Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Сайт образовательного учреждения: новые требования и перспективы»
Выпуск №39 Февраль 2012 | Статей в выпуске: 116


Все статьи автора(3) Людмила Демьяновна Яковлева,
учитель русского языка и литературы высшей категории, заслуженный учитель РФ, руководитель краеведческого музея «У истоков города» Новосибирской классической гимназии № 17 Ленинского района г. Новосибирска

Новониколаевское реальное училище имени Дома Романовых
в контексте традиций дореволюционного отечественного обучения и воспитания

Введение

 

Материалы данной работы отражают труд нескольких поколений краеведов-старшеклассников, учеников школы № 132 (с сентября 2011 г. Новосибирской классической гимназии № 17) и являются логическим продолжением «тихомировского проекта», направленного на изучение жизни и деятельности одного из основателей города – Николая Михайловича Тихомирова.

Новый проект старшеклассников, реализуемый в научной лаборатории нашего школьного краеведческого музея «У истоков города», был связан с  Новониколаевским реальным училищем, в котором учился сын Тихомирова Александр. Кроме исторической литературы, школьными краеведами были изучены все 99 дел из фонда ГАНО Д-157 (около 6000 листов), проанализированы публикации начала века, выставочные материалы музея народного образования НСО и краеведческого музея, что позволило им восстановить этапы развития училища, стоящего у истоков среднего образования в нашем городе. В октябре 2011 года исполнилось 105 лет этому первому элитарному образовательному учреждению, выпускники которого имели право поступать в десятки университетов, институтов России, но, к сожалению, эта знаменательная для нашего города дата не вызвала интереса у педагогов, учеников и жителей Новосибирска – большинство из них по-прежнему находится в неведении относительно этого вопроса. Результаты социологического опроса, проводимого нашими старшеклассниками неподалеку от здания бывшего реального училища (сейчас в этом здании на Красном проспекте, 3 находится детская больница), оказались неутешительными. Только 11 человек (в основном, сотрудников больницы) из 160 опрошенных знают, для чего было возведено это здание в начале 20 века.

Русские философы религию считали материнским лоном культуры и в своих трудах показывали, что культура произрастает из религиозного культа. Именно этим они объясняли тот неоспоримый факт, что великое множество самых знаменитых памятников мировой культуры носят религиозный характер. «Искусство с колыбели повито молитвой и благоговением: на заре культурной истории человечество лучшие свои вдохновения приносят к алтарю и посвящает Богу»1. Нам близка позиция академика Д.С. Лихачева, который считал, что именно культура в значительной мере оправдывает перед Богом существование народа и нации и что «культура человечества – это активная память человечества, активно же введенная в современность»2. Как духовное завещание Лихачева, звучит его призыв каждому из нас выполнить нравственный долг перед потомками – хранить память и беречь её. На сегодняшнем этапе развития российского общества эти слова необычайно актуальны, так как проблема исторической памяти – одна из важнейших.

 К сожалению, современное поколение, выстраивая модели своей будущей жизни и мечтая о материальном благополучии, большей частью не умеет  ценить то, что оставили после себя их деды и прадеды. К чему может привести  безразличное отношение к заслугам предков, к памяти о них и их достижениях? Ответ прост. Как можно строить дом, не имея фундамента? Он непременно разрушится, и старания человека окажутся совершенно бесполезными. Так и мы не сможем  наполнить ход истории своими собственными  достижениями, подвигами, оставить о себе достойную память, не зная, не уважая и не ценя заслуг прошлых поколений. А ведь складывается историческая мозаика из отдельных фрагментов, из судеб людей, из городов и зданий. Одному из таких фрагментов и посвящена наша работа, в которой мы затронули аспект образования, зарождения его в нашем городе. Мы по крупицам собирали факты для того, чтобы восстановить эпоху, и не просто отдельные факты, а именно дух времени.

Современный Новосибирск представляет собой крупнейший культурный, научный и образовательный центр, известный во всем мире. История развития образования в Новосибирске – его ровесница, так как первая одноклассная школа была открыта Г.М. Будаговым осенью 1893 года. В те далёкие предреволюционные годы дать элементарное образование детям являлось заветной мечтой, которая далеко не всегда могла воплотиться в реальность.

В Новониколаевске в первом десятилетии XX века особенно остро ощущалась нехватка учебных заведений. У истоков среднего образования – Новониколаевское реальное училище имени Дома Романовых. Оно имеет свою собственную богатую историю, которая, в свою очередь, является отражением истории города, а значит, и всей страны.

Примечательно, что в ходе исследовательской работы сами ребята осознали, насколько остро сейчас обозначилась проблема духовно-нравственного воспитания, которое невозможно без возрождения утраченных культурных традиций, напрямую связанных с православием. В связи с этим нас заинтересовала модель Новониколаевского реального училища имени Дома Романовых в контексте традиций дореволюционного отечественного обучения и воспитания.

Современная отечественная педагогика развивается в нескольких направлениях, зачастую связанных с внедрением зарубежных образовательных технологий, использование которых не всегда проходит безболезненно, поскольку заимствованные модели подменяют традиционные, исторически сложившиеся в России формы обучения и воспитания. К сожалению, небольшой процент учебных учреждений России за основу берут духовно-нравственные традиции дореволюционного отечественного образования и воспитания. Как показывает педагогическая практика, лишь это направление наиболее перспективно, поскольку связано с восстановлением традиций, уклада жизни и форм национального опыта с духовным обогащением общества.

 

История Новониколаевского реального училища через призму православных аспектов

 

Начало средней школы в Новониколаевске было положено именно открытием в 1 октября 1906 г. частного мужского училища, которое согласно «высочайшему повелению» от 28 января 1908 г. было преобразовано в частное реальное училище, а в 1910 г. – в правительственное. В том же году были выделены средства (207352 руб. 52 коп.) на постройку нового, просторного и светлого здания для реального училища. Новая площадь находилась в ближайшем соседстве с соборным храмом Александра Невского. Преданность  государю императору вылилась в желание ходатайствовать о разрешении Новониколаевскому реальному училищу именоваться впредь «Новониколаевским имени Дома Романовых реальным училищем». На заседании педагогического совета 21 марта 1912 года было постановлено сделать это. Этот факт отражён в отчёте за 1912 год на странице 14 (ГАНО, Д-157, оп.1. д.№22).  

25 и 26 августа 1912 года состоялось празднование столетнего юбилея Отечественной войны. 24 августа на заседании педагогического совета был определён порядок празднования этого торжества. В субботу 25 августа учащие и ученики училища присутствовали в Соборном Храме на литургии и панихиде по императору Александру I «Благословенному», его сподвижникам и всем павшим в Отечественную войну 1812 года. В воскресенье 26-го августа реалисты во главе с педагогическим советом отправились на городскую площадь «для присутствования на молебствии и для принятия участия в войсковом параде»3. По возвращении в училище, после небольшого отдыха, состоялось торжественное заседание педагогического совета, посвящённое памяти Отечественной войны.

Эстетическое воспитание было неразрывно связано с духовно-нравственным – с 1910 г. преподавались как учебные предметы пение и музыка, в 1912 году был организован оркестр из 25 учеников. Также существовал хороший церковный и светский хор. Хор этот был прилично обучен – все школьные богослужения совершались при его участии. Часто устраивались благотворительные ученические вечера и концерты 

 

Насколько же были рады учителя и учащиеся, когда помещение наконец было готово! Директор училища Г.А Бутович, вспоминая все тяготы прежней жизни, в своём рапорте попечителю Западно-Сибирского учебного округа докладывает: «С момента открытия частного учебного заведения 1-го разряда и до 20-го октября 1912 года училище помещалось в наемном очень неудобном здании, принадлежащем частному лицу. К осени 1912 возведено каменное двухэтажное прекрасное здание с центральным паровым и водяным отоплением, вентиляцией и электрическим освещением».4

Не избалованные культурными условиями жизни горожане, учащиеся и учащие были приведены в восхищение прекрасным зданием училища, обилием света, воздуха, громадной площадью. Обращает на себя внимание то, что чин освящения храма при

 училище был совершён лишь 22 декабря. Именно на этот день были назначены официальные торжества, связанные с переездом в новое здание. Их решили провести так поздно, через два месяца после переселения, потому что училище переехало в новое здание ещё до завершения в нём ремонтных работ. 22 декабря, по окончании всех мелких работ и косметического ремонта, состоялось освящение училищного храма, которое  нашло отражение в отчёте за 1912 год на листах 11-13. Стала заметной разница между существованием в наёмном доме и жизнью в собственном здании.

За это время произошло несколько значимых в жизни училища событий. Вот некоторые из них. 14 ноября 1912 года после молебна о здравии августейшей семьи по случаю дня рождения государыни императрицы Марии Фёдоровны состоялся торжественный педагогический совет перед собравшимися на молебен учениками училища. Директор объявил о получении им от попечителя Западно-Сибирского учебного округа сообщения о том, что государь император на всеподданнейшем докладе министра народного просвещения о выражении верноподданнических чувств педагогическим советом и учащимися реального училища 30 сентября 1912 г. собственноручно написал: «Всех искренне благодарю»5. Речь директора закончилась провозглашением всеми присутствовавшими «Ура» в честь государя императора и исполнением ученическим хором и оркестром народного гимна.

4 февраля 1913 года училище переименовалось в «Новониколаевское реальное училище имени Дома Романовых». Это событие произошло в связи с празднованием трёхсотлетия царствующей династии. Звание «имени Дома Романовых» было присвоено училищу с позволения государя императора. На сцене реального училища часто ставились оперные спектакли, концерты. Наиболее крупным проектом была постановка картин из оперы М. Глинки «Жизнь за царя» 21 февраля 1913 года.

Начавшаяся Первая мировая война круто изменила плавное течение жизни училища. Едва получив собственное здание, оно должно было потесниться, чтобы удовлетворить нужды военного ведомства. С середины сентября 1914 года в помещениях, принадлежавших училищу, расположилось несколько сот военнообязанных. Четыре комнаты на нижнем этаже городская управа отдала недавно образованной мужской гимназии, высшему учебному городскому начальному училищу и двухклассному 2-му мужскому городскому приходскому училищу, чьи корпуса оказались полностью заняты военным постоем.

 

Благотворительность и труд – основа бытия реального училища  в годы войны

 

Тяжёлая для Отечества военная пора дала новые направления для деятельности преподавателей и учеников Новониколаевского реального училища. Испытывая большие денежные затруднения, школа буквально по крупицам собирала средства в помощь сражающейся русской армии и согражданам, пострадавшим от военных от военных действий. Проанализировав документы государственного архива НСО, мы пришли к выводу, что в жизни реального училища большую роль играла благотворительность, особенно в этот период.

Например, как мы выяснили из архивного дела № 52, сборы от поставленного 27-28 декабря 1915 года спектакля по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты» пошли «в равных частях, на сооружение в г. Ново-Николаевске Дома Инвалидов, на нужды детей беженцев и на подарки русским воинам, томящимся в австро-германском плену».6 В конце декабря того же года в газете «Алтайское дело» был опубликован отчёт об этом спектакле. В начале 1916 года при училище создана особая комиссия, которая проводила установленные испытания в знании наук по программе для лиц, желающих поступить в военную службу на правах вольноопределяющихся второго (быв. третьего) разряда.

Значительное место в жизни реалистов в годы войны заняла работа в сельскохозяйственных дружинах, расположившихся в апреле-мае 1916 года в 5 сёлах (Прокудское, Чик, Денисовка, Крохалевка, Алексеевка). Сам директор реального училища Г.А. Бутович трижды побывал в Прокудском, чтобы убедиться воочию в благополучном состоянии дел. Вместе с руководителем дружины он объехал некоторые поля, обработка которых была поручена школьникам. В 20-х числах октября 1916 года ученики Новониколаевского реального училища, бывшие весной и осенью на сельскохозяйственных работах, устроили вечер, все средства от которого пошли в специальный фонд – на обучение сирот павших воинов и учреждение Георгиевских стипендий имени Императора Николая II.

19 августа 1916 года  при реальном училище была устроена школьная летняя трудовая колония для привлечения учащихся в течение летних каникул к физическому труду вне города. По словам директора учебного заведения, колония  есть «совершенно новая организация, неокрепшая экономическая и преследующая не только педагогические цели, но и цели Государственно-хозяйственные».7 Созданная в 1916 году, школьная трудовая колония должна была привлечь учащихся к осмысленному физическому труду вне города в здоровой обстановке  сельского хозяйства, она  развивалась и постепенно превращалась в разветвленную систему. Хозяйство было большим, требовалась рабочая сила. В деле 90 (cc. 2, 16, 31, 76) отражена активная переписка директора училища с эмиссаром по организации чешских войск, заведующим лагерных военнопленных, с уполномоченным шведским Красным Крестом в городе Новониколаевске, а также с заведующим новониколаевского лагеря военнопленных.  Переписка эта велась в продолжение 1918 года, когда насущной была проблема продовольствия. 

Годы войны вызвали сильное оживление во всей стране, требовался небывалый по своим размерам труд, направленный к победе России. Государство по мере своих сил делало всё возможное для обеспечения потребности в нехватке пищи, тепла, обучении детей. В ходе изучения архивных материалов, мы  пришли к выводу, что ресурсы казны в то время были так напряжены, что сделанное в этом отношении было недостаточно, и нужна была помощь богатых и обеспеченных людей. В своих письмах от 23 ноября 1916 г., Бастову. Т.С.  Г. Бутович, директор Новониколаевского реального училища, писал: «Дайте детям, ищущим знания, возможность получить эти знания, с которыми в недалёком будущем эти дети, сделавшись гражданами, войдут в жизнь и примут участие в строительстве нашей обновлённой дорогой Родины». В том же письме Г. Бутович писал о нехватке ресурсов училища на создание трудовой летней сельскохозяйственной колонии для учащихся. «Жертвуйте на создание трудовой летней сельскохозяйственной колонии для учащихся Новониколаевского реального училища Имени ДОМА РОМАНОВЫХ и обеспечьте возможность жить в колонии, трудиться в ней и тем подготовляться к жизни детям героев».

Через письмо государю он обращался к обеспеченным людям с просьбой пожертвовать в фонды пансионов, приютов и колоний для детей павших и искалеченных героев войны. Люди помогали и поддерживали друг друга. В архивных делах мы только успевали перечитывать разные благодарственные письма и прошения. «ЕЁ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА АЛЕКСАНДРА ФЁДОРОВНА, по всепреданнейшему докладу моему о пожертвовании учащих и учащихся Новониколаевского училища Имени Дома Романовых на нужды пострадавших от урагана и его последствий на юге России, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ соизволила повелеть мне благодарить всех жертвователей от АВГУСТЕЙШЕГО Имени ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА».8

В 1914 году, несмотря на войну, помнили и о культуре. Так, председатель исполнительной комиссии Пензенской Городской Думы по организации всероссийской подписки и сбору пожертвований на сооружение аудитории и музея имени М.Ю.Лермонтова обращался к Г. Бутовичу с просьбой выслать небольшую сумму на постройку здания для аудитории и музея. «Наша Родина ведёт войну. На войне сосредоточено всё наше внимание и силы. Но и ведя войну, необходимо помнить о культурных начинаниях. Необходимо их сохранить и не только сохранить, но и дать им возможность расти и развиваться. В их развитии сила и залог процветания в будущем». Благотворительность рассматривалась в обществе как благое дело, действие, поступок, направленный на общественную пользу, добро, помощь бедным, а добро идет, прежде всего, от Бога, дарится людям, и люди в свою очередь начинают сами творить добро. Различные ведомости  о вносе пожертвований на разные нужды соотечественников педагогами и реалистами свидетельствуют об их высоком уровне включаемости в благотворительную деятельность. В годы войны, несмотря на тяжелое положение, благие деяния имели место быть, что свидетельствовало о глубоком внимании людей к развитию и будущему своей страны и соотечественникам.

 

Последние годы – путь к Единой Трудовой школе

 

После установления в городе Советской власти училище вновь переименовывается в Новониколаевское реальное училище и существует в таком качестве с 3 апреля 1918 года по 8 июля 1920 года, когда оно было переименовано во 2-ую Советскую Трудовую Школу. После революции новая власть стремилась как можно быстрее перевести все сферы общественной жизни на советский режим. Касалось это, в первую очередь, образования. На примере Реального училища мы видим, сколько резких изменений стало происходить в жизни учебных заведений. Наступивший 1917 год, казалось, не нарушил обычного темпа. 2-3 января учениками была представлена комедия Мольера «Плутни Скапена», а 8-9 февраля 1917 года был организован вечер сокольской гимнастики под руководством Ф.И. Покорного. Вторая  половина 1917 года была более тревожной. 26 сентября 1917 года состоялось общее родительское собрание, в протоколе которого отмечено особое чувство сожаления по поводу того, что оставили преподавательскую деятельность отец Петр Васильков (Закон Божий), А.Г. Лукин (естественные науки) и Ф.И. Покорный (сокольская гимнастика). На собрании был образован Родительский Комитет, председателем которого был избран инженер-технолог Николай Флегонтович Селиванов. С уходом указанных выше педагогов начинает рушиться модель Новониколаевского реального училища.

1918 год привнес коренные изменения во внутреннее устройство училища, и прежде всего это коснулось основ православного бытия. На основании Декрета об отделении церкви от государства, опубликованного в 23 января 1918 года, помещения в учебных заведениях всех ступеней, отведённые под церкви, часовни и молитвенные дома, должны были быть освобождены и использованы исключительно для учебно-воспитательных целей. Следующим пунктом постановления Народного комиссариата по просвещению был пункт об имуществе церквей. Согласно ему, всё имущество церквей, часовен и молитвенных домов при учебных заведениях должно быть ликвидировано, а предметы, служащие непосредственно для богослужения, передавались местной общине верующих, а остальное – в учреждение, заведовавшее имуществом республики. Советская власть настолько цепко взялась за церковную жизнь, что для ликвидации церковного имущества были созданы даже специальные комиссии, состоящие из одного представителя от местного Совпеда, его Исполнительного Комитета, одного представителя от Отдела Народного Образования того же Совпеда, и одного от учебного заведения, в ведении которого состоит предназначенное к ликвидации имущество. Установление порядка и способа ликвидации возлагалось на ликвидационную комиссию.

Что касается денежных средств, принадлежащих церквям, часовням и молитвенным домам, состоящим при учебных заведениях и полученных ликвидационной комиссией за имущество, то они поступали в распоряжение данного учебного заведения, которое обязано было дать подробный отчёт Отделу Народного Образования об употреблении этих средств. Ответственность за осуществление всех вышеперечисленных действий возлагалось на местный Совпед. Ликвидация церковного имущества должна была произвестись в кратчайший срок. Анализируя данное постановление, можно сделать вывод о том, что после революции и установления советской власти все иные виды власти поспешно ликвидировались, а так как церковная власть оказывала огромное влияние на людей, то её ликвидацией занимались прежде всего.

В архивных документах 1919-1920 гг. удивляет тот факт, что Председатель школьного совета зачастую обращается в отдел народного образования с незначительными, на первый взгляд, просьбами-мелочами. Так, 25 октября 1920, оформлено заявление: в хозяйственный п/отдел с просьбой «отпустить для нужд канцелярии ? стопы бумаги, 2 бутылки чернил и мастики для штемпельной подушки»9, а второе ходатайство касается нужд учащихся, которым необходимо «525 тетрадей по 3 тетради  на ученика, по 1 ручке –175 ручек, по 1 карандашу –175 карандашей и 350 штук перьев по 2 пера на учащегося»10.

Это свидетельствует о том, что администрация учебного заведения была лишена самостоятельности и автономности даже в хозяйственных вопросах – все насущные проблемы решались отделом НАРОБа,  который к тому же резко изменил структуру управления. На смену директору, подчиняющемуся попечителю учебного округа, пришли председатель школьного совета и его товарищи. В циркулярном письме от 19 октября 1920 года за № 12577 членам Временного  школьного совета  2-ой школы 2-ой ступени предлагалось «пожаловать 22 октября 1920 года на собрание учащихся всей школы на должность заведующего зданием».

На смену спокойному ритму реального училища пришла пора бесконечных  совещаний, заседаний, манифестаций, явка на которые была обязательной. 6 января 1920 года по распоряжению Губнаробраза введено обязательное преподавание Советской Конституции, а 24 января 1920 года на основании распоряжения Российского Советского Правительства принята новая орфография. Наступила эпоха бесконечных циркуляров, распоряжений. Полной неожиданностью для педагогического коллектива стало постановление коллегии Отдела Народного образования о передаче училищной фермы Земельному Отделу. 10 февраля 1920 Педагогический Совет реального училища обратился в Отдел Народного Образования с заявлением о пересмотре данного решения, так как оно противоречило задачам Единой трудовой школы. Примечателен день 2 мая 1920 года. Учащие, учащиеся, служащие должны были участвовать в общей манифестации, посвященной Майскому празднованию. Циркуляр Губнароба гласил: явка обязательна. В этот же день Тов. Пред. Шк. Сов. В. Скворцов пригласил преподавателей и служащих в собор на панихиду «в 40 день по смерти бывшего директора училища Гр. Ан. Бутовича». Таким образом, высчитав 40 дней от 2 мая назад по календарю, мы выясняем дату смерти уважаемого на протяжении многих лет в городе человека – директора училища Григория Антоновича Бутовича.

Опираясь на документы (ГАНО, Д-157, оп. 1, д. № 96), датируемые 1920-м годом, можно сделать следующие выводы об устройстве Единой трудовой школы. Звание это присваивалось всем школам РСФСР за исключением высших учебных заведений. Преподавание в стенах школы какого бы то ни было вероучения и исполнение в школе обрядов культа не допускалось. Ярко виден контраст: ежедневные молитвы в учебных заведениях дореволюционного периода и запрет на любое проявление православной духовности в Единой трудовой школе. Образование, воспитание детей принимало «массовый» характер.  В газетах того периода мы не раз встречались с публикациями, в которых подвергались осуждению женщины, отказывающиеся отдавать детей в детские сады и ясли. Дети проводили время не дома с родителями и подвергались по большей мере не их воздействию, они практически всё время находились в образовательных учреждениях, где воспитывало их государство. А воспитывало оно новое советское поколение, жизнь которого основывалась на коммунистических идеях. Время старой, дореволюционной школы с её принципами, традициями, нормами, успехами и провалами, озарениями и заблуждениями истекло. Дорогу себе напористо пробивала единая Советская Трудовая Школа.

Анализ содержания образования, уклада и организации жизнедеятельности Новониколаевского реального училища позволил нам воссоздать модель этого уникального образовательного учреждения, утраченного  нашим городом в 1919-1920 годах.

 

Жизнедеятельность Новониколаевского реального училища имени Дома Романовых в контексте традиций дореволюционного отечественного обучения и воспитания

 

Внутренний распорядок и организация учебного процесса

 

В материалах ГАНО мы нашли немало доказательств того, что педагогами и классными наставниками реального училища осуществлялся индивидуальный подход к каждому из учеников, организация учебно-воспитательного процесса педагогами-профессионалами способствовала умственному, физическому и  духовному развитию личности реалистов. Весь уклад жизни Новониколаевского реального училища имени Дома Романовых был пропитан духом православия.

За годы существования реального училища в нём сложились определённые традиции и внутренний образ жизни. Впервые о внутреннем распорядке упоминается в отчёте о работе училища за 1908 год, который хранится в материалах Городского архива Новосибирской области (Д -157, оп. 1, д. № 2).

В Новониколаевском реальном училище, как и во всех остальных, существовали педагогический совет, хозяйственный комитет и попечительство. Также в январе 1910 года начало свою работу Общество вспомоществования недостаточным ученикам, которое выдавало бедным ученикам небольшие суммы на покупку одежды, на приобретение учебников и на оплату обучения (в 1910 г. оно позволило пяти недостаточным ученикам съездить на экскурсию на Алтай). Плата за обучение с 1910 (момент открытия правительственного  училища) и до 1912 была установлена в 60 р. и оставалась без изменения. Стоимость обучения одного ученика составляла 185 руб. 69 ? коп. Эти сведения взяты из отчёта за 1912 год (ГАНО Д-157, оп.1. д. № 22, с. 19-20). Но с самого момента своего основания, училище принимало и детей из необеспеченных семей, они обучались на бесплатной основе. Также недостаточным ученикам выплачивались единовременные пособия и стипендии. К примеру, в 1913 году в память Отечественной войны 1812 года для таких учащихся были назначены 2 стипендии по 60 рублей.

Ученики были обязаны в учебное время ежедневно приходить в училище в установленные часы и оставаться в нём до окончания занятий. С чего начинался их день? За 15 минут до начала занятий «все ученики выстраиваются в рекреационных помещениях по классам для осмотра классными наставниками. При этих осмотрах обращается внимание на опрятность одежды, чистоту рук, шеи, ушей и проч. После осмотра остаётся почти пять минут в распоряжении учащихся, время, достаточное для того, чтобы привести себя в порядок, если было предложено ученику исполнить это», – говорится в отчёте за 1908 год11.

В том же отчёте сказано, что уроки длились 50 минут, малые перемены – 10. В десятиминутную перемену ученики обязаны были «выполнить все свои нужды и после второго звонка быть в классе на своих местах и, соблюдая тишину и порядок, ожидать прихода преподавателя». После второго и третьего уроков устраивались большие перемены по получасу каждая (после осталась только одна получасовая перемена). В одну из этих перемен половина учащихся занималась или лепкой, или физическими упражнениями, и лишь вторая перемена предназначалась для еды и свободного времяпрепровождения. Занятия на переменах велись под руководством специально приглашённых для этого руководителей. Также, принимая во внимание, что в свободное от занятий время ученики должны быть заняты какими-нибудь разумными развлечениями, педагогический совет решил организовать в большие перемены чтения и музыкальные исполнения каждый раз по особой программе. Ученики могли декламировать, исполнять что-нибудь на музыкальных инструментах, петь хором или соло.

В число обязанностей учеников входило несение дежурства. Дежурные назначались по очереди классным наставником и должны были следить за порядком в классе, а также выполнять все поручения классного наставника, его помощника и других преподавателей. Все более или менее крупные, заслуживающие внимания события школьной жизни ежедневно заносились классными наставниками в дежурную книгу, а дежурные записывали в неё фамилии отсутствующих или ушедших с уроков учеников.

В училище была собственная столовая, в которой ученики (обычно после третьего урока) питались. Этот завтрак был платным и состоял из стакана чая или какао и бутербродов с ветчиной, сыром или телятиной. Ученики, признанные малообеспеченными, получали питание бесплатно. Организацией завтраков в столовой занимались члены дамского родительского кружка. Вот что нам стало известно об особенностях приёма пищи из Правил для учеников (отчёт о работе училища за 1908 год, правило № 20):

«К завтраку в училищной столовой ученики обязаны направляться шагом и, придя в помещение столовой, остановиться для молитвы на указанном месте. В столовой обязаны вести себя спокойно и соблюдать установленный порядок»12. В правиле № 21 (на том же листе) отмечено, что ученики, живущие вблизи училища, могли уходить завтракать домой, но только в том случае, если они представляли заявление об отпуске родителей или лиц, занимающих их место.

После окончания всех уроков и по прочтении молитвы ученики оставляли класс постепенно, по указанию преподавателя, чтобы постепенным уходом «предупредить толкотню у вешалок»13.  (Правило для учеников № 19)

 

Расписание и распорядок дня

 

Предмет/класс

I

II

III

IV

V

VI

VII

Русский язык

5

5

4

4

3

4

4

Немецкий язык

5

5

4

4

3

3

3

Арифметика и  алгебра

4

4

4

2

4

2

2

Французский язык

-

5

5

4

3

1

2

История

2

2

1

2

2

4

3

Рисование

2

2

2

3

2

2

2

Естествоведение

2

1

2

2

2

3

2

Закон Божий

2

2

2

2

2

2

2

Геометрия и тригонометрия

-

-

-

3

3

4

3

География

2

2

2

2

2

-

2

Физика

-

-

-

-

3

4

2

Гимнастика

1

2

2

1

1

-

-

Пение

2

2

-

1

1

-

-

Черчение

-

-

2

1

-

-

-

Чистописание

2

-

-

-

-

-

-

Гигиена

-

-

-

-

-

-

2

Законоведение

-

-

-

-

-

-

2

 

Система реального образования во многом отличалась от классической, которую брали за основу гимназии. В этом пункте мы возьмём за основу расписание уроков на 1911/1912  учебный год (Д-157, оп. 1, д. № 22, с. 88) и выясним, каким предметам в Новониколаевском реальном училище отдавалось предпочтение, и в чём заключалась разница между обучением в реальном училище и обучением в гимназии.

Для начала выясним количество часов в неделю, уделяемых тому или иному предмету в нашем реальном училище. Как видно из этой таблицы, главное внимание уделялось изучению родного и иностранных (современных) языков, естественно-исторических и физико-математических наук. В отличие от гимназий, дающих классические образование, в реальных училищах не было словесности, древних языков (латинского, греческого) и философии. Следует отметить, что, несмотря на доминирование «реального» направления, в расписание всех классов вставлены уроки рисования (по 2 часа в неделю), пения (до пятого класса). Обязательным предметом с первого по седьмой класс был Закон Божий. Удивляет тот факт, что реалисты изучали Закон Божий с наибольшим интересом, чем некоторые другие предметы и, соответственно, выше были и результаты.

Несмотря на отсутствие в расписании русской словесности, это не обозначало, что реалисты не были знакомы с произведениями русской литературы и не знали имён авторов. В Новониколаевском реальном училище учащиеся не имели пробела в этой области знаний благодаря многочисленным литературным вечерам и чтениям, на которых использовались произведения Пушкина, Островского, Гоголя и других классиков. Каждый год учащиеся проходили испытания, чтобы перевестись из класса в класс.

 Как же в Новониколаевском реальном училище был построен рабочий день? Сведения об этом хранятся в отчётах о работе училища за разные годы. С самых первых лет существования была заложена модель рабочего дня. В отчёте за 1908 год мы читаем: «В весеннем полугодии классные занятия начинались в 9 часов утра и оканчивались в 2 ? часа. Осенью же Педагогический совет, принимая во внимание, что в семьях многих учащихся начинается рабочий день в 5-6 часов утра, что в этот же час дети начинают жить, что к началу занятий они устают и ведут свою работу вяло, а также и то, что ребята в значительном числе приходили в училище раньше 8 часов утра, счёл возможным начинать занятия в 8 ? часов утра и тем сократить время пребывания детей в школе, в душных и тесных её помещениях» 14. Уроки длились 50 минут, малые перемены – 10 минут. После второго и третьего уроков устраивались большие перемены, занимающие полчаса.

 

Учебные пособия и «вспомогательные учреждения»

 

Преподаватели реального училища считали, что в деле обучения и воспитания лучшим помощником является демонстративность, поэтому в распоряжении училища было много ценных картин, таблиц, карт, моделей и приборов. К 1912 г. училище имело пособия по рисованию, черчению, истории, географии, Закону Божьему, новым языкам, математике, пению, музыке и гимнастике (всего на сумму 4140 р. 79 коп.). Сведения взяты из отчёта за 1912 год, ГАНО Д-157, оп.1. д. № 22, с.14. В том же отчёте можно найти информацию об оснащении пособиями кабинетов и о вспомогательных помещениях училища.

Особенно полным набором учебных пособий обладал естественно-исторический кабинет. В нём имелось 1730 предметов, пособий по зоологии, ботанике и минералогии. Некоторые из них приобретены на средства города и казны, а некоторые составлены учениками, как, например, коллекция насекомых, собранных  во время экскурсий учениками младших классов.

 Естественно-исторический кабинет славился своей коллекцией представителей птичьей фауны Западной Сибири (их было около 300 экземпляров). Химическая лаборатория, созданная «для занятий учеников шестого класса качественным анализом и для производства опытов по химии в первой половине 1912 года была устроена в отдельном от школьного здания помещении, а во второй половине года для неё отведены три комнаты в полуподвале жилого флигеля»15.

 Училище обладало ценной библиотекой, которая была разделена на ученическую и фундаментальную. Общим числом в них насчитывалось около 4000 книг. Библиотека, несомненно, способствовала умственному и нравственному совершенствованию реалистов. Благодаря ежегодным отчетам библиотекаря выявились читательские предпочтения  учащихся. Особенным спросом у учеников всегда пользовались сказки (братьев Гримм, Р. Киплинга), приключенческие произведения  («Спартак» Джованьоли, «Борьба за огонь» Рони-старшего, «Робинзон Крузо» Дефо, «Путешествие Гулливера» Свифта) и отечественная литература.

Также упоминается о таких «учебно-вспомогательных учреждениях», как школьный музей, обсерватория, оранжерея, метеорологическая станция, гимнастический зал, столовая, душевые. Вряд ли какая-нибудь современная школа может быть так оснащена, как Новониколаевское реальное училище в первой четверти 20 века.

 

Православные аспекты в духовно-нравственном воспитании реалистов

 

В модели Новониколаевского реального училища как образовательного учреждения воспитание и обучение были тесно переплетены. Заметим, что в учебном плане во всех классах (с 1-го по 7-ой) были заложены обязательные уроки Закона Божия. Анализ расписания уроков за разные годы позволяет сделать вывод о том, что количество часов, отведенных на этот предмет, было стабильным – два часа в неделю. Расписание уроков было составлено с таким расчетом, чтобы уроки Закона Божия были первыми, что было необходимо для того, чтобы законоучитель присутствовал на общей молитве перед учением и давал на некоторые тексты Св. Евангелия разъяснения учащимся (как свидетельствуют многочисленные архивные материалы, реалисты к этим разъяснениям относились с большим интересом). Следует отметить, что весь учебный день реалистов был пронизан духом православия. Религиозно-нравственное воспитание учащихся, развитие у них чувства любви к Государю, к Родине и интереса к просвещению было первейшей задачей училищного начальства. Ученики выполняли ежедневно молитвенное правило, воспитание отличалось строгостью. Жизнь Новониколаевского реального училища была основана на принятых педсоветом правилах для учеников и инструкциях для классных наставников. В правилах из 26 пунктов пять напрямую связаны с православной этикой:

*    Учащиеся должны ежедневно совершать установленные молитвы. В дни воскресные, праздничные и царские, а также накануне их, обязаны присутствовать на богослужении. (№ 1)

*    В Страстную седмицу учащиеся обязаны исповедоваться и причащаться, представляя об этом свидетельство своего духовника. (№ 2)

*    Православные читают установленные молитвы перед учением и после учения. (№ 13)

*    По окончании последнего урока и по прочтении молитвы ученики оставляют класс постепенно, по указанию преподавателя, чтобы постепенным уходом предупредить толкотню у вешалок. (№ 19)

*    К завтраку ученики обязаны направляться шагом и, придя в помещение столовой, остановиться для молитвы на указанном месте. В столовой обязаны вести себя спокойно и соблюдать установленный порядок. (№ 20)16

Анализ содержания данных правил свидетельствует о том, что в училище большое внимание уделялось выполнению Устава православного христианина, и что организация жизнедеятельности реалистов была пропитана духом православия. К тому же большая часть других пунктов правил была направлена на послушание и строгость в поведении на уроках и переменах. Обращает на себя внимание тот факт, что классные наставники, следуя принятой на педсовете инструкции, были обязаны строго следить за поведением учащихся, воспитывать в них нравственное начало, чувство патриотизма, верноподданнический настрой души.

Наличие в училище ученического церковного хора давало возможность устраивать пасхальную заутреню в помещении училища и совершать в школе всенощные богослужения и неполные литургии. При этом все обязанности, церковнослужительские и псаломнические, выполнялись учениками при непосредственном руководстве со стороны помощника классных наставников Сосунова. Все важные события в жизни училища сопровождались молебнами, церковными служениями.

Как известно из отчёта о работе училища за 1908 год (Д-157, оп.1, д. № 2), в училище было принято перед началом нового учебного года отслуживать молебен, где все благословлялись на предстоящий труд. Совершался он священником, который был законоучителем в училище с участием всех учителей, учеников и их родителей. В «Правилах для учеников» в пункте первом сказано: «Учащиеся должны ежедневно совершать установленные молитвы. В дни воскресные, праздничные и царские, а также накануне их, обязаны присутствовать на богослужении». Далее, в следующем параграфе, говорится: «В Страстную седмицу учащиеся обязаны исповедоваться и причащаться, представляя об этом свидетельство своего духовника».

Ежедневно перед началом занятий в 8 часов 30 минут все ученики собирались в зале для общей молитвы. Поочерёдно прочитывались установленные молитвы, читалось Евангелие, и хором пелись молитвы «Царю небесный» и «Отче наш», а в царские дни, помимо них, звучали «Днесь Благодать Святого Духа», «Спаси, Господи, люди Твоя» и Тропарь Святителю Николаю Угоднику. Православные ученики училища читали молитву до и после каждого урока, а также перед приёмом пищи в училищной столовой.

 «Считаясь с многообразными запросами человеческой души», педагогический совет постановил проводить с учениками занятия пением и музыкой, на что из городской казны ежегодно отпускалось по 700 рублей (эти средства расходовались и на постановку занятий гимнастикой). А в целом, на обучение этим предметам ежегодному расходованию подлежала 1200 рублей, сумма, достаточная для организации хорошего хора и для удовлетворительной постановки физического воспитания.

В 1908 был образован ученический оркестр. На средства города приобретены музыкальные инструменты для духового и струнного оркестров. В ноябре 1908 года был приглашён военный капельмейстер для руководства этим оркестром, а на Рождество оркестр уже выступал в концертном отделении ученического вечера. Все школьные богослужения совершались при участии ученического хора. Церковный хор был настолько хорошо организован, что освящение здания 20 октября и чин освящения храма 22 декабря были совершены при участии училищного хора. Такой же достойной была и организация светского хора. Ученическими силами 31 января 1912 года была поставлена детская опера в трёх частях «Плутни Кота Васьки», о чём упоминается в отчёте за 1912 год на странице 5 (ГАНО,  Д-157, оп.1. д. № 22).

Большую роль в воспитании реалистов играли ученические вечера, где разыгрывались спектакли по произведениям классиков, исполнялись музыкальные номера и декламировались стихи. Наиболее крупным проектом была постановка 21.02.1913 картин из оперы М.С. Глинки «Жизнь за царя» под руководством преподавателя пения Н.С. Петрова. При постановке вечеров педагогический совет стремился к тому, чтобы исполнителями и устроителями подобных вечеров являлись главным образом сами учащиеся. Все декорации, художественные афиши и программы, даже портреты писателей, пьесы которых ставились на спектаклях, готовились самими учащимися с большим интересом  «и часто не без таланта».

Иногда вечера устраивались исключительно для учеников, а часто на них собиралась публика не только из числа учащихся: присутствовали и их родители, и другие жители Новониколаевска. Вырученные на этих мероприятиях деньги на таких вечерах обычно шли на благотворительные цели. Газета «Алтайское дело» часто публиковала репортажи или объявления о вечерах в реальном училище, а также писала о том, на что будет использована выручка с них. Например, в «Алтайском деле» за 1916 год (№ 16 от 21 января (четверг), с. 3) опубликован отчёт о спектакле, устроенном 27-го и 28-го декабря 1915 г. учениками VII класса. Чистый сбор с него предназначался в равных частях на сооружение Дома Инвалидов в г. Новониколаевске, в пользу детей беженцев и на подарки военнопленным, томящимся в австро-германском плену. На вечерах, кроме прибыли от билетов, собирались пожертвования в пользу недостаточных учеников училища, на организацию сельскохозяйственной колонии и т.д.

Дисциплина в Новониколаевском реальном училище была гораздо более строгой, чем в наши дни. Педагогический совет считал одной из важнейших обязанностей ученика повиновение требованиям своих наставников. Преподаватели стремились выпустить из стен училища достойных и воспитанных во всех отношениях людей. «Школа в этот короткий период не может вырасти и окрепнуть настолько, чтобы создать себе имя, – говорили они в 1910 году. – Это имя создастся только тогда, когда её питомцы войдут в жизнь и окажутся умелыми делателями её в лучших её проявлениях»17. К воспитанию дисциплины у своих подопечных учителя подходили со всей серьёзностью, ведь таким образом они воспитывали в учащихся уважение к старшим, усидчивость, обязательность и, главное, религиозность, ведь послушание – один из важнейших постулатов православного воспитания, которому уделялось огромное значение.

Как бы ни стремились преподаватели привить дисциплину своим подопечным, они никогда не оскорбляли их личное достоинство. Вот что сказано об этом в отчёте за 1910 год:  «Ни на один момент нельзя забывать, что школа должна учить и воспитывать, не прибегая к резким приёмам воздействия на натуры, туго поддающиеся воспитанию и обучению, что часто вызывает со стороны их только упорство и, хуже того, озлобление»18. При нарушениях дисциплины не применялись наказания в той обычной форме, в какой они существовали в некоторых учебных заведениях, педагогический совет находил иные средства и пути для поднятия дисциплины учеников, хотя, как упоминается, «были и резкие проявления дурной воли, и случаи упорной лени, и безотрадной умственной неподвижности». Как сказано в «Постановлении от 19 января 1908 года о классной и школьной дисциплине», помещённом в отчёте о работе училища за 1908 год (ГАНО, Д-157, оп.1, д. № 2, с. 23), педагогический совет не рекомендовал применять даже такую меру, как высылка учащихся с урока. Это допускалось только в крайних случаях, да и то с учётом индивидуальности ученика. К тому же, преподаватель обязан был пройти с учащимся тот материал, который он пропустил, отдельно после уроков. Также не допускалась такая мера наказания, как оставление учеников в училище после конца занятий.

Не стоит думать, что если учащихся не наказывали так, как было принято в других школах, то дисциплина плохо поддерживалась. Всякое ослушание преподавателя во время урока или перемены педагогический совет считал столь серьёзным проступком, что такой ученик должен был быть немедленно удалён из училища распоряжением начальника, а сам факт непослушания – стать предметом обсуждения экстренного заседания педагогического совета. Из этого ясно, что ученики не стремились нарушать школьную дисциплину. К тому же, за поведение ставились оценки по пятибалльной системе. Снижались они за порчу казённого имущества, за препирательство с преподавателями и за неоправданные манкировки в занятиях. За тем, чтобы ученики соблюдали школьные порядки, следили классные наставники. Если учащийся плохо вёл себя на уроке, преподаватель обязательно сообщал об этом его классному наставнику, который принимал меры, чтобы этого не повторилось впредь.

Чтобы регламентировать школьную и внешкольную жизнь учащихся, их отношение к школе, к наставникам и друг к другу, педагогический совет выработал в 1908 году «Правила для учеников Новониколаевского реального училища», они помещены в отчёте за 1908 год (ГАНО, Д-157, оп.1, д. № 2, с. 37-40). Вот как, согласуясь с этими правилами, ученики должны были вести себя на уроке. При входе учителя в класс все обязаны были встать и стоять до тех пор, пока не получат от него разрешение сесть. Отвечать тоже полагалось стоя, даже если ответ был коротким. По окончании урока ученики вставали и не оставляли своих мест около парт вплоть до выхода преподавателя из класса. Оговорено также то, что ученики должны были каждый день посещать училище (или предъявлять оправдательный документ о причинах неявки) и делать все домашние задания. Возможно, такие строгости и опека покажутся сегодняшнему раскрепощенному молодому поколению чрезмерными, но результат такого педагогического воздействия очевиден: за все время существования училища известен лишь один из ряда вон выходящий случай недостойного поведения реалистов, заслуживший всеобщее порицание. Осенью 1913 года четыре ученика училища  с помощью «вымогательного письма» требовали с одного из домовладельцев 10 рублей. Ученики с позором были изгнаны из училища, причем двое из них  – без права поступления  в другие учебные заведения.   

Третья часть пунктов «Правил» посвящены религиозному воспитанию. Это подтверждает то, что оно оказывало большое влияние на понятие дисциплины и послушания. Ученики обязаны были несколько раз в день совершать установленные молитвы, по праздникам присутствовать на богослужении, а также исповедоваться и причащаться в Страстную седмицу. Для православных учеников это было частью обязанностей, которые они должны были исполнять, что подтверждает неотделимость веры от их повседневной жизни.

 

Заключение

 

Изучив содержание различных книг и публикаций в периодической печати, познакомившись с экспонатами областного краеведческого музея, музея народного образования НСО, проработав документы в архиве города Новосибирска (ГАНО), мы ощутили себя намного ближе к истории нашей малой родины, город стал ещё более родным и близким.

Жизнь Новониколаевского реального училища, основанная на принятых педсоветом правилах для учеников и инструкциях для классных наставников и пронизанная духом высокой нравственности, не могла оставить нас равнодушными. Удивляет атмосфера взаимного уважения и единодушия учащих, учащихся и родителей, в разные периоды существования училища они оставались неизменными, несмотря на трудности и лишения. Несомненно, что способствовал этому сложившийся уклад православного бытия. Анализ содержания установленных в училище правил свидетельствует о том, что в нем большое внимание уделялось выполнению Устава православного христианина, и что организация жизнедеятельности реалистов была пропитана духом православия. Глубокое впечатление производит то, что все важные события в жизни училища сопровождались молебнами, церковными служениями. При всем разнообразии приемов воспитательного процесса главной целью педагогов было вырастить гражданина будущей России, основными добродетелями, нравственными ориентирами которого стали бы, во-первых, патриотизм, и, во-вторых – монархизм. Любая возможность использовалась для укоренения этих качеств. Полученная нами в ходе исследовательской работы информация дала пищу для размышлений, для диалога с самим собой и со своими сверстниками.

Мы вершим, создаем свою историю и намечаем грани последующей судьбы. Это закон жизни. Люди, которые стояли у истоков образования в нашем родном городе, успели сделать немало. Время стремительно мчится вперед, и это течение стирает имена многих людей.  Но мы надеемся и верим, что грядущие поколения вспомнят их заслуги. Выявленная нами модель Новониколаевского реального училища помогла осознать всю важность и значимость этого учебного заведения в истории нашего города, которое и было неотъемлемой частью истории. Несмотря на прошедшие десятилетия, нам есть чему учиться у наших предков, а значит, есть что передать потомкам.

 

Список  литературы

 

1.  Справочник по городу Ново-Николаевску. – Новосибирск: ВО «Наука», 1992.
2.  Новосибирск. 100 лет. События. Люди. – Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма, 1993.
3.  Л.М. Горюшкин, Г.А. Бочанова, Л.Н. Цепляев. Новосибирск в историческом прошлом (конец XIX – начало XX в.). – Новосибирск: «Наука», 1978.
4.  История города. Новониколаевск – Новосибирск. – Новосибирск: «Историческое наследие Сибири», 2005.
5.  Новониколаевск – Новосибирск: 100 лет. – Новосибирск: «Новосибирское книжное издательство», 1993.
6.  Новониколаевск – Новосибирск: хроника в фотографиях. – Новосибирск: СП «Утилекс», 1993.
7.  С.Н. Баландин., Новосибирск. История градостроительства 1893-1945 гг. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1978.
8.  Брат А. Звёзды светят из прошлого. – Новосибирск: СП «Наука», 1998.
9.  Брат А. Сказ о городе. – Новосибирск: СП «Наука», 1998.
10.  Мелихова Н.В. Новониколаевское реальное училище имени дома Романовых/ Энциклопедия Новосибирск, Новосибирск, 2003.
11.  Цыплаков И.Ф. 500 фактов из жизни Новосибирска. // Сибирская горница, № 3, 1997.
12.  Цыплаков И.Ф. Корона сибирской столицы: Хроника исторического центра г. Новосибирска. – Новосибирск, 2003.
13.  Россия: Энциклопедический словарь. – Л, 1991 (по материалам Энциклопедического словаря Ф.А.Брокгауза и И.А. Ефрона).
14.  Л.М. Горюшкин, Г.А. Бочанова. Так начинался Новосибирск. – Н., 1983.
15.  Е.А. Кузнецова, Н.В. Мелихова. Новониколаевское реальное училище имени Дома Романовых // Проектирование и строительство в Сибири, 2005, №3 (27), стр. 49-52.
16.  Александр Фортунатов. Школьное дело // Народное образование в России. Исторический альманах. – М.: Народное образование, 2000, стр. 322-324.
17.  Анатолий Овчинников. Дума народного просвещения // Народное образование в России. Исторический альманах. – М.: Народное образование, 2000, стр. 322-328.
18.  Игорь Сучков. Судьба опасной реформы. // Народное образование в России. Исторический альманах. – М.: Народное образование, 2000, стр. 317-320.
19.  Т.И. Березина, Г.А. Старцев. Становление и развитие системы образования г. Новосибирска // Управление развитием системы образования. Журнал лидеров системы образования. – 2003 - № 1 – С. 3-15.
20.  Д. Покровский. Словарь церковных терминов. Москва, «Рипол», 1995.
21.  В.Н.Васильев, С.М.Смирнов, И.Г.Федоров. Наша вера. – М., 2003.
22. Епископ Павел. От святой купели и до гроба (Краткий Устав жизни православного христианина). Типография Уссурийской Свято-Троицкой Николаевской обители, 1915г.
23. Закон Божий. Руководство для семьи и школы. Составил протоиерей Серафим Слободской, «Сатисъ», Санкт-Петербург, 1998.

 

Периодическая печать

 

Газета «Алтайское дело»

1. 1912 г., № 6, 19 августа, воскресенье, с. 1.

2. 1912 г., № 3,  7 февраля, четверг, с. 3.

3. 1914 г., № 38,  13 февраля, вторник, с. 3.

4. 1916 г., № 16, 21 января, четверг, с. 3.

5. 1917 г., № 15, 1 января, воскресенье, с. 3.

6. 1917 г., № 3, 7 февраля, вторник, с. 3.

7. 1917 г., № 4 , 19 февраля, вторник, с. 3.

8. 1917 г., № 4, 19 февраля, вторник, с. 3.

 

Газета  «Голос Сибири»

1. 1916 г., № 6, 23 августа, с. 1.

 

Газета «Советская Сибирь»

1. 1987 г., 9 октября, № 232, с. 4. 

 

Газета «Вечерний Новосибирск»

1. 1987 г., № 259, 10 ноября.

 

Газета «Молодость Сибири»

1. 1957 г., 20 августа, с. 3.

 

Архивные документы и материалы ГАНО

Государственный архив Новониколаевской области

Ф. Д-97  Новониколаевская городская Управа, д. 3.

 Д-157, оп.1,  Новониколаевское реальное училище, дела 1-99, около 6000 листов.

 

Цитаты из дел

Д -157, оп.1, д.№ 2, с. 5, 22, с. 38, 39.

ГАНО, Д- 157,оп.1, д. № 8,  с. 2, 2а 7, с. 2а-3.

ГАНО, Д-157, оп. 1, Д. 15, с. 8, 18.

ГАНО, Д-157, оп.1. д. № 22, с. 9, 6, 16, 18.

ГАНО, Д-157, оп. 1, д.  52., с. 2, с. 28-28а

ГАНО, Д-157, оп. 1, д. 56, с. 23 а.

ГАНО, Д – 157, оп.1, д. 90, с. 2а.

ГАНО, Д-157, оп.1, д. 99, с. 5, 6



[1] Булгаков С.Н. Свет Невечерний.- М., 1994 , с.326.

[2] Лихачев Д.С. «Письма о добром и прекрасном». – М., 1989, с. 201, 203.

[3] ГАНО, Д-157, оп.1. д. № 22, с. 9

[4]ГАНО, Д-157, оп. 1, д.  52., с. 2

[5]ГАНО, Д-157, оп.1, д.№22, с. 9

[6] ГАНО, Д-157, оп.1, д.№52, с. 28-28а

[7] ГАНО, Д – 157, оп.1, д.90, с. 2а

[8] ГАНО, Д-157, оп. 1, Д.15, с. 8.

[9] ГАНО, Д-157,оп.1, д.99, с. 5

[10] ГАНО, Д-157, оп.1, д.99, с. 6

[11] Д -157, оп.1, д.№2, с. 22

[12]ГАНО, Д -157, оп.1, д.№2, с. 38

[13]ГАНО, Д -157, оп.1, д.№2, с. 39 

[14]ГАНО, Д -157, оп.1, д.№2, с. 5                                                                                                               

[15]ГАНО Д-157, оп.1. д.№22, с.14

[16] ГАНО, Д.157, оп.1, д.2, л.39-40

[17] ГАНО, Д-157,оп.1, д.№8, с. 2 

[18] ГАНО, Д-157,оп.1, д.№8, с. 2а

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 864)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела