Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Современные образовательные технологии в дошкольном образовании»
Выпуск №44 Декабрь 2012 | Статей в выпуске: 116


Все статьи автора(5) Владислав Геннадьевич Кокоулин,
доктор исторических наук, профессор НГУ

Новониколаевский ревком

Опубликовано: Материалы научно-практической конференции, посвящённой 90-летию Сибархива (8 – 9 июля 2010 г.). Новосибирск, 2010. С. 162 – 170.

Ещё до освобождения города 2 декабря 1919 г. на заседании Сибревкома было решено организовать Новониколаевский ревком под председательством В. Ф. Дружицкого [1]. 14 декабря Новониколаевск был освобождён и 17 декабря 1919 г. прошло первое заседание Новониколаевского ревкома, расположившегося в городском корпусе на Николаевском проспекте, на котором были созданы отделы ревкома. Было решено организовать земельный отдел, которому рекомендовалось «проводить земельную политику, учитывая особенности сибирского крестьянства и считаясь с психологией большинства сибирских крестьян»; отдел социального обеспечения, который должен был выпустить объявление о выдаче пособий семьям расстрелянных товарищей и пострадавших от контрреволюции, принять в своё ведение все ясли, приюты и инвалидные дома и выдавать пособия безработным и единовременные пособия по случаю аннулирования колчаковских денег – всем служащим и рабочим; отдел труда, биржи труда и профессиональных союзов; отдел народного образования; отдел юстиции «временно до прибытия ЧК по борьбе с контрреволюцией»; жилищно-реквизиционный отдела, которому предписывалось «взять на учёт все свободные помещения, предоставить рабочим лучшие помещения, принять меры к уплотнению ввиду наплыва жителей и разгрузить вагоны от беженцев, приняв меры к их изоляции ввиду эпидемии тифа»; отдел муниципального хозяйства, в задачу которого входило выяснение «разного рода припасов и общее положение дел городского хозяйства»; продовольственный отдел, который должен был «взять на учёт всё продовольствие, выяснить в кратчайшее время количество имеющихся продуктов и меры к обеспечению города продовольствием, открыть общественные столовые и немедленно объединить все продовольственные организации»; совнархоз для учёта всех торгово-промышленных предприятий и снабжения их топливом и сырыми материалами; финансовый отдел. Кроме этого было решено заведующим отделами не реже раза в неделю представлять письменный доклад) и распределено дежурство членов ревкома (президиум ревкома должен производить приём до вечера, ночью дежурит член ревкома для приёма по экстренным делам). После этого «ввиду позднего времени» заседание ревкома было закрыто [2].

В состав Новониколаевского ревкома вошли: председатель В. Ф. Дружицкий, секретарь – Г. К. Соболевский, члены – М. Н. Рютин и Н. Г. Калашников. Руководителями отделом были назначены: земельного – Р. Н. Шаргородский, М. Н. Рютин, труда – П. Д. Егоров, Степанов, продовольствия – A. Н. Калинин, социального обеспечения – И. М. Линецкий, народного образования – Д. Д. Киселёв, юстиции – В. Ф. Тихомиров, финансов – Девяткин, председателем Совета народного хозяйства – Н. Г. Калашников, начальником губернской милиции – Доленберг, уголовного розыска – А. К. Зарембо.

В тот же день был приказ № 1 Новониколаевского революционного комитета, который объявил о низложении власти Колчака и переходе её к революционному комитету, председателем которого по приказу Сибревкома и Реввоенсовета 5-й Красной армии 3 декабря был назначен В. Ф. Дружицкий. В тот же день был издан приказ № 2, который предписывал всем заведующим правительственными, городскими, кооперативными учреждениями, фабричными заведениями и мастерскими явиться 18 декабря в 9 часов утра в городской корпус для докладов, а всем служащим этих учреждений явиться 19 декабря на свои места и приступить к исполнению своих обязанностей [3].

С первых дней ревкому пришлось налаживать нормальную жизнь в городе и уезде. 18 декабря обсуждались проблемы транспорта и беженцев. 19 декабря Новониколаевский ревком собрал заведующих отделами и предложил организовать торжественные похороны красноармейцев, убитых при занятии города; для нужд беднейшего населения «временно заимствовать продукты из запасов армии»; организовать при жилищном отделе чрезвычайную жилищную комиссию из представителей санитарной части, отдела народного образования и военных властей, которая должна распределять зарегистрированных жилищным отделом нуждающихся в квартирах; расширить полномочия руководителей отделов ревкома, разрешив им «устраивать собрания, не носящие политического характера» [4]. В этот же день Новониколаевский ревком на заседании в присутствии председателя Сибревкома и членов Томского ревкома принял решение об аннулировании с 20 декабря 1919 г. всех денежных знаков, предписав всем рабочим и служащим предприятий и учреждений выдать аванс советскими знаками в размере 500 рублей. Выдача денег должна была производиться через отделы социального обеспечения и труда. Безработные должны были зарегистрироваться на бирже и получить пособие. Постановлением Новониколаевкого губревкома 11 января 1920 г. выдача в связи с аннулированием колчаковских денег пособий рабочим и служащим прекращалась с 15 января [5].

С первых дней нового года Новониколаевск был объявлен центром Томской губернии. Новониколаевский ревком стал Новониколаевским губревкомом и председателем его с 9 января был назначен М. Ф. Левитин.

Новониколаевский ревком первоначально действовал в пределах Новониколаевского уезда. Об этом можно судить по деятельности его отделов.

Отдел пленбеж начал работать с 23 декабря 1919 г. Он зарегистрировал 700 беженцев Гражданской войны (беженцы Первой мировой войны регистрировались в лагере). В ведение пленбежа перешёл концентрационный лагерь с 13 тыс. человек, была открыта столовая для проезжающих русских пленных из Германии и Австрии.

Новониколаевский уездный земельный отдел начал действовать 27 декабря 1919 г. На первом заседании решено было зарегистрировать всех племенных лошадей в Новониколаевске и уезде. Но поскольку кормов для содержания национализированных лошадей не было, то решено было оставить скот у частных владельцев, взяв с них расписку.

Член коллегии Новониколаевского уездного отдела труда М. Ф. Никитин вспоминал: «20 декабря 1919 г. Новониколаевский городской комитет большевиков поручил мне, Степанову и Егорову организовать отдел труда. 5 января 1920 г. Сибревком утвердил Новониколаевский уездный комитет труда <…> На комитет труда возлагалась задача – организовать работу по очистке города, военного городка и привести их в хорошее санитарное состояние, а также оказать помощь железнодорожному и военному транспорту в восстановлении подвижного состава» [6].

Самой серьёзной проблемой, которую нужно было решить новой власти, была эпидемия тифа. В городе было 14 тысяч тифозных больных, из них лишь 5 тысяч размещалось в лазаретах и госпиталях, немалая часть была в поездах и на станции, но большая часть – по частным квартирам. 23 декабря 1919 г. Новониколаевский ревком заслушал доклад заведующего отдела здравоохранения об эпидемии тифа. Было решено издать приказ о закрытии школ и вообще учебных заведений, а также цирков, театров и кинематографов. 25 декабря 1919 г. приказом № 16 Новониколаевского ревкома была организована чрезвычайная медицинский комитет по борьбе с сыпным и возвратным тифом в городе. Председателем этого комитета стал председатель ревкома В. Ф. Дружицкий [7].

Чекатиф принял меры к разгрузке военного городка, уборке и захоронению трупов умерших от тифа, уборке нечистот в городе, снабжению больниц и госпиталей необходимыми средствами и благодаря принятым мерам к концу марта эпидемия тифа в городе стала ослабевать. 17 апреля состоялось последнее пятидесятое заседание губчекатифа. Было решено прекратить деятельность губчекатифа и уездных чекатифов с 20 апреля, передав все подведомственные ему медицинские учреждения в губздрав [8].

Второй серьёзной проблемой было снабжение продовольствием горожан. 24 декабря 1919 г. состоялось первое заседание Новониколаевского упродкома под председательством заведующего упродкомом А. Н. Калинина. В связи с переносом центра губернии из Томска в Новониколаевск упродком был преобразован в губпродком, а снабжение горожан продуктами передавалось городскому продовольственному комитету, который возглавил Вышнеград [9].

Организация нормального снабжения горожан продовольствием оказалась невозможной, поскольку всё продовольствие попадало исключительно в губпродком и отправлялось в Россию. 22 марта Новониколаевский городской продовольственный отдел сообщил губпродкомиссару Степенскому: «Снабжение продовольствием города с его населением, лечебных заведений и прочими потребляющими заведениями, в настоящий момент носит острый характер и от принятия теперь же срочных и решительных мер зависит сгладить более или менее остроту этого вопроса или обострить его до чрезвычайности. За последние дни наблюдались случаи, когда такие учреждения как военные эпидемические госпитали и лечебные заведения чекатифа оказывались то без хлеба, то без какого-нибудь другого насущнейшего предмета продовольствия <…> В не менее трагичном положении с продовольствием находятся и все трудящиеся в городе <…> Проведена голая нормированная заработная плата и дальше рабочий и служащий предоставлен самому себе и тем спекулянтам, который бесцеремонным взвинчиванием рыночных цен на все жизненно обиходные припасы, загнали трудящихся в тупик, из которого может вывести их только властная рука губпродкома, который должен дать трудящимся возможность жить на те деньги, которые платятся в виде заработной платы» [10].

Не имея возможности наладить нормальное снабжение продуктами питания жителей города, местные власти пытались решить проблему борьбой со спекуляцией, что приводило лишь к тому, что частная торговля осваивала всё новые и новые способы выживания. 6 марта коллегия Томского (Новониколаевского) губпродкома решила начать борьбу с «лицами, покупающими товары в целях их перепродажи» в общегубернском масштабе, для чего было решено начать переговоры с губЧК «по поводу принятия мер по борьбе со спекуляцией», предписать упродкомам «немедленно принять меры к прекращению торговли спекулянтами – нетрудовыми элементами», издать обязательное постановление «воспрещающее покупку в целях перепродажи, а также самую перепродажу», разослать циркулярное разъяснение «по поводу тех лиц, которых следует считать спекулянтами, а также о необходимости самого беспощадного их преследования» [11].

С перенесением губернского центра в Новониколаевск необходимо было размещать новые учреждения. При катастрофической нехватке жилых помещений это становилось трагедией для живущих хоть в каком-то углу. 11 февраля начальник Новониколаевской уездной милиции Мурзин сообщил заведующему Томским губернским отделом управления, что жилищная комиссия часто обращается в милицию с требованиями выселить жильцов, при этом многих приходится выселять просто на улицу, поскольку других помещений им не предоставляется. Заведующий предписал жилищному отделу не выселять жильцов без предоставления других помещений [12].

Ситуация с квартирами обсуждалась на заседании Томского (Новониколаевского) губревкома 11 марта. Было решено предложить губчекатифу перенести госпитали из города в военный городок, сообщить в Сибревком и РВС-5, что ситуация с квартирами в Новониколаевске катастрофическая и поэтому прибытие новых воинских частей в город нежелательно [13].

В докладе чрезвычайной квартирной комиссии 17 марта 1920 г. разъяснялось: «Ни для кого не секрет, что квартирный кризис в Новониколаевске достиг кульминационной точки напряжения: главным образом этому способствует сильно развившаяся эпидемия, следствием чего явилась необходимость занятия всех более и менее подходящих зданий под госпиталя. Кроме того, сконцентрированное в городе большое количество воинских частей отнимает большую часть свободных зданий <…> В некоторые города, как Томск, Колывань возможно переселение 20 – 30 тыс. человек, что, безусловно, значительно облегчит борьбу с квартирным кризисом в городах, где он особенно остро чувствуется» [14].

6 мая Новониколаевский уездный ревком совместно с президиумом Новониколаевского городского Совета рабочих и красноармейских депутатов заслушал доклад заведующего коммунальным отделом об организации жилищного подотдела и необходимых мерах к урегулированию квартирного дефицита. Было решено принять срочно обследовать все помещения в городе, обращая внимания на площадь и социальное положение занимающих помещение, и произвести перераспределение квартир, предоставляя их в первую очередь рабочим и служащим. К обследованию и распределению подключить санкомиссии профсоюзов, преобразовав их в органы по распределению помещений, а крупные здания распределять через жилищный отдел по согласованию с ревкомом. 10 мая Новониколаевский уездный ревком издал приказ № 3, запрещающий самовольное занятие помещений и самовольный переход с квартиры на квартиру, разрешая занятие помещения только по ордеру жилищного подотдела коммунального отдела, прописка в милиции разрешалась только по ордерам этого отдела [15].

Новониколаевский комитет по проведению трудовой повинности был организован 1 марта. Его основной задачей была отправка рабочих по требованиям ведомств и организаций. Отдел объявил мобилизацию нетрудового населения и беженцев, рабочих и служащих привлекали к работам в порядке трудовой повинности. Трудовые полки направлялись на ударные работы по уборке трупов, расчистке железнодорожных путей и очистке города [16].

Губернский отдел рабоче-крестьянской инспекции начал работать в городе с 16 января 1920 г. Отделу не хватало помещений, больные тифом сотрудники отдела жили в служебной комнате, куда постоянно приходили посетители, не было печатей и пакеты запечатывались пуговицами. В итоге работа отдела фактически началась весной. Отдел занялся ревизией предприятий и организаций, особенно обращал внимание на неправильную постановку продовольственного дела в городе и уезде, однако деятельность отдела была парализована заинтересованными ведомствами и арестами сотрудников отдела, которые предприняла чрезвычайная комиссия после попыток провести ревизию её деятельности [17].

Новая власть старалась зрительно обозначить своё присутствие. 27 февраля новониколаевская газета «Красное знамя» опубликовала призыв переименовать некоторые городские улицы. В газете разъяснялось: «Царские держиморды Стевенс, Гудим и Болдырев, за пролитую кровь трудового народа, в достаточной степени оценены буржуазией, которая все местные улицы превратила в памятники коронованным и некоронованным палачам <…> Подрастающее поколение ежедневно вспоминает Тобизена и Гондатти, а из памяти его исчезает такое событие, как, например, 14 декабря <…> Главную улицу – проспект, ввиду массы находящейся на ней советских учреждений, необходимо назвать Советским проспектом. Затем необходимы улицы: Ленинская, Пролетарская, 14 декабря (или Декабрьская), улица Троцкого, Интернационал, улица Карла Маркса, Октябрьская, Красноармейская и т.д. Улицы были переименованы постановлением президиума Новониколаевского горуездного исполкома 5 августа. Базарная площадь стала именоваться Красной, Кабинетская улица – Советской, Николаевский проспект – Красным, улица Гондатти – улицей Урицкого, Дворцовая – Революции, Александровская – Серебренниковской, Спасская – Спартаковской, Воронцовская – Свердлова, Гудимовская – Коммунистической, Болдыревская – Октябрьской, Асинкритовская – Рабочей, Тобизеновская – Горького, Стевенская – Трудовой, Офицерская – Пролетарской, Солдатская – Красноармейской и Будаговская – Большевистской». Но новых вывесок не появилось. 27 августа 1920 г. Новониколаевский горуездный исполком требовал объяснений у коммунального отдела горкомхоза, почему не готовы вывески новых наименований улиц [18].

Город не справлялся с функциями губернского центра, тем более, что часть учреждений осталась в Томске, и в начале февраля губревком, который назывался Томским (Новониколаевским), обсуждал необходимость перенесения центра в Томск. Было отмечено, что из-за перегруженности Новониколаевска и невозможности развернуть в городе аппарат государственной власти, необходимо ходатайствовать перед Сибревкомом о перенесении центра обратно в Томск [19].

Хотя решение о переносе губернского центра обратно в Томск было принято Сибревкомом в марте 1920 г., но до апреля никаких конкретных мероприятий не проводилось. В начале апреля сменился председатель губревкома: вместо М. Ф. Левитина им стал Б. З. Шумяцкий. А вскоре было принято решение о переносе центра губернии обратно в Томск, но теперь это вызвало возмущение в губревкоме. 28 апреля на заседании губревкома Б. З. Шумяцкий объявил, что перенос центра – дело решённое и протестовать бесполезно. Тем не менее большинство заявило, что считает решение Сибревкома ошибочным, его надо было принимать два месяца назад, пока учреждения не были переведены в Новониколаевск. Сейчас экономическим и политическим центром стал Новониколаевск, но решение придётся выполнять, хотя и следует указать на его ошибочность [20].

Для управления Новониколаевским уездом был организован уездный революционный комитет, председателем которого стал П. А. Коваленко.

В апреле 1920 г. прошли выборы в Новониколаевский городской Совет рабочих и крестьянских депутатов. 1 мая состоялось первое заседание Совета. Делегаты послали приветственную телеграмму В. И. Ленину. В резолюции с пафосом отмечалось: «Никогда ещё наша полная победа не была так близка, как теперь. Никогда ещё знамя III Коммунистического Интернационала не горело так ярко на алых полотнах наших знамён. Никогда ещё Советская власть не стала так твёрдо незыблемо, как именно теперь к моменту создания Новониколаевского горсовета» [21].

1 – 6 июня в городе прошёл уездный съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, на котором был избран горуездный исполком, председателем которого стал В. А. Витолин-Гравлей, товарищем председателя – П. А. Коваленко.

 Примечание

1. ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 49. Л. 39.

2. Там же. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 7. Л. 1, 2.

3. Краснопольский Л. А. Освобождение Новониколаевска от белых // Воспоминания о революционном Новониколаевске (1904–1920). Новосибирск, 1959. С. 151, 152.

4. ГАНО. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 7. Л. 3, 4.

5. Там же. Л. 3, 44.

6. Никитин М. Ф. Незабываемое прошлое // Воспоминания о революционном Новониколаевске. С. 80.

7. ГАНО. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 1. Л. 49; Д. 7. Л. 9.

8. Там же. Ф. Р-34. Оп. 1. Д. 10. Л. 76.

9. Там же. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 21. Л. 9; Ф. Р-1125. Оп. 1. Д. 6. Л. 13.

10. Там же. Ф. Р-1125. Оп. 1. Д. 26. Л. 115, 116.

11. Там же. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 29. Л. 69.

12. Там же. Ф. Р-1349. Оп. 1. Д. 77. Л. 46.

13. Там же. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 7. Л. 121.

14. Там же. Д. 24. Л. 32.

15. Там же. Д. 2. Л. 1; Д. 8. Л. 2.

16. Там же. Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 16. Л. 1

17. Там же. Ф. Р-288. Оп. 1. Д. 14а. Л. 6, 7.

18. Красное знамя. 1920. 27 февр.; ГАНО. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 7. Л. 175; Д. 21. Л. 181.

19. ГАНО. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 7. Л. 89.

20. Там же. Л. 167.

21. Там же. Л. 164.

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 7)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Основные этапы истории Новосибирска (1893-2012 гг.)
2. «У жадного брюхо болит». Эпизоды криминальной истории сибирской деревни (первая треть XX в.)
3. Город без седой старины
4. СЕЛО БЕРДСКОЕ И БЕРДСКАЯ ВОЛОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ СТАТИСТИКИ
(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – НАЧАЛО XX вв.)

5. Власть в Новониколаевске в годы революционных потрясений
6. Новониколаевский ревком
7. Археологические памятники города Новосибирска
8. Памятники археологии на территории Новосибирской области
9. Необычная находка
10. «Кто они, балтийские поселенцы Сибири?»
11. История первого полета
12. Реки города Новосибирска
13. Охотники
(рассказ в стиле биографического краеведения)

14. Рация в колодце
(рассказ в стиле биографического краеведения)

15. Черемша
(рассказ в стиле биографического краеведения)

16. Убил дрозда…
(рассказ в стиле биографического краеведения)

17. Книга жизни моей вся прочитана...
18. Завоевание и колонизация Сибири*
19. Народно-областное начало в русской жизни и истории1