Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Профильное обучение: опыт и перспективы реализации»
Выпуск №41 Июнь 2012 | Статей в выпуске: 108


Все статьи автора(3) Олег Николаевич Катионов,
доктор исторических наук, профессор, директор ИИГСО НГПУ

Роль Московско-Сибирского тракта в развитии грузоперевозок в XIX в.

Печатается по материалам сайта: Сибирь капиталистическая
http://sibistorik.narod.ru/project/modern/022.html

В конце XVIII – начале XIX вв. благодаря заселению тракта удалось обеспечить его содержание в транспортном значении трудом жителей: устроить полотно дороги, мосты и гати, содержать перевозы через крупные реки. Постепенное введение инженерного контроля, привлечение купеческого капитала позволяло приблизить функционирование тракта ко всем временам года, включая и распутицу. Можно сказать, что тракт был объектом внимания центральной и местной бюрократии, торгового капитала, военных и обывателей.

Устройство тракта соответствовало уровню развития науки и техники, финансовым и ресурсным возможностям того общества. В его создании участвовало несколько поколений переселенцев, которым, наряду с укоренением на новых местах, пришлось выполнять колоссальную работу, выделяя ежегодно в течение десятилетий до четверти работоспособного населения на один – полтора месяца для поддержания дороги, что для крестьянского хозяйства являлось огромной жертвой. Впоследствии жителям тракта пришлось воспользоваться плодами своего труда в форме участия в ямской гоньбе и гужевом извозе. При стабильном функционировании тракта объемы перевозок постоянно возрастали. Об этом свидетельствуют исследования историков и статистика того времени.

Благодаря скрупулезному анализу контрактов об извозе, заключенных в томской нотариальной конторе, Ф.С. Кузьмина определила, что в 1825 году через трактовый Томск проследовало 102 260 пудов грузов. В 1830 году было перевезено 103 307 пудов. По подсчетам В.П. Бойко, в 30-40-е гг. ХIХ века через тот же город проходило обозов с грузом не менее 300 тыс. пудов[i].

В 1851 году через Кяхту прошло по официальным сведениям 29 407, в 1852 году – 31153 одноконных возов с товарами, каждый до 20 пудов. Всего ежегодно перевозилось силами 50 тыс. лошадей по главному Московскому тракту около 1 млн. пудов грузов. Немало грузов доставлялось по ответвлениям. Одного хлеба, поставляемого в казенные магазины, на винокуренные заводы, на горные промыслы и отправляемого за границу, набиралось до 8 млн. пудов, не считая того количества, которое требовалось для прокормления 150 тыс. жителей городов. На коротком плече 130-600 верст доставлялось 8 млн. пудов угля и руды из рудников Алтайского горного круга. Для этого требовалось не менее 1 млн. лошадей. На Нерчинских рудниках выход руды и угля составлял около 3 млн. пудов. На частных золотых промыслах в Восточной Сибири в 1852 году находилось 12 тыс. лошадей, а с томскими около 14-15 тыс., из которых в результате сильной эксплуатации ежегодно выбывало около половины. На почтовых станциях в Сибири содержалось до 5 тыс. лошадей[ii]. Это был общий фон, на котором развивался извозный промысел.

Особенно широкое распространение извоз получил в районах, прилегавших к Московско-Сибирскому тракту. Н.К. Крит сообщал, что в 1864 году по Сибири, «считая предметы, сюда привозимые для внутреннего потребления, и товары, доставляемые в Кяхту и из Кяхты», перевозилось до 2 млн. пудов[iii]. В 1871 году, как утверждал Н.Н. Овсянников, 2,5 млн. пудов грузов следовали сибирскими водными путями в оба конца и более 2 млн. пудов перевозилось через г. Тюмень зимним путем, более 9 млн. пудов передвигалось между окрестностями г. Камышлова и южными округами Сибири туда и обратно[iv]. А. Павлов отмечал, что в 1880-е гг. через Тюмень провозилось разных товаров до 1,5 млн. пудов в год[v]. Датчане К. Гаге и Г. Тегнер в записке «Об условиях торгового сношения Европы с Западной Сибирью» писали, что в 60-70-е гг. «вероятнее всего, что между Томском и Тюменью ежегодно перевозится до 2,5 млн. пудов, из коих 1 млн. идет в восточном и 1,5 млн. в западном направлениях»[vi].

До открытия Транссибирской железнодорожной магистрали по тракту проходило оживленное движение. Здесь ежегодно перевозилось до 4 млн. пудов грузов на 80-100 тыс. подводах, обслуживавшихся 20 тыс. ямщиков[vii].

М. Соболев приводил другую цифру – 16 тыс. возчиков между Иркутском и Томском[viii]. Зимой 1886-1887 гг. по Московскому тракту от Тюмени до Иркутска прошло 110 тыс. возов с чаем[ix].

Цифры, определяющие количество грузов, вывозимых и ввозимых в Сибирь, весьма разнообразны. По сведениям Министерства путей сообщения, в 80-е г. XIX века это количество равнялось 6,3 млн. пудов, по данным генерал-губернатора Западной Сибири 1873 года, оно составляло 15,5 млн. пудов, а по данным 13 торговых фирм, опрошенных в 1882 году, – 8 млн. пудов[x].

По сведениям В. Ф. Борзунова, из Восточной Сибири на запад переправлялось ежегодно более 1 млн. пудов груза, через Томск в 1885 году прошло 2 млн. пудов, а в 1891 году – 3 млн. пуд. В Томскую губернию ежегодно прибывало 1,5 млн. пудов товаров, а отсюда в Европейскую Россию и Урал вывозили сырья до 6,3-8,3 млн. пудов (в т. ч. зерна до 6-8 млн. пудов)[xi].

По данным томского городского головы, в 1893 году общее количество товаров, прибывших в город Томск и выбывших из него, равнялось приблизительно 2750 тыс. пудов[xii].

А.П. Субботин, своеобразно деля Сибирь на два района – дальнюю и ближнюю Сибирь, считал, что из района «дальней Сибири» (северная часть Тобольской губернии, Прииртышье и вся сторона к востоку от этой реки – район г. Омска – Томская, Енисейская, Иркутская губернии и оз. Байкал) по более тщательным местным сведениям определил всех грузов не более 3 млн. пудов. При этом он ссылался на «Записку о северном перевале Урала», поданную в 1882 году в Министерство путей сообщения тринадцатью торговыми фирмами. Из Европейской России в «дальнюю» Сибирь 2 млн. пудов, по мнению Субботина, было, «по всем вероятиям, гораздо выше действительности»[xiii].

Даже такой крупный потребительский и распределительный центр, как Иркутск, по сведениям торговых депутаций, получал из Европейской России около 150-200 тыс. пудов, из которых в городе оставалось менее половины, около 50 тыс. пудов шло в Забайкалье, остальные – на прииски и по Иркутской губернии[xiv].

По сведениям иркутского гражданского губернатора за 1880 год, в среднем за 5 лет, с 1876 по 1880 годы, в Иркутск ежегодно привозилось 110 тыс. пудов товаров, а вывозилось в Забайкалье и Якутию 59 тыс. пудов[xv]. «Вообще, – делал вывод Субботин, – при нормальных условиях весь товарообмен между Россией и дальней Сибирью можно при щедрой оценке считать около 5 млн. пудов»[xvi].

А.П. Субботин ошибочно относил к «ближней» Сибири Зауралье, поэтому выделить по его данным из тех районов, которые относились непосредственно к Западной Сибири, объем вывозимых и привозимых грузов не представляется возможным. В целом же он подсчитал, что из «ближней» Сибири (Зауралье, северная часть Акмолинской, северо-западная часть Семипалатинской областей, южная часть Тобольской губернии, часть Казахстана и др.) с населением более 2 млн. человек вывозилось более 10 млн. пудов грузов, а ввозилось 1,5 млн. пудов[xvii].

Современный исследователь В.П. Бойко считает, что объем всего грузооборота гужевого транспорта в Западной Сибири в конце ХIХ в. достигал 10-12 млн. пудов в год, а занято в нем было 60-70 тыс. человек, то есть, около 70 % всех занимавшихся извозом в Сибири[xviii].

Конечно, не на всех участках пути товары перемещались в Сибири по суше. С 40-г. XIX века по рекам Западной Сибири начинается пароходное движение. В 1865 году по водным путям Тобольской губернии прошло уже 23 парохода и установилось правильное пароходное сообщение Тюмени с Томском. В 1893 году по рекам Западной Сибири прошло 102 парохода и 200 барж[xix]. В навигацию 1892 года, по приблизительным сведениям, собранным у пароходовладельцев, было перевезено[xx]:

Из Томска в Тюмень: 

Чаю кирпичного и байхового

до 200 тыс. мест весом до 800 тыс. пуд.

Орехов, меда, кож, сала и др. товаров

до 150 тыс. пуд.

Хлеба в зерне и муке

1500 тыс. пуд.

Всего

до 2450 тыс. пуд.

Из Тюмени в Томск:

Разного товара

до 1650 тыс. пуд.

Керосина

до 150 тыс. пуд.

Сахара

300 тыс. пуд.

Всего

до 2 млн. пуд.

Таким образом, между Тюменью и Томском перевозилось на пароходах 4,5 млн. пудов. Естественно, что на участке Московского тракта от Тюмени до Томска летнее движение товаров гужом резко сократилось. Однако зимой это движение восстанавливалось. Особенно оживленное движение наблюдалось на участке между Томском и Иркутском, т. е. там, где перевозка товаров в основном совершалась сухим путем.

Объем вывозимых из Сибири и ввозимых в нее грузов постоянно возрастал. В том, что объем грузоперевозок увеличивался, мы убедились, проанализировав материалы «Известий иркутской городской думы» за 1890-1893 гг. и данные этой думы за 1883-1888 гг., опубликованные в «Материалах по исследованию землепользования и хозяйственного быта сельского населения Иркутской… губернии».

Из табл. 1 видно, что объем вывозимых на запад из Иркутска товаров в конце 80-х гг. XIX века резко вырос и в начале 90-х гг. стабилизировался и, особенно это относится к чайным грузам. Вывоз же прочих товаров в западном направлении рос постоянно и за десятилетие с 1883 по 1893 годы их объем вырос в 3,5 раза. Более всего вывозимых грузов приходилось на московскую заставу. В 1883 году из 44 460 возов, вышедших из Иркутска, 27 185 прошло через московскую заставу 61,3 % от общего числа. Через 10 лет из 71 211 возов, отправленных из города, 46 312 прошло в западном направлении, т.е. 65,3 % всех возов.

Таблица 1. Объем вывоза и ввоза груза в г. Иркутске (возов)

 

Годы

 

Итого

Всего возов

Амурская

Московская

Байкальская

Якутская

Чай

Прочие товары

Чай

Прочие товары

Чай

Прочие товары

Чай

Прочие товары

Чай

Прочие товары

1883

-

10 576

24 885

2300

63

427

262

5947

25 210

19 250

44 460

1884

-

7601

28 331

2583

5

410

243

5924

28 579

16 518

45 097

1885

-

8588

27 490

3284

3

257

115

5859

27 608

17 988

45 596

1886

10

6158

16 255

1723

1

162

325

3820

16 591

11 863

28 454

1887

11

731

45 504

2985

19

515

175

5880

45 709

17 111

62 820

1888

7

9683

46 093

3394

12

854

1145

7505

47 257

22 086

69 343

1890

11

12661

27 102

3995

9

435

304

10 634

30 626

27 725

58 351

1891

8

10 360

38 145

3895

20

396

501

10 592

38 674

25 243

63 917

1892

12

10 501

36 767

5218

13

457

3351

9852

40 141

26 226

66 376

1893

-

12 149

38 250

8062

23

488

2470

9769

40 743

30 468

71 211

Составлено по: Материалы по исследованию… Иркутская губерния. М., 1890. Т. 2. Вып. 4. С. 260; Известия Иркутской городской думы. Иркутск, 1890, № 5-6. С. 259, № 7. С. 314, № 8 С. 363, № 9-10. С. 68, № 11. С.135, № 13- 14. С. 198, № 15-16. С. 269, № 17. С. 20, № 19-20. С. 101, № 21-22, С. 157, № 23-24, С. 223; 1891. № 2. С. 93, № 4. С. 177, № 6. С. 259, № 8. С. 373, № 10. С. 73, №12. С. 171, № 14. С. 262, № 16. С. 325, № 20. С. 227, № 22. С. 318; 1892, № 1. С. 38, № 3. С. 145, № 6. С. 360, № 7. С. 391, № 10. С. 105, № 12. С. 232, № 13. С. 294, № 15. С. 402, № 17. С. 64, № 20. С. 280, № 22. С. 440, № 24. С. 562; 1893, № 1-2. С. 56, № 3. С. 88, № 6. С. 301, № 7. С. 392, № 21-22. С. 239; 1894, № 7. С. 49.

 

Надо отметить, что основной объем вывозимых товаров приходился на чай. В 1887 году на возы с чаем, ушедшие из Иркутска в западном направлении, пришлось 72,5 % от всех вышедших из города возов с грузами. А в 1893 году из всех прошедших через московскую заставу возов 78,9 % приходилось на чайные. Отсюда видно, что чайная торговля с Китаем оказывала особое влияние на развитие извозного промысла у крестьян Сибири. Однако абсолютизировать влияние чайной торговли на извоз не следует, так как развитие и расширение местных рынков способствовало развитию извозного промысла в значительной степени. Это подтверждают данные о привозе в Иркутск грузов в рассматриваемые годы.

Из табл. 2 видно, что ежегодно в Иркутск приходило в среднем свыше 130 тыс. возов с грузами. В основном это были товары местного спроса, которые и производились в сельских районах, прилегавших к Иркутску. По Московскому тракту в город приходили большей частью товары, производимые, либо в метрополии, либо в отдаленных от Иркутска районах Сибири. Так, из 27339 возов с товарами, прошедшими через Московскую заставу в 1891 году, на товары из Европейской России или товары отдаленного производства приходилось: мануфактуры – 4732 воза, приисковых – 364, сахара – 1128, керосина – 737, стеклопосуды – 1128, табака – 298, железа – 92, жиров – 2820, кожевенных товаров – 1014, крупчатки – 2935 возов и т.д. Продукции местного рынка (муки пшеничной, ржаной, овса, сена, соломы) поступило 11012 возов, т. е. менее половины. А вот по Якутскому тракту основной привоз в 1891 году составила продукция ближайших к городу сельскохозяйственных районов. На муку пшеничную, ржаную, овес, сено, солому приходилось 90 764 воза, т. е. 96,2 % всех возов с товарами. Интересно отметить, что из всех возов с товарами, пришедшими в Иркутск в 1891 году, по Московско-Сибирскому тракту сельскохозяйственной продукции проходила только девятая часть. Это было связано с тем, что уже сельскохозяйственная продукция находила хороший сбыт на Московском тракте.

Таблица 2. Привоз грузов по трактам в Иркутск, возов

Годы

По Московскому

По Якутскому

По Ангарскому (Амурскому)

Итого

1886 - 1888
(в среднем)

31 400

105 704

1751

138 855

1890

41 073

70 405

4820

116 298

1891

27 339

94 335

10 812

132 439

1892

41 000

78 048

14 391

133 439

1893

64 959

76 795

-

141 799

Подсчитано по: Материалы по исследованию… М., 1890. Т. 2. Вып. 4. С. 259; Известия Иркутской городской думы. Иркутск, 1890. № 5-6. С. 258, № 7. С. 314, № 8. С. 363, № 9-10. С. 68, № 11. С. 135, № 13-14. С. 198, № 15-16. С. 296, № 17. С. 20, № 19-20. С. 101, № 21-22. С. 157, № 23-24. С. 223; 1891. № 2. С. 93, № 4. С. 176, № 6. С. 258, № 8. С. 373, № 12. С. 171, № 14. С. 264, № 16. С. 325, № 18. С. 111, № 20. С. 227, № 22. С. 318; № 1. С. 38, № 3. С. 145, № 6. С. 360, № 7. С. 391, № 10. С. 105, № 12. С. 232, № 13. С. 294, № 15. С. 402, № 17. С. 64, № 20. С. 280, № 22. С. 440, № 24. С. 562; 1893. № 1-2. С. 56, № 3. С. 88, № 6. С. 301, № 7. С. 392, № 23-24. С. 316; 1894. № 7. С. 49.

 

Извоз во многом зависел и от внешней торговли России с Китаем. На русско-китайской торговле частично специализировалась развивавшаяся русская промышленность. В статье, посвященной кяхтинскому торгу с цинским Китаем, Е. К. Огородников писал по этому поводу: «Более 300 фабрик внутри России заняты обработкой изделий, приноровленных ко вкусу и требованию китайцев… Шерстяных и бумажных изделий отпускают через Кяхту ежегодно на сумму до 4,8 млн. рублей серебром, из коих главнейшие – сукна – до 1,5 млн. аршин ценою от 2 руб. до 2,5 руб. …На одну Нижегородскую ярмарку, подчеркивал автор, – часто доставляется мануфактурных и пушных товаров, заготовляемых для Китая, на сумму не менее 2 млн. рублей серебром; чаю привозится от 40 до 50 тыс. цыбиков байхового (продаваемого иногда от 140 до 150 руб.) и до 10 тыс. цыбиков кирпичного (от 35 до 45 рублей серебром); все это составляет оборотного капитала на ярмарке более чем на 10 млн. рублей серебром»[xxi]. Полагая, что Огородников несколько преувеличивает, А.Н. Хохлов приводит данные другого автора о кяхтинской торговле, который называл 200 фабрик и заводов, работавших лишь исключительно на Кяхту. Только в районе Москвы таких предприятий насчитывалось 96, из них 37 занимались изготовлением сукна, 45 – хлопчатобумажных тканей и 14 – льняных и пеньковых[xxii].

Отсюда понятно, почему правительство придавало большое значение развитию кяхтинской торговли. МИД России 25 июля 1865 года на имя посланника в Китае А.Г. Влангали отмечал, что «отношения доброго соседства обусловливаются пограничною и преимущественно кяхтинскою торговлею»[xxiii]. Китай в русской прессе фигурировал как «самый обширный рынок для сбыта мануфактурных произведений», а кяхтинская торговля рассматривалась в качестве надежного инструмента политического влияния. При этом для русско-китайской торговли был характерен крайне неблагоприятный баланс, т. к. ввозила Россия в Китай в три раза меньше, чем вывозила[xxiv]. Но для тысяч крестьянских дворов, занимавшихся извозом, это не имело никакого значения. В начале 90-х гг. XIX века в Россию ежегодно ввозилось более 850 тыс. пудов только кирпичного чая. Большая часть этого продукта (700 тыс. пудов) под названием пекинского (черного) чая приготовлялась преимущественно на российских фабриках в Ханькоу, Цзюцзяне и Фучжоу и предназначалась для населения Сибири и приволжских губерний Европейской России. Другая часть (180 тыс. пудов) под названием обыкновенного или зеленого чая приготовлялась китайскими мануфактуристами (до 88 тыс. пудов) и российскими промышленниками (62 тыс. пудов) и находила сбыт в различных областях империи[xxv].

Представление о том, что уменьшение кяхтинской торговли с Китаем во 2-й половине XIX века отрицательно скажется на положении крестьянства Сибири, занимавшегося извозом, не подтвердились, потому что, судя по имеющимся данным, объем торговли постоянно возрастал. Так, И.С. Персин в «Записке о последствиях упадка кяхтинской чайной торговли для Сибири» отмечал влияние кяхтинской торговли на развитие извоза. По его сведениям, на ежегодные перевозки между Кяхтой и Тюменью тратилось купцами до 5 и более млн. рублей серебром. Разрешение ввоза кантонского чая через западную границу России, по его словам, потрясло, а в 1863 году разрушило почти до основания кяхтинскую чайную торговлю[xxvi]. Однако факты говорят о другом. Ввозилось ежегодно[xxvii]:

Годы

Вес чая (тыс. пуд.)

1801-1810

75

1811-1820

96

1821-1830

143

1831-1840

190

1841-1850

294

1851-1860

335

1861-1870

405

1871-1880

791

1881-1890

1077

Таким образом, в пореформенные годы наблюдается резкое увеличение ввоза чая. Через Сибирь в Европейскую Россию шло более половины всего ввозимого в страну чая. Приведем эти данные (пудов)[xxviii]:

Годы

Через Урал

Через Иркутскую таможню

1887

607 320

1 429 914

1888

695 367

1 210 769

1889

702 001

1 188 971

1890

834 720

1 001 914

1891

743 810

1 109 698

1892

798 980

1 217 046

Из приведенных цифр видно, что сухим путем, т. е. через Сибирь, провозилась большая часть чая, что требовало значительного внимания при организации перевозок.

В целом Московско-Сибирский тракт способствовал усилению связей Сибири с Европейской Россией и Китаем, расширял коммуникативное пространство всего сибирского региона, соответствовал уровню экономики своего времени и способствовал устойчивому процессу



[i]Бойко В. П. Томское купечество в конце XVIII - XIX вв. Томск, 1996. С. 130-131.

[ii]Гагемейстер Ю. А. Статистическое обозрение Сибири, составленное по высочайшему Е. И. В. повелению при Сибирском комитете, действительным статским советником Гагемейстером. СПб., 1854. Т. 2. С. 283-284.

[iii]Крит Н. К. Заметка о торговых путях из Китая в Россию через азиатскую границу // Известия Императорского Русского географического общества. СПб., 1865. Т. 1. № 2. С. 36.

[iv]Овсянников Н.Н. Об отношении сибирского транзита к нижегородской ярмарке // Нижегородский сборниках Н. Новгород, 1871. Т. 4-6. С. 65.

[v]Павлов А. Торговые пути в Сибирь // Казанский биржевой листок. 1881. № 20. С. 2.

[vi]Гаге К., Тегнер Г. Об условиях торгового сношения Европы с Западной Сибирью // Записки Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Омск, 1882. Кн. 4. С. 21-22.

[vii]Сибирь под влиянием рельсового пути. СПб., 1912. С. 27.

[viii]Соболев М. Пути сообщения в Сибири // Сибирь. Ее современное состояние и ее нужды. СПб., 1908. С. 30.

[ix]Горюшкин Л.М. Сибирское крестьянство на рубеже двух веков. Новосибирск, 1967. С. 70.

[x]Соболев М. Указ. соч. С. 25.

[xi]Борзунов В. Ф. История создания Транссибирской железнодорожной магистрали: ХIХ - начало ХХ в.: Дис… д-ра. ист. наук. Томск, 1972. Т. 1. С. 157.

[xii]ГАТО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 66. Л. 129.

[xiii]Субботин А. П. Торговые сообщения Восточной России и Сибири. СПб., 1885. С. 49.

[xiv]Там же. С. 50.

[xv]РГИА. Ф. 1284. Оп. 70. Д. 479. Л. 18 об.-19.

[xvi]Субботин А.П. Указ. соч. С. 52.

[xvii]Там же. С. 57.

[xviii]Бойко В.П. Указ. соч. С. 131.

[xix]Соловьева Е.И. Извозный промысел в Сибири во второй половине XIX в. (1861-1893 гг.) // Из истории Сибири. Новосибирск, 1972. С. 53.

[xx]Сибирский торгово-промышленный календарь на 1894 г. Томск, 1893. С. 174.

[xxi]Цит. по: Хохлов А.Н. Русско-китайская торговля и политика России в отношении Китая (вторая половина ХIХ в.) // Россия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона в ХIХ - начале ХХ веков. Иркутск, 1988. С. 22.

[xxii]Там же. С. 22.

[xxiii]Там же. С. 23.

[xxiv]Там же. С. 25.

[xxv]Там же. С. 31.

[xxvi]ГАИО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 548. Л. 1.

[xxvii]Составлено по: Герсевинов. Замечания о торговых отношениях Сибири к России // Отечественные записки. СПб., 1841. Т. 14. № 4. С. 29; Гагемейстер Ю. А. Статистическое обозрение Сибири. СПб., 1854. Т. 2. Прил. таб. ХХ; Корсак А. Историко-статистическое обозрение торговых сношений России с Китаем. Казань, 1857. С. 293; Субботин А. П. Чай и чайная торговля в России и других государствах. СПб., 1892. С. 468.

[xxviii]Подсчитано по: Гулишамбаров С. И. Торговля, промышленность и пути сообщения в Сибирь. СПб., 1893. С. 24; ГАИО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 5225. Л. 44.

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 3)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Картографическое сопровождение государственной политики в Сибири в XVIII – начале XX века
2. Роль Московско-Сибирского тракта в развитии грузоперевозок в XIX в.
3. Краткая история банковского дела в России и Новосибирской области
4. Достоин памяти горожан
5. Курс – трудовая школа
6. Война распорядилась по-своему
7. Голос истории
8. Суровое лицо войны
9. Фальшивые юбилеи. О времени основания старожильческих поселений на территории Новосибирской области*
10. Западно-сибирская ассоциация пролетарских писателей: история создания, основные направления деятельности
11. Публикации 1997–2007 гг. по истории Новосибирской области: статистико-библиографический анализ
12. Улица Выборная в Новосибирске: вехи истории
13. Кадровое обеспечение внешкольных учреждений Западной Сибири во второй половине 1930-х гг.
14. Протогородское село Бугринское в историческом развитии
(конец XVIII в. – 1931 г.)

15. Развитие Верх-Тулинского поселения во второй половине XIX – начале XX века
16. Развитие села Барышево Новосибирского района в историческом прошлом