Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Инновационный менеджмент в управлении образовательным учреждением»
Выпуск №40 Апрель 2012 | Статей в выпуске: 129


Ведущая рубрики
Все статьи автора(37) Людмила Анатольевна Кузменкина,
методист МКОУ ДОВ ГЦИ «Эгида» г. Новосибирска

Служебная командировка в Сибирь

14 апреля 2012 года исполнилось 150 лет со дня рождения выдающегося реформатора, председателя Совета министров Российской империи Петра Аркадьевича Столыпина

 

Столыпинская аграрная реформа

В начале XX века имя Петра Аркадьевича Столыпина – председателя Совета министров Российской империи – «гремело» по всей России. В историю он вошёл как выдающийся политический и государственный деятель, крупный реформатор. Прославился Столыпин в основном благодаря знаменитой аграрной реформе, позже названной его именем.

Основным пунктом аграрной реформы была переселенческая политика. Столыпин направил волну переселенцев в Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье. Только в 1906-1914 годах в Сибирь переселилось два с половиной миллиона человек. Историки квалифицируют это как «переселенческую революцию».

По мнению ученых, «ни одно из событий XIX-XX веков, не считая сооружения Транссиба, не оказало такого всеобъемлющего воздействия на Сибирь, как массовое переселение сюда в конце XIX – начале XX века». Что привело вместе с естественным приростом к удвоению численности населения Сибири.

При помощи политики переселения в Сибирь правительство пыталось решить несколько проблем. Во-первых, уход в Сибирь бедноты несколько смягчил социальное напряжение в Центральной России, улучшая условия землепользования крестьян.

Во-вторых, шло хозяйственное освоение районов Сибири, усиливая там позиции государства.

В ходе аграрной реформы за Уралом планировалось ввести частную собственность крестьян на землю и хуторско-отрубную систему землевладения. Пока земля крестьянам отводилась лишь в пользование. Но когда толпы переселенцев хлынули за Урал, они столкнулись с множеством проблем. Прежде всего, не хватало свободных участков земли. Власти не успевали строить дороги, колодцы, школы, медицинские пункты. Да и условия перевозки переселенцев по железной дороге оставляли желать лучшего.

Ученые отмечают, что «переселенческая политика Столыпина – явление противоречивое и по своим задачам, и по методам, и по воздействию на сибирскую деревню, да и на деревню европейской России».

Личность Петра Аркадьевича Столыпина и проводившиеся им реформы до сих пор вызывают споры у профессиональных историков.

 

«Здесь русской жизни бьётся пульс...»

 

Чтобы лично удостовериться, как идёт переселение в Сибирь, на что тратятся казённые суммы, изучить проблемы и подвести итоги, летом-осенью 1910 года в служебную командировку по ряду сибирских губерний и областей отправился сам председатель Совета министров, статс-секретарь Столыпин. Его сопровождали главноуправляющий землеустройством и земледелием Кривошеин и начальник Переселенческого управления тайный советник Глинка. Одной из причин поездки было резкое уменьшение (почти вдвое) количества переселенцев в 1910 году по сравнению с 1909 годом (с 619 тысяч в 1909 г. до 316 тысяч). Кроме того, увеличился процент вернувшихся домой (с 13 до 36%). И это несмотря на то, что ассигнования Переселенческому управлению возросли с 23 миллионов рублей почти до 25 миллионов. Позже в «Записке», составленной по итогам поездки, Столыпин и Кривошеин назовут одну из причин – неурожаи в Сибири и двухлетние хорошие урожаи в европейской России.

Визит премьера широко освещался в прессе. Писали, что, кроме Сибири, Столыпин посетит строительство Амурской железной дороги и даже Якутию. Но маршрут его несколько изменился.

«22 августа утром экстренный поезд № 10 с высокопоставленными чиновниками прибыл в Челябинск, – рассказывает новосибирский историк профессор Михаил Шиловский, — вечером они были уже в Кургане. Утром следующего дня была сделана остановка в Петропавловске. Визитёры углубились на 270 вёрст в глубь степного края, поднявшись на лошадях по реке Ишим до селения Явленное, знакомясь с хозяйственной деятельностью переселенцев, казаков Сибирского казачьего войска и казахов (киргиз). Утром 25 августа поезд прибыл в Омск…»

 Омичи просили содействия в возвращении избирательных прав городу, потому что Омск был лишен права выбора депутатов в Государственную думу. Премьер ответил, что на это можно надеяться.

Еврейская депутация поднесла хлеб-соль на серебряном блюде и просила помочь разрешить вопрос о свободном проживании евреев в городах. Столыпин заявил, что все возможное и от него зависящее им будет сделано.

Очень напугала Петра Аркадьевича в Омске некая особа женского пола. При въезде к переселенческой пристани из толпы неожиданно вышла женщина и быстро направилась к экипажу Столыпина. Как писали тогда газеты, «своим неожиданным эксцентричным поведением женщина вызвала некоторое смущение премьера». Он с главноуправляющим сидел в одном открытом экипаже. К счастью, это был не теракт, просто незнакомка хотела положить к ногам Столыпина листок с прошением. Председатель Совета министров сразу взял его себе.

Из Омска высокопоставленные чиновники пароходом поднялись вверх по Иртышу к Семипалатинску. Им хотелось посмотреть, как живется переселенцам в Киргизской степи, в засушливой полосе Павлодарского уезда. К тому же там случился неурожай. После принятия в Павлодаре очередной депутации, ходатайствовавшей о проведении железной дороги, министры на лошадях поехали в район засухи, чтобы лично оценить размеры помощи. Распорядились отпустить 100 тысяч рублей ссуды, выдать дополнительные пособия на домообзаведение. Поручили складам переселенческого управления заготовить хлеб.

Затем по плану был Алтайский округ. Здесь-то и жило больше всего переселенцев. «В течение трех, 1907–1909, годов почти половина (свыше 40%) всего переселения шла на Алтай», – писал потом в отчете Столыпин. Особенно его интересовали бывшие земли Кабинета Его Величества и Кулундинская степь, еще недавно признававшаяся непригодной к земледелию, а теперь насчитывающая десятки поселков.

Приятно удивил премьера создавшийся в течение одного года торговый центр – селение Славгород – с церковью, больницей, лавками, мельницами и складами сельхозорудий.

Из Славгорода начался 400-вёрстный участок по черноземной степи в сторону Камня-на-Оби. «В мёртвой прежде пустыне начинает биться пульс русской жизни. Мы проехали по 14 посёлкам Кулундинской степи. И всюду чувствовалось хозяйственное пробуждение», – сообщали путешественники в своём отчёте. В Камне-на-Оби премьер принял депутации от местных жителей и от Барнаула, просивших оказать содействие в строительстве от Транссибирской магистрали до Алтая железной дороги... Осмотрев местный переселенческий пункт, Столыпин, Кривошеин и Глинка в сопровождении местных чиновников на пароходе «Первый» по Оби отплыли в Новониколаевск...

 

Что новониколаевцы просили у Столыпина?

 

Пароход пришёл в Новониколаевск утром 31 августа. Высоких гостей на пристани хлебом-солью встречали руководство Новониколаевской городской думы и чиновники правительственных учреждений. Городской голова Владимир Жернаков произнёс приветственную речь о том, с какими чувствами встречают премьера новониколаевцы.

Столыпин не мог не посетить наш город. К тому времени он входил в пятерку самых крупных городов Западной Сибири. Здесь насчитывалось около 56 тысяч жителей. И так как Новониколаевск находился на перекрестке железнодорожных, речных путей, то через него двигались толпы переселенцев, направляющихся на Алтай, на восток и вниз по Оби. В городе имелся переселенческий пункт. Он представлял собой огражденные забором бараки, между которыми росли одинокие деревья. Здесь же располагались медпункт, столовая, склад сельскохозяйственных машин, контора переселенческого чиновника.

Переселенцев провозили от станции к баракам для прохождения карантина. Постепенно эта дорога заселилась, а улица получила название Переселенческой. Сейчас эта улица 1905 года. Вот по ней-то и ходил Столыпин, когда решил лично проверить новониколаевский переселенческий пункт.

Но вначале председатель Совета министров встретился с представителями городской думы, которые решили воспользоваться случаем и попытаться решить наболевшие проблемы. Это устройство водопровода, мощение городских дорог и преобразование Новониколаевска в уездный центр. Столыпин благосклонно отнесся к просьбам, «обещал своё содействие» и «выразил уверенность в скором удовлетворении этого ходатайства».

Газета «Сибирские отголоски» сообщила, что представители города высказали пожелания о скорейшем введении земства в Западной Сибири, ссылаясь на то, что «переселенцы, явившиеся из земских губерний России, являются не новичками в земском деле, а людьми, привыкшими работать при содействии земских учреждений. Кроме того, преобладающее население Томской губернии – великороссы, недавние жители европейской России. В большинстве они знают, какую великую помощь оказало земство в поднятии культурности народа...»

Одним из главных вопросов, с которыми обращались к премьеру жители сибирских городов, был вопрос о строительстве Алтайской железной дороги. Новониколаевцы хотели, чтобы она имела направление Семипалатинск – Барнаул – Новониколаевск, с веткой на Бийск. Томичи же мечтали, чтобы дорога была проведена от Барнаула до Томска с пересечением Транссиба у станции Болотное и с ответвлением от села Гутово до села Кольчугино Кузнецкого уезда.

Городской голова Жернаков подал Столыпину докладную записку, где почтительнейше просил «Ваше Высокопревосходительство о скорейшем разрешении вопроса о железнодорожном строительстве в Алтае и оказать своё содействие в осуществлении направления, защищаемого алтайскими городами, как наиболее соответствующего интересам не только торговли и промышленности края, но интересам общегосударственным».

Пётр Аркадьевич пробыл в нашем городе всего несколько часов. За это время он успел осмотреть, кроме переселенческого пункта, собор Александра Невского, строящийся городской торговый корпус (ныне Краеведческий музей), депо добровольно-пожарного общества, тюрьму, сельскую лечебницу и холерный барак.

Последнее было довольно рискованным мероприятием, поскольку в то время в Новониколаевске насчитывалось 43 человека, больных холерой. «За сутки с 30 на 31 августа заболело семь человек, умерло – пять, выздоровел один...» В других сибирских городах премьер-министр тоже осматривал холерные бараки.

Однако простой люд до председателя Совета министров не допустили. В городе были приняты строжайшие меры безопасности. В газете «Сибирские отголоски» уже после отъезда Столыпина появилась такая заметка: «Для широких городских масс населения посещение Новониколаевска П.А. Столыпиным осталось почти незаметным, а на станции... меры предосторожности так были усилены, как будто премьер ехал не по родной стране, а где-то в стане воюющего неприятеля. Посторонних на станции никого. Всем агентам станции и депо были выданы именные билеты за подписью жандармского ротмистра. Без этих билетов никто не смел и не смеет показываться до 15 сентября в полосе станции и по служебным надобностям. Такая «бдительность» исключает всякую возможность для П. А. Столыпина увидеть подлинную Сибирь с ее вековыми нуждами, а это обстоятельство в значительной степени обесценивает его длительное путешествие».

А может, не зря так охраняли премьера в Сибири, ведь через год, в начале сентября 1911 года, он был убит в Киеве террористом Богровым...

 Из Новониколаевска столичные гости на поезде поехали в Томск. Там  премьер-министр встречался с преподавателями и был в студенческих общежитиях. На совещании с представителями города, биржевого комитета и Сибирского речного пароходства решали вопрос о направлении новых железных дорог.

Дальше путь чиновников лежал в Мариинск, снова в Омск, потом в Екатеринбург и Пермь. Хотя в Восточной Сибири очень надеялись, что премьер доедет и до них. Ходили слухи, что в Красноярске-то он точно будет. Но не доехал… 

Всего за десять суток министры побывали в шести уездах четырех губерний и областей, где, сделав более 800 верст на лошадях в сторону от железной дороги и водного пути, видели несколько районов, весьма различных по условиям заселения.

 Свои впечатления и предложения Столыпин и Кривошеин сформулировали в «Записке», которая уже 9 ноября 1910 года была распространена среди депутатов 3-й Государственной думы. Столыпин писал, что «лучше всего живется переселенцам на бывших Кабинетских землях Алтая». В «Записке», в частности, предлагалось отводить земли в собственность и распространить на Сибирь законы о разрушении общины. Этим реформам, однако, не суждено было сбыться.

 

Памятник Столыпину

 

В отличие от Новосибирска, на Алтае широко отметили 100-летие со дня визита Петра Аркадьевича Столыпина. В Барнауле прошла международная научно-практическая конференция «Роль аграрных реформ П.А. Столыпина в освоении Сибири и Дальнего Востока».

Ученые Алтайского государственного университета представили монографию «Столыпинская аграрная реформа и Алтай», над которой работали около шести лет. Итогом аграрной реформы, по мнению авторов монографии, стало освоение Кулундинской, Бельагачской и Коростелевской степей и других мест Алтая и формирование региона как важнейшего аграрного центра страны.

А в городе Славгороде произошло сразу два важных события. Здесь открыли памятник Петру Столыпину. Трехметровый монумент изготовлен из красного мрамора алтайским скульптором Николаем Звонковым. В Славгороде появился и Памятный знак к 100-летию основания города, который своим появлением обязан именно Петру Столыпину.

На вопрос: «В чем самое главное достижение Столыпина-реформатора?» – доктор исторических наук, профессор Алтайского государственного университета Юрий Гончаров ответил:

– Он дал людям возможность полноценно работать. Если сейчас каждый из нас получит такую же возможность, жизнь в России, безусловно, улучшится. 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 7)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела