганн Густав Дройзен говорил о том, что «для занятий историей надо иметь сердце». Думаю, он был прав. Благодаря бережному отношению к местам памяти, в сердцах людей сохраняется память о прошлом, передающаяся из поколения в поколение, поэтому прививать уважение к местам памяти, я уверена, необходимо с самого детства, используя всю их многогранность, как исторического источника знаний. Без исторической памяти нет будущего…

 

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 22)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела