Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Инновационный менеджмент в управлении образовательным учреждением»
Выпуск №40 Апрель 2012 | Статей в выпуске: 129


Расширенное заседание Новосибирского отделения
Международной академии исследований будущего

8 февраля 2011 годаг. Новосибирск

 

ПОВЕСТКА ДНЯ:

  1. Информация о Международной академии исследований будущего.
    Вступительное слово.
    председатель Новосибирского отделения МАИБ Чистяков В.М.
  2. Стратегические проблемы ранней подготовки молодежи города к активному творчеству и возможности формирования в первой половине XXI века для творческих молодых людей социальных лифтов в условиях Новосибирска.
    Докладчики:
    директор Тьюторского центра «Свой путь» Сергей Анатольевич Степанов,
    научный руководитель ЦРО «Умка» к.ф.н. Светлана Владимировна Гольцер.

Место проведения: Новосибирский информационный центр по атомной энергии.

ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ

Присутствовали:

Члены Новосибирского отделения МАИБ: Чистяков В.М., Асиньяров Г.З., Канн С.К., Кричевский А.И., Михайлов В.В., Руди В.А., Рыманов Ю.А., Саратовкин В.Д., Тюнюкова Е.В., Чепель Т.Л.

Приглашенные эксперты и заинтересованные представители:

Из органов власти: Карпов В.Я. – заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области, Скосырский В.А. – начальник Экспертного управления мэрии города Новосибирска, Терехов И.Е. – председатель Комитета по труду мэрии Новосибирска.

Из сферы социальных наук: академик РАЕН, Заслуженный врач РФ, д.м.н. Толоконская Н.П. – президент РОО «Институт Человека»; Елашкина А.В. – руководитель теоретического отдела лаборатории информационных технологий «Ноолаб» и член правления совета НГОО «ЦРО «Умка»; Калашников В.В. – директор Сибирского научно-инновационного института государственного управления, предпринимательства и права; Ливенец А.Г. – директор РОО «Институт Человека»; Скалабан И.А. –  доцент кафедры социальной работы и социальной антропологии Новосибирского государственного технического университета.

Из сферы развивающего образования: Гольцер С.В. – научный руководитель «ЦРО «Умка»; Бахтинова С.Б. – учитель русского языка и литературы «ЦРО «Умка»; Иванова Н.Ю. – директор АНО «Центр образовательных технологий ИВЭН»; Кузнецова Н.И., учитель математики «ЦРО «Умка»; Нек А.Е. – генеральный директор НПО «Межвузовское пространство готовых решений»; Степанов С.А. – руководитель Тьюторского центра «Свой путь».

Из сферы производства и бизнеса: Андреева Н.А. – директор Городского центра творческого проектирования; Коренблит Е.В. – директор СРО НП «Изыскательские организации Сибири»; Орехов А.В. – директор Новосибирского филиала НП Центр реализации стратегий «МетаКонсалтинг»; Старцев Г.А. – руководитель Новосибирского информационного центра по атомной энергии Госкорпорации «Росатом».  

От общественных организаций: Каверзина С.В. – член попечительского совета НГОО «ЦРО «Умка»; Кривенков В.И. – председатель правления Межрегиональной общественной организации инвалидов «За равные возможности»; Потапович Б.С. – председатель Совета ветеранов мэрии города Новосибирска; Сухова Т.А. – председатель Новосибирской общественной организации «Центр развивающего обучения «Умка».

Представители учащихся ЦРО «Умка»: Глеб Черепанов, Михаил Ковалев, Андрей Богдашев, Влад Арешкин, Николай Доленко, Мария Косулина.

Перед началом заседания руководитель Новосибирского центра по атомной энергии кандидат педагогических наук Геннадий Алексеевич Старцев ознакомил участников собрания с концепцией Госкорпорации «Росатом» по созданию информационных центров популяризации технических знаний среди детей и молодежи в регионах расположения действующих и строящихся объектов атомной энергетики. Собравшиеся совершили экскурсию в высокотехнологичный мультимедийный кинотеатр Центра, сочетающий панорамную 3D-проек­цию, компьютерную графику и анимацию, стереозвук, интерактивные консоли и персональные мониторы. Им были продемонстрированы фрагменты фильма «Мир атомной энергии» и занимательной интерактивной игры «Собери атомный реактор».

Расширенное заседание Новосибирского отделения МАИБ открыл председатель бюро отделения В.М. Чистяков. Он кратко рассказал для приглашенных об истории МАИБ, формировании ее Российского отделения – Академии прогнозирования, представил членов новосибирского отделения академии и направления их работы.

Переходя к главному пункту повестки дня заседания, В.М. Чистяков связал ее с темой межпоколенного взаимодействия в городском сообществе, указав на возникший после радикальных социально-экономических реформ в России разрыв в ценностных установках молодого и старшего поколений горожан. Следствием такого разрыва является нарушение естественного воспроизводства институциональных систем города, перекосы в профессиональной ориентации молодежи, потери наиболее талантливых новосибирцев, уезжающих из города, а часто и из страны, кадровый голод, прежде всего в инженерии и промышленном производстве. Отметив исключительную сложность этой проблемы, ведущий обратил внимание аудитории на имеющийся в Новосибирске положительный опыт в направлении инновационного образования детей и молодежи, позволяющий при его широком распространении наметить некоторые пути поиска решений сокращения межпоколенного разрыва. Им названы авторская школа «НооГен» в системе дополнительного образования и созданный на ее методологической основе Городской центр проектного творчества. Другой интереснейший опыт накоплен в Центре развивающего обучения (ЦРО) «Умка» в средней общеобразовательной школе, где используются методы развивающего обучения и тьютерства. Уникальность школы «Умка» заключается в наличии при ней также официально зарегистрированной общественной организации родителей, которая активно участвует в образовании и воспитании детей. Этот опыт лежит в русле искомых подходов к решению проблем межпоколенного взаимодействия. Поэтому бюро отделения МАИБ предложило директору тьюторского центра «Свой путь» Сергею Анатольевичу Степанову, сотрудничающему с «Умкой», и научному руководителю ЦРО «Умка» Светлане Владимировне Гольцер подготовить постановочный доклад для сегодняшнего заседания. На наше заседание приглашены родители и ученики этой школы, которые тоже готовы принять участие в обсуждении. Члены нашей академии и приглашенные эксперты имеют большой опыт работы с детьми и молодежью. Наша задача сегодня, по крайней мере, начать разговор о том, как в нынешних условиях и в перспективе создать условия, а возможно и механизмы взаимодействия поколений, как научить детей и молодежь воспринять духовные ценности, которые создал наш народ, и быть продолжателями великих дел отцов и дедов.

С.А. Степанов с докладом «Развитие творческих способностей и формирование социальных лифтов для талантливой молодежи Новосибирска».

В своем докладе я остановлюсь лишь на двух аспектах. Первый аспект – это развитие творческих способностей, а второй – капитализация тех достижений, которые мы вырастили. Простой факт, 200 тыс. молодых людей покидают страну каждый год. Это данные счетной палаты РФ. Поскольку я сам выходец из физматшколы, то для меня это значимо! Если мой выпуск 1984 года остался в России, то выпуск 1992 года, по нашим данным, на 70% работает на транснациональные компании. Где же будут работать наши дети? Если посмотреть график миграции по Новосибирску, то мы увидим интересный сдвиг: молодые 15-19-летние  ребята приезжают, учатся и в 20-26 уезжают. Спасибо городу Новосибирску!

Когда молодой человек решает уехать, то его решение определяется ценностными установками. Я решил посмотреть срез целевых установок молодых людей. На первом месте стоят три вопроса: вопрос социального обеспечения, вопрос поиска самореализации и вопросы  здоровья (этот приоритет приходит к 26 годам). У старшего поколения на первом месте стоят ценности передачи своего опыта. Казалось бы, поколения должны встретиться, но увы... Возникает вопрос: «Почему они не встречаются?».

Видимо ответ где-то в социальном устройстве, поэтому разговор о социальном лифте важен, так как нет социальных форм, которые позволяют вести диалог поколениям.

Я встретил в Интернете дипломную работу пятикурсницы из Новосибирского университета экономики и управления. В этой работе типизируются установки молодежи Новосибирска. Часть молодых людей живет прошлым:  молодежь питается рассказами старших о том, как прекрасно решались «тогда» все проблемы – «была такая сильная страна». Вторая группа агрессивна по отношению ко всем нововведениям, это «критики». Третья группа – «отчаявшиеся», они уходят в пьянство и наркоманию, четвертая группа – это религиозная группа молодых людей, которые ищут спасения в сектах, увлекаются магией и колдовством. И выделяется  пятая группа молодежи, которая понимает, что только с помощью собственной активности она может решить свои и общественные проблемы.

Вывод, который делается в этой работе, компактен, очевиден и интересен одновременно: молодой человек формируется как личность, только если он определен как член конкретно-исторического общества. Таким образом, мысль о том, что если молодой человек видит себя в  векторе истории, то он будет обсуждать вопросы созидания и творчества, устремленного в будущее, положена мною в качестве основного тезиса. И я стал смотреть, а есть ли в городе ресурсные площадки, которые бы вписывали молодых людей в исторические процессы развития города.

1.      Первый пример такой площадки я узнал у В.М. Чистякова – это городской молодежный семинар при мэрии. Когда мы посмотрели на судьбу активных ребят, которые там проработали, мы увидели, что все они остались в городе и работают среди нас. Участвуя в решении проблем города, эти ребята нашли себя, они смогли вписать собственную жизнь и карьеру в жизнь города.

2.      В начале 90-х в образовательной системе было много экспериментов, которые создавали новое пространство учительских практик. Я сам выходец из таких площадок и мне стало интересно проследить, какую роль играло образование в диалоге между поколениями. С образованием связывались всегда определенные надежды, так, до 60-х годов достаточно было среднего образования, чтобы реализовать себя, затем потребовалось получать среднее специальное образование, до 90-х высшее образование было приоритетным в выборе молодежи, сегодня высшее образование – недостаточное условие для самореализации. Возникает вопрос о каких-то новых знаниях и развитии.

Возможно ли в системе образования построить иную схему, когда взрослый человек не организует просвещение, а с детьми  начинает строить путь развития ребенка? Проектировать жизненный путь. Такая организация была создана в 1993 году в Бердске. Организован разновозрастной класс «Свой путь», базовыми принципами которого были: вписанность ребенка в контексты исторического развития, взаимообучение и концепция сотрудничества: мы с тобой строим метод, коллектив, жизненный путь и так далее. Несколько лет работы по тьюторской технологии дает следующие результаты, которые традиционное обучение не имеет.

-                   Способность  саморегуляции: дети выздоравливают даже при многолетних хронических заболеваниях (астма, гастрит, внутричерепное давление). Потому что меняется учебный процесс и отношение к жизни.

-                   Способность самообучения. Способ планирования своей деятельности приводит к тому, что, приходя в вуз, за неделю семестровый предметный курс осваивается.

-                   Способность самоорганизации: дети умеют выстраивать свое пространство отношений и место в социуме.

3.      2005 год,  в Новосибирске молодежное движение рождает новую деятельность. В итоге возникает программа «Территории развития» со «Школой социального предпринимательства». Это областной проект, в котором молодые люди, обладающие хотя бы толикой энергии, проектируют для себя место в новосибирском социуме. Ребята находят себя, как показывает пятилетний опыт работы.

Таким образом, крупицы опыта есть, ресурс на развитие  есть, но системного решения не возникает, потому что это уровень задач не только одной организации. Для системного решения нужно смотреть разносторонне, так как одна организация не может работать с социумом и промышленностью, инициируя их возникновение и деятельность, она может туда привести детей и направить, но содержательно организовать – это маловероятно.

Как организовать встречу молодой энергии, чтобы оно продолжало историю города и строило свою жизнь – вот вопрос, на который мы должны начать отвечать.

Спасибо за внимание.

С.В. Гольцер (содоклад): В моем дополнительном к докладу сообщении я попытаюсь кратко рассказать о том, что такое Центр развивающего обучения «Умка». «Умка» – это сложно организованное и постоянно преобразовывающееся сообщество детей, учителей, тьюторов и родителей. Ключевые слова – сообщество и преобразование.

Родители – заинтересованные мамы и папы, которые могут брать на себя задачу формулировать образовательный заказ и помогающие его реализовывать активным участием в жизни сообщества по правилам и нормам, которые породили сами в результате становления этой общественной организации.

Дети у нас обычные. На входе мы НЕ тестируем детей на умение читать, писать и считать, зато ищем детей, которые достаточно долго могут решать бытовые задачи, которые знают игры по правилам и умеют в них играть.

Учителя в «Умке» профессионалы, умеющие работать в проблемном поле задачи, находить вместе с детьми разные ходы решения, разрабатывать новое предметное содержание, проигрывая его на себе, задавать высокие образовательные стандарты внутри школы.

Тьюторы – это специалисты, умеющие обустраивать детское взросление, самоорганизацию, могущие работать с родительскими опасениями по поводу взросления детей, требовать от учителей учитывать особенности развития ребенка.

Таким образом, при всей полисубъектности и разнонаправленной деятельности нашего сообщества можно выделить следующие его инварианты:

– все субъекты сообщества могут работать в задачном поле с несколькими неизвестными и понимать при этом, как они решают задачу и зачем;

– у тьюторов, родителей, учителей и детей есть ценность игрового способа освоения нового и ценность вопросительного отношения к миру;

– мы все рефлексивны и умеем договариваться о правилах и нормах бытия сообщества.

Поскольку «Умка» – это детско-родительская школа, нам в какой-то мере удается работать и с проблемой межпоколенческих разрывов, создавая специальные места в школе, где дети встречаются с родителями-трансляторами социокультурных образцов и традиций. Это очень энергоемкая работа, так как мы все учимся друг у друга: родители и учителя у детей, дети у родителей и учителей, и так далее. В процессе такой взаимной учебы мы движемся вперед, оставляя удавшийся опыт и технологизируя его, а ошибки анализируем и учитываем при дальнейшем проектировании.

Образовательное пространство «Умки» формируется деятельностным проживанием предмета, детско-детским сотрудничеством, тьюторскими практиками, родительским попечением и детско-родительскими встречами-событиями. Образовательные технологии: деятельностной урок, предметные погружения и интенсивы, детско-взрослые проектировочные семинары, исследовательская деятельность, коммуникативные бои.

Что происходит с детьми, попавшими в наше образовательное пространство и полноценно его прожившими? Они задают вопросы, хотят понимать как устроены те или иные системы, им интересно вместе с взрослыми обсуждать проблемы литературы и физики, социологии и геополитики, они могут помогать малышам осваивать законы математики, они владеют коммуникативными способностями и могут быть групповодами в образовательных оргдеятельностных играх и так далее.

И куда же они все эти способности несут? В вуз? Но все это там не пригождается. А мы с вами знаем, что детьми забывается все, что так или иначе невостребовано в их собственной деятельности.

Значит, наш выпускник стоит перед необходимостью забыть все, чему он образовался, потому что эти способности – универсальные и образовательные, а не обученческие. Но опыт сопроектирования своей интеллектуальной и эмоциональной жизни со взрослыми – это опыт, от которого отказаться очень трудно, поэтому дети наши уезжают в столицы и за рубеж, где, по их мнению, они с этими способностями будут востребованы. Востребованы они или нет на самом деле – это другой вопрос, но они уезжают.

Мы делали социологический опрос – хотели выяснить, какое предложение общества будет для них определяющим, чтобы в нем оставаться жить и работать: дети выбирали из высокого дохода, профессиональной реализации, возможности быть причастным властным структурам и возможности быть причастным процессам проектирования развития социума. Этот опрос делался в нашей школе и школе 202.

80% ребят «Умки» с 7 по 10 класс выбрали профессиональный рост и возможность проектировать важные для социума процессы как привлекательные для себя в будущем.

В 202 школе – профессиональный рост выбрало 80%, а возможность влияния на принятие решений – 10% . Комментировать это, наверное, можно по-разному, можно ставить под сомнение чистоту эксперимента, но несомненно, что сопроектировочная деятельность для наших ребят является важной самоценностью.

Замечу, что это ребята 14-16 лет. Они уже в этом возрасте любопытствуют о том, как устроен взрослый мир. А он в ответ молчит или приговаривает: «Вот вырастешь, поймешь». Эта не встреча городского сообщества и детской части «Умки» – серьезная проблема. Надеюсь, она найдет отклик в предложениях экспертного сообщества. Спасибо!

ОБСУЖДЕНИЕ ЭКСПЕРТАМИ ПОСТАВЛЕННЫХ ПРОБЛЕМ:

Н. П. Толоконская: Важность поставленной проблемы трудно переоценить. Разрыв поколений достиг катастрофических размеров. Старшие убеждены, что они учат младших, а младшие родились с совершенно уникальным сознанием, которое выше сознания поколений предыдущих! И при такой уникальной молодежи, которая способна на невероятный успех, мы видим много трудных, неразвитых, несчастных, больных, фактически сломленных людей. Что же делает их таковыми, причём уже в малом возрасте? Понимание этого стало приходить ко мне через собственных внуков. Если раньше всегда работал заложенный в обществе механизм связи поколений и передачи через поколения, то сегодня этот механизм перестал работать. Надо было сильно постараться, чтобы сломать его.

Недавно мне в руки попала речь основателя Томского университета Василия Марковича Флоринского «Границы человеческой жизни», прочитанная им перед собранием Томского общества естествоиспытателей 22 сентября 1891 года. Пути расширения границ человеческой жизни и достижения благоденствия человечества Василий Маркович видел во всестороннем прогрессе здравоохранения, экономики и нравственности. При этом он особо выделял миссию поколения, которое передает молодежи тайну жизни, подчеркивая, что способ такой передачи не выражается в словах.

Мне мало знаком термин «тьютор», я более приемлю выражение «гуманная педагогика», не предполагающая диктовку сценариев жизни снаружи, чем занимается, в силу своей отсталости, сегодняшнее наше образование. Еще больше мне по душе распространенная в сегодняшнем мире технология коучинга, которая в целях максимального повышения эффективности жизни человека предполагает раскрытие его потенциала.

Понятие «коучинг» было введено английским бизнесменом и консультантом сэром Джоном Уитмором, и дословно на русский язык его можно перевести как «наставление, подготовка, тренировка». Коучинг помогает человеку находить и использовать свои ресурсы для решения абсолютно любой проблемы. В коучинге работа человека, решающего свои проблемы происходит при помощи и поддержке наставника – коуча. Коуч – это человек, помогающий другому человеку своим поведением, своим отношением и способствующий раскрытию сознания этого человека, которое становится приемником всех интегрированных под конкретную мечту планов его жизни.

Когда в сегодняшнем докладе я услышала примеры ориентации молодежи, то отметила в них общее: ни одно направление не связано с собственным видением жизни. В чем же основа образования, которое мы все должны принять? Лучший образец высшего образования состоит из двух частей. Одна – это профессиональное знание какого-то предмета, дела. Но она совсем становится непригодной в жизни, если нет другой части – формирования навыков жить, обучения практике учебы, то есть того, что как раз и реализует коуч. Современные учителя – замечательные люди, хорошие профессионалы, но они не всегда могут научить видению жизни, и в этом я вижу суть проблемы.

Я пришла к этому видению врачеванием. Сколько бы ни говорили больному врачи: «Вы можете излечиться полностью!», ему не выздороветь под диктовку, он должен настроиться на излечение, самоорганизоваться, и лишь тогда он исцелится совсем. Но это будет самоисцеление. Говоря иначе, врач должен быть коучем. Технология коучинга дала большие результаты в спорте и бизнесе. Теперь нужно овладеть методами привития навыков проектного мышления и нашей сфере, так как они дают персональное видение будущего, ресурсное отношение к ситуации и импульс к достижению собственных результатов. Во врачевании нужно научить не спрашивать «почему я такой больной и несчастный», а тому, «как стать здоровым и счастливым». Это и есть технология коучинга.

Академик Казначеев, будучи носителем интегрального системного знания многих научных дисциплин, считает, что для перепрограммирования мышления на продуктивный лад нужен всего месяц. Однако такими методиками пока не владеют ни медицина, ни образование. Вторая Интерра в сентябре прошлого года дала нам возможность познакомиться с Международной академией коучинга, возглавляемой Мэрилин Аткинсон. Я пригласила её, потому что в то время создавала авторский цикл для врачей «Формирование здорового образа жизни», и мне потребовалось внести в него идею коучинга, дающего быстрый эффект. Коучинг нужно внедрять в здравоохранение, как и образование. Кстати, здравоохранение – это тоже образование, или обучение здоровой жизни.

Тьюторство и коучинг – это технологии XXI века, которые направляют движение человека к мечте. Простые житейские примеры демонстрируют, что разрыв поколений проявляется и в том, что взрослые часто отказываются от мечты, а дети знают, как поступать правильно. В докладах приведен пример, когда один ребенок учит другого ребенка. Это находка. Дети умеют учить, не затрачивая слов. Дети – наши учителя. В постановке образования и здоровья нужно ориентироваться на них. А взрослые будут подтягиваться. У каждого из нас есть все ресурсы для реализации своих идей и целей. Поэтому каждого человека можно обучить делать наилучший выбор из всех возможных, так как каждый человек позитивен и стремится к достижению счастливого настоящего и будущего для себя и своих близких, и это важно для развития цивилизации в целом.

Предлагаю свою помощь и приглашаю к сотрудничеству.

А.В. Елашкина: Хочу выступить с позиции родителя ученика «Умки». Для нашей общественной организации родителей вопрос, который сегодня в повестке дня, актуален. Мы часто обсуждаем разрывы между поколениями, причем даже не в глобальном масштабе, а между поколениями учеников, например, между девятым и седьмым классами. Например, недавно мы обсуждали, почему семиклассники «Умки» не участвовали в турнире юных физиков вместе с девятиклассниками. Девятиклассники уже «прорвались» к вершинам физики, определились по направлениям, у них идет очень содержательная работа. Мы говорили, как семиклассники будут включаться.

Подобные ситуации нередки. Дети, что ушли вперед, оглядываются на слабых, но как подтянуть их до своего уровня не знают. Я говорила о создании самоорганизующегося сообщества, где младшие сами включаются в работу старших, а старшие видят в них ресурс и соратников, в результате этот социальный маховик начинает крутиться. На это мой собственный сын заявил: «Мама, ты хочешь построить вечный двигатель».

Да! Наша задача придумать такой «вечный двигатель», когда младшие сами включаются в работу, а старшие сами идут на контакт. Приведу пример моей семьи, в которой есть взрослые и дети. Я из пятого поколения новосибирцев. Мои прадеды приехали из Колывани, когда строился мост и поселение только лишь зарождалась. У нас инженерная династия, мои предки, и родители, и деды были связистами, главными инженерами проектов. Я тоже проектировщик. С детских лет видела, как эту работу делает отец и его коллеги – инженеры. И очень естественно вошла в семейную профессию. Никакого другого способа самоорганизации связи поколений другого, кроме естественного включения детей во взрослую проблему, я просто не знаю. Формы же такого включения можно обсуждать. Они уже есть в нашем городе. В НООГЕНе, когда взрослые при детях формулируют проблемную ситуацию, и честно не знают, как ее разрешить, дети включаются и вместе с взрослыми находят решение. У нас на погружениях в «Умке» взрослые перед доской честно не знают, как решить задачу, и тоже происходит включение ребенка в поиск решения. Организация совместной работы над проблемами детей и взрослых, как это делается в «Умке», вот модель самоорганизации связи поколений.

А.И. Кричевский (профессор Новосибирского госуниверситета экономики и управления): Вы сказали, что у вас несколько детей. Разрыв какой?

А.В. Елашкина: старшему 16, а младшему 2.

А.И. Кричевский: Я почему спросил. Прежде в наших семьях существовал такой лифт. В семье был и первоклассник, и пятиклассник, и семиклассник. Мы это все потеряли, семьи стали малодетными. Отсюда и проблемы, о которых Вы говорите.

А.В. Елашкина: Согласна с Вами. Но если сегодня в семье уже нельзя опереться на естественный ход передачи опыта из поколения в поколение, эти процессы нужно проектировать. Например, проектировать детские дворы. Разработать «социологию двора», специально этим заниматься, как это, к примеру, делается в «Умке».

Г.З. Асиньяров (научный руководитель Городского центра проектного творчества): Мне тоже кажется, что существовавшие естественные лифты порушены. Приходится формировать искусственные среды, в которых это как-то можно восстановить. Опыт работы с таким восстановлением, как замечено, есть и в нашей работе со школьниками и студентами. Мы можем делать это тоже в локальной среде, и уже несколько лет делаем. Но возникает другая проблема у молодежи и во всей окружающей жизни – это проблема употребимости, то есть вхождения в реальную жизнь. Создав искусственную среду, мы можем получить много интересного. Но затем наступает момент встречи с настоящей реальной проблемой. Она-то и оказывается нередко неразрешимой.

Я вижу несколько аспектов, которые есть смысл здесь обсуждать. Существует практическая проблема, связанная с отъездом молодежи из Новосибирска и России. Молодежь уезжает потому, что где-то там больше платят, лучше условия, больший комфорт, стабильный заработок. Все это для молодых очень важно. Часть моих учеников тоже уезжает, считая, что у нас по меркам прагматики, содержать семью невозможно. Прагматика оказывает очень мощное влияние на всех нас, на наших детей, студентов, выпускников. Как выходить из этой ситуации? Мне кажется, что выход в том, чтобы понять сущность этой прагматики и начать реализовывать конкретные прагматические цели, привлекательные для молодежи. Иными словами, пока у нас не появится инновационного бизнеса в стране, который обеспечивает требуемую прагматику теми стандартами, которые должны быть, наши усилия по закреплению молодых в узком кругу социума бесполезны.

С одной стороны, это надо понять, с другой найти способы, как добиться высоких бизнес-результатов. Как начать это делать, когда нет необходимых условий. Предлагаю гипотезу. Она состоит в том, что очень хорошей зацепкой остаться на территории являются амбициозные планы развития данной территории. Если у молодого человека есть свой проект на освоение территории в своем городе, он останется, а если нет, только одни амбиции, то не останется.

Наш Городской центр проектного творчества ориентирован на то, чтобы молодые люди имели творческие проекты на изменение окружающего мира, в котором они живут. Мы стремимся к тому, чтобы эти проекты были направлены на позитивное изменение реальных систем города, производственных, инфраструктурных, социальных, управленческих, например, территориального самоуправления, или ТОСов, на решение проблем безопасности, эффективности, экономии и т.д., то есть туда, где молодому человеку можно выработать проект и стать его носителем. Конечно, делать это непросто, потому что многое делается не сразу и долго. Но если какую-то часть работы сделать достаточно быстро, и при этом станет ясно, что проекты вырастут в действительно серьёзные бизнес-планы молодых людей, которые изменят нашу жизнь, можно ожидать снижения доли уезжающих из Новосибирска.

В.А. Скосырский: Я давно в обсуждаемой сегодня теме: и в Умку мы недавно пришли, и с НООГЕНом вместе начинали. Эта тема настолько актуальная, что многие в городе занимаются ею параллельно, дополняя друг друга. Спасибо академии прогнозирования. Она аккумулировала проблемы, подготовила прекрасные доклады, которые задали тон, сконцентрировала профессиональные силы, которые помогут продвинуться в понимании процессов межпоколенного взаимодействия и разработке необходимых мер по закреплению в будущем молодежи в городском сообществе.

Как руководитель экспертного управления мэрии, могу подтвердить, опираясь на соцопросы, результаты аналитических исследований и обсуждений, что векторы устремлений молодежи получить хорошее профессиональное образование в Новосибирске и, не найдя себя здесь, искать судьбу вне города, действительно существуют. Больший процент выпускников наших вузов уезжает в Москву, затем – Санкт-Петербург, и за рубеж. Это три главных очага внимания молодых людей, которые хотят реализовать себя в жизни.

Тема взаимодействия поколений в Новосибирске меня волнует: поскольку я сам «продукт» этого города эпохи социализма и нового времени. И мне не все равно, что будет на этой территории в будущем. Впрочем, наш город всегда творил свое будущее, привлекая и выращивая людей неординарных и выдающихся. Достаточно назвать Кондратюка, работавшего в Новосибирске, и именно здесь опубликовавшего свою главную работу, по которой была осуществлена посадка на Луну. Город практически с самого рождения умел ставить стратегические цели и добиваться их реализации. Потому и стал миллионником в историческое мгновение в 69 лет, опередив в темпах роста другого чемпиона мира Чикаго. И эта генетическая самость Новосибирска до сих пор является силой побуждающей нас всех творчески решать, казалось бы, неразрешимые проблемы и развивать город, вопреки трудностям и внешним неблагоприятным факторам.

Уверен, что и в рассматриваемой проблеме нужные результаты обязательно будут. Расскажу об одном из подходов к решению, к которому причастен. В 2006 году руководители  ряда предприятий, включая институты Академгородка, обозначили проблему: во многих городских школах отвратительно готовят ребят по физике. Поэтому у абитуриентов нет интереса к техническим специальностям, а поступившие в технические вузы с большим трудом осваивают необходимые предметы. Наряду с мерами в образовательной системе возникла идея создать общегородской центр по физике и астрономии, мы назвали его Астрофизический центр, куда можно было бы привлекать широкие массы школьников, и на каком-то этапе осуществлять там спецподготовку. Эту идею сразу же одобрил мэр. Собралась группа единомышленников, создали концепцию, получили небольшие деньги на рабочий проект и разработали его, правда, как раз к началу финансово-экономического кризиса. Но не в духе новосибирцев распрощаться с мечтой. Тем более, что нам сопутствовал Его величество Случай. Приближался юбилей полета Юрия Алексеевича Гагарина, и мы обратились к космонавтам, с которыми у Новосибирска давние творческие связи. Они оказали содействие, и мы попали с нашим действительно очень удачным проектом Астрофизического центра в федеральную программу, получив на строительство 200 млн. рублей федеральных денег. Соучастником проекта стали мэр и губернатор (в то время еще Толоконский). Сегодня 310 млн. бюджетных денег уже есть, строительство начато. Мы намерены завершить его уже в текущем году.

В этой связи я обращаюсь к членам Академии исследования будущего и присутствующим здесь специалистам по развивающему обучению с просьбой задуматься, как получаемый городом инструмент – новый Астрофизический центр на Ключ-Камышен­ском плато – нам использовать наиболее эффективно. По проекту там будет современнейший планетарий со звездным небом, обсерватория, зал с 3-D экраном, ряд физический приборов, например, маятник Фуко. Но этого уже мало! Нужны еще тьютерские сценарии, чтобы любой ребенок, войдя в Центр, с порога стал бы увлеченно познавать многообразный физический мир Земли и космоса в игровых и одновременно экспериментальных ситуациях, работая с приборами, в этом научно-техническом парке.

Хочу также сказать, что работа по созданию Астрофизического центра всколыхнула городскую общественность, пробудив интерес к роли Новосибирска в освоении космоса. А вклад города в решение этой задачи, прежде всего Сибирского отделения РАН, как известно, весьма весомый. И хотя Астрофизического центра еще нет, пошли инициативы, направленные на глубокое и интересное погружение новосибирских школьников в реально существующие космические технологии. Приведу самые последние примеры. Через три дня 11 февраля в Новосибирск приезжает научный руководитель и главный конструктор проекта «Космические образовательные технологии: инвестиции в будущее» Михаил Андраникович Шахраманьян. На базе нашего аэрокосмического лицея он проведет мастер-класс для учителей физики и географии. Наглядно на примерах будет показано, как прямая связь через спутники повышает эффективность образовательного процесса в названных предметах. И второй пример. Новосибирские школьники становятся при содействии Института ядерной физики имени Будкера участниками международной программы использования гигантского сверхчувствительного низкочастотного радиотелескопа для исследования свойств космических частиц, улавливаемых с помощью антенн этого телескопа. Детекторы обнаружения и измерения параметров частиц  будут в руках участников эксперимента на всей территории Новосибирска. А поскольку вся муниципальная школьная сеть связана оптоволокном, данные мгновенно поступают на обработку. Думаю, большая часть этой аудитории понимает, какой мощный мультиэффект даст вовлечение школьников в этот эксперимент.

И еще одна важная тема, касающаяся вхождения молодого поколения в сообщество. Когда человек готов к творческому воссозданию себя как личности, он может найти применение и в управлении. Как человек, который много лет проработал в управлении городом, я глубоко убежден, что приход стоящих и квалифицированных молодых людей в управленческие системы исключительно полезен, в том числе и в структуры власти. Одна из задач сегодня, по моему мнению, найти механизмы диффузии молодежи в управление городом, например, через депутатский корпус или общественные организации, хотя для этого требуется буквально слом мышления и депутатов, и большого числа общественных деятелей. В корпорациях, к сожалению, отношение к молодежи еще хуже. Они редко заинтересованы вкладываться в молодежь. Хотя создание Росатомом Информационных центров по атомной энергии, в одном из которых мы собрались, приятное исключение. Спасибо!

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОБЛЕМ С УЧЕНИКАМИ ЦРО «УМКА»

С.В. Гольцер: У ребят есть вопрос, может быть, начать с вопросов?

В. М. Чистяков: Пожалуйста, ребята, вопросы.

Глеб Черепанов (9 класс): Говорили о создании в городе астрофизического центра. Вопрос такой: центр этот планируется как научно-исследовательский или учебный, в котором должно проходить наше обучение сейчас или в будущем. И на какой возраст детей он рассчитан?

В. Скосырский: Астрофизический центр предназначен и для научных исследований, и как обучающий центр. Изначально Центр задумывался в недрах Управления образованием. Мы вместе с Г.А. Старцевым, который тогда работал начальником Управления, задумывали его концепцию. В Новосибирске проходит Сибастро. Вы, наверное, слышали о таком проекте? Это научный и образовательный проект, он будет продолжать работу в нашем центре. У них серьезная научная школа, ведутся перспективные исследования.

Г.А. Старцев: Я дополню. Концепция Центра предполагает создание учреждения дополнительного образования: и с детьми, и студентами, и взрослыми. Там можно будет выполнять практические работы по наблюдению за небом. ВУЗы города на базе Центра будут проводить научные исследования. Важная составляющая концепции – это ее прикладной характер.

Глеб Черепанов: Спасибо, вы ответили на мой вопрос.

В.М. Чистяков: Ребята, есть еще вопросы? Нет? Тогда вопрос вам: чего вы ждете от старшего поколения? Что помогло бы вам добиться успеха в жизни?

Глеб Черепанов: Я не могу говорить за всех нас, здесь присутствующих, меня, признаться, беспокоят не столько моменты обучения школьного, сколько возможность, шанс и пути реализации на практике того, чему я научусь – в «Умке», СУНЦе или НГУ, где еще, не важно. По большому счету меня волнует вопрос, куда идти дальше, переход от учебы к деятельности, от любой модели обучения школьной ли институтской – к получению работы в полевых условиях. Мне интересны знания, которые я могу реализовать на практике. Глядя на старших, хочется, чтобы такую возможность кто-то давал.

В.М. Чистяков: То есть, чтобы старшие помогли сделать выбор?

Глеб Черепанов: Я не совсем говорю о выборе, я говорю о каналах реализации своих возможностей.

В.А. Руди (член совета директоров ОАО «НОК»): Глеб говорит о производстве, на котором он будет работать.

Глеб Черепанов: Фактически да.

Г.З. Асиньяров: Глеб, правильно ли я тебя понимаю? Возникает ситуация, когда ты приложил бы максимум усилий в учебе (где угодно), если бы тебе был понятен контур твоего употребления. К сожалению, ситуация складывается так, что контуров употребления ты не  видишь?

Глеб Черепанов: Да, можно сказать и так.

Г.З. Асиньяров: Вот в этом и есть проблема.

С.В. Гольцер: Глеб, у меня есть ощущение, что ты говоришь о сфере деятельности, а не об употреблении себя?

Глеб Черепанов: Я не очень понял разницу

Н.И. Кузнецова: Подмена произошла, употребление себя – это ты будешь деньги зарабатывать, деятельность – мир преобразовывать.

Глеб Черепанов: Да, вы, наверное, правы, это мой личный конфликт, чем я буду заниматься, чтобы приносить обществу пользу – не производить воздух, и в то же время иметь достойный уровень жизни.

Миша Ковалев: У меня тоже есть этот внутренний конфликт.

В.М. Чистяков: Чтобы иметь высокий заработок, нужно заниматься бизнесом.

Т.Л. Чепель (директор ГОУ «Областной центр диагностики и консультирования»: Что же мы сейчас делаем, коллеги?! Ребята пытаются ответить нам, может быть не очень внятно, а мы? Один начал настаивать, что он увидел здесь это, другой – то, третий советы начал давать. Они спрашивают нас сейчас, а мы не вступаем с ними в диалог. По сути, не признаемся честно, что мы сами не знаем, что делать. Вот Василий Андреевич Скосыркий рассказывал про свой центр. Мы же понимаем, что нет полной концепции этого центра, так может быть привлечь ребят к ее проектированию, а  это и будет началом сокращения поколенного разрыва. Вы вложили средства, обрисовали контур какой-то, а ребята наполнят его тем, что им важно, тем, что им было бы интересно.

А.И. Кричевский: Я дополню, здесь важная вещь прозвучала, вернее, почти прозвучала: в 25 лет уезжают не потому, что им денег не платят, а потому что им здесь места нет.

Н.И. Кузнецова: Да-да! Они сейчас спрашивают, есть ли такое место в городе?

Миша Ковалев: Было сказано, чтобы зарабатывать деньги, нужно идти в бизнес. А я хочу заниматься наукой, значит, я должен уехать за рубеж, потому что там эти две сферы жизни более или менее уравновешены. Там я смогу и создавать то, что я хочу, и зарабатывать на этом деньги. Там не нужно специально заниматься бизнесом, я спокойно буду реализовывать себя.

Глеб Черепанов: Моя проблема в том, как соединить вот эти две пользы: себе и обществу. Вы спрашиваете, какой вопрос я мог бы задать? Так вот этот: как соединить это пока несоединимое. Я бы хотел, чтобы нашелся человек, который бы объяснил мне, как?

А.Е. Нек: Можно занять три минуты, пожалуйста. Я здесь представлен в трех ипостасях: работаю в школе «Умка», хотя работой это сложно назвать – я живу там. Мы вместе с этими ребятами по выходным – субботам и воскресеньям – готовились к турниру по физике – поэтому очень много времени проводим вместе. Это первая ипостась. Вторая – я владелец IT-бизнеса. И третье – я организатор проекта Межвузовское пространство готовых решений, про который и хотелось бы сказать.

В далеком для меня 2007 году мы провели конференцию по образованию, где собрались: владельцы бизнесов, представители вузов, молодые люди и общественность, мы задали этим четырем группам вопрос: как мы будем договариваться? Бизнес сказал, что у них бешеный дефицит кадров, люди нужны позарез. Вузы посмотрели на них большими глазами и сказали, что каждый год поставляют специалистов пачками. И бизнес ответил: «А что ребята после вузов умеют»? В них надо вкладывать два-три года силы и деньги, чтобы они стали реально что-то делать для этого производства.

Молодым очень сложно получить практику. Это первая проблема. И вторая – знания, которые даются в вузе уже морально устарели – я сейчас говорю про IT- образование. Эти знания в реальности уже никто не использует. Вопрос, зачем учиться пять лет, чтобы потом учиться заново?

А.И. Кричевский: Можно добавить? Для IT нужен не один человек, во всем мире уже давно готовят команды специалистов.

А.Е. Нек: Да, Вы правы. Именно поэтому сегодня на площадках НГУ (в проекте участвует НГУ, НГТУ и СибГУТИ) студенты работают над реальными производственными проектами, например, Электронное правительство НСО. У нас студенты зарабатывают деньги, учатся на дополнительных курсах, которые читают реальные участники производства. Такое наставничество позволяет, учась в вузе, реализовываться и понять, куда ж пойти дальше. К тому же эта практика идет в учебные зачеты, на наших площадках ребята защищают дипломные проекты и пишут кандидатские диссертации.

И вот эти ребята, которые через два года выйдут из «Умки» – куда они пойдут? В МФТИ? И дальше к трамплину? Так вот у меня стоит задача, чтобы у этих ребят была возможность попасть в живые проекты. Чтобы у них была возможность развивать то, что в них заложила «Умка».

Г.З. Асиньяров: У меня есть предложение собрать по крупицам успешный опыт соединения поколений в Новосибирске и рассмотреть, как он устроен, оценить ресурсы и потом из этого сделать программу.

Закрывая расширенное заседание Новосибирского отделения МАИБ, В.М. Чистяков отметил, что рассмотренный в докладе С.А. Степанова и содокладе и С.В. Гольцер многолетний опыт развития творческих способностей при получении молодыми людьми общего среднего образования и ясная формулировка одного из главных вызовов XXI века – расширения разрыва между поколениями, вызвавшего блокирование социальных лифтов для талантливой молодежи, побудили экспертов при обсуждении поставленных проблем высказать ряд интересных предложений. Эти предложения требуют глубокого осмысления, анализа и обобщения. Обсуждение же проблем с учениками ЦРО «Умка» подтвердило наличие у представителей творчески активного поколения юных новосибирцев серьезного противоречия в мироощущении при входе во взрослую жизнь. Внутренний конфликт молодых людей между привитым в школе «Умка» желанием заниматься творческой работой во благо городского сообщества и распространенным в послереформенном обществе мнением, что в Новосибирске и России в целом нет легальной возможности создать условия для достойной жизни, сопоставимой со стандартами западной цивилизации, при которой в полной мере можно реализовать свой потенциал, формирует у них искаженное представление о собственном будущем, потерю ориентиров и стремление уехать. Вместе с тем, экспертом Артуром Евгеньевичем Неком в процессе острого обсуждения был показан опыт реального формирования социального лифта для учеников ЦРО «Умка», который свидетельствует, что из указанного противоречия могут быть найдены, пусть пока в частном случае, правильные выходы и в новосибирских условиях. Хотя создание подобных механизмов для талантливой молодежи в городском сообществе это длинный путь в неопределенности, условиях законодательного несовершенства и идеологической немощи, но его придется пройти, поскольку только так можно найти конструктивные подходы к решению задач сохранения и наращивания инновационного потенциала города в будущем.

Участники заседания согласились, что работа по данной теме в рамках Новосибирского отделения МАИБ должна быть продолжена. Была сформирована рабочая группа для подготовки вопросов к следующему заседанию.

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 3)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела