Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Школьное естественнонаучное образование: перспективы развития и технологии обучения»
Выпуск №45 Февраль 2013 | Статей в выпуске: 106


Все статьи автора(16) Юрий Григорьевич Молоков,
кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник, начальник Научно-методического центра «Современные технологии» НИПКиПРО

Мамины страшилки

(рассказ в стиле биографического краеведения)

 

Мама моя родилась в 1920 году, 25 января. Потому и назвали её Татьяной. Её образование – сельская семилетка и медицинский техникум – позволяли воспринимать мир таким, как он есть. Она не была склонна к суевериям, да и к религии относилась без эпатажа. Но вот запомнились несколько её рассказов, касающихся совершенно не свойственной ей темы.

До войны это было. Две молодые выпускницы-фельдшерицы приехали в село Новоархангельское Томской области то ли на работу, то ли на практику. Поселили их в пустующей части фельдшерского пункта: ни кроватей, ни столов-стульев. Постелили на голом полу взятые из медучреждения старые матрацы да одеяло, устроились спать. Ночь в конце августа чернущая, луны нет, млечный путь еще не проявился. Тихо в деревне, даже собаки притихли. На полу жёстко, но сон берет своё...

– Катя, слышишь?

Таня толкает подругу в бок. Та шепчет на ухо:

– Слышу!

Тихие шаги были слышны под окном, затем на крыльце.

– Ты дверь закрывала?

– Да, на крючок…

 И как раз в это время послышался шорох со стороны двери, затем звук откинутого крючка. Покачавшись со скрипом, он затих. Ужас объял Татьяну с Катей. Натянули повыше одеяло, колени к подбородку; тело дрожало, хотелось отключиться, забыться. Но явь не отпускала: раздался скрип медленно открывающейся двери…

– Отползаем по углам!

– Давай!

 Тихо-тихо расползлись по огромной пустой комнате в разные стороны, прижались к полу, стенам. Еле дышат. Тихо в комнате. Ни скрипа, ни шагов, ни дыхания… Рассказывала мама эту историю, когда мы, устроившись на тулупах, брошенных на пол в незнакомом доме в селе Малиновая грива, коротали ночь, ожидая школьного шофера. Он нас оставил здесь утром, чтобы мы сходили в тайгу, на гари, за малиной. Обещал вечером, на обратном пути из Томска, заехать.

– Мам, а что было дальше?

– Да ничего не было. До утра протряслись в углах. Рассвело – никого нет!

– А дверь?

– Двери открыты, и в сенцах, и в комнате.

– Что же это было?

– Не знаю. Пришла заведующая фельдшерским пунктом, выслушала нас, сказала, что это всё ерунда, не обращайте, мол, внимания…

– А вы что?

– Да ничего, в другие ночи никто не приходил.

Хозяйка дома, слушавшая мамин рассказ, лежа на кровати, сказала:

– Надо было перекреститься три раза!

– Крестились…

– Вот он и ушел, – заключила хозяйка.

– Не знаю, ушел ли, – сказала мама. – В этом селе тогда многое было какое-то путанное, непонятное.

И тут прозвучал еще один мамин рассказ.

Работала она с Катей в этом селе до глубокой осени. Однажды прибегает в фельдшерский пункт женщина с ребёнком лет пяти на руках:

– Господи, помогите скорее!

У девочки рукав кофты оторван, мякоть руки до плеча в клочья истерзана, кость видно!

– Что случилось? Кто это так?

Расспрашивают её фельдшерицы, а сами быстро помощь оказывают: промывают, грязь удаляют, сшивают обрывки мышечной ткани. Валерьянку матери накапали, девочке уколы, какие положено, поставили.

– Выпустила её поиграть возле дома, вдруг слышу – кричит! Глянула в окно – не разберу, что там происходит. Выскочила из дому – батюшки, здоровенная свинья ухватила дочку за руку и мотает из стороны в сторону! Я за палку да на свинью эту набросилась! А она держит руку девочки в пасти и смотрит на меня такими глазами, что ноги мои стали подкашиваться! Потом эта свинья выпустила руку дочери, развернулась и побежала к дороге.

– Надо было народ звать, стрелять её, эту животину безобразную!

– Ничего не успела я. Та свинья отбежала да как завизжит – соседи слышали! А потом крутнулась на месте и…

Тут женщина притянула к себе безостановочно плачущего ребенка, стала гладить по голове, шептать какие-то слова. Всхлипывания стали реже. Таня принесла из-за шкафа кусочек сахара:

– На вот тебе! Может, чаю попьешь?

– Нет!

И тут же, взглянув в окно:

– Мама, вон бабушка идет, я к ней!

– Иди, дочка, я сейчас! Подождите меня на улице.

Проводила её до двери, повернулась к фельдшерицам:

– Даже не знаю, как дальше рассказывать, страшно мне!

– А что такое?

– Да свинья закрутилась на дороге, упала на бок, а потом вдруг стала расти вверх! Смотрю, а это не свинья, это человек! Вернее, женщина. В красной то ли кофте, то ли телогрейке, губы красные, толстые! Сначала завизжала, а потом расхохоталась и побежала. Я дочку прижала к себе, смотрю – что дальше будет, в руке палку сжимаю. А свинья отбежала немного и исчезла. Соседи в это время уже выбежали за ворота. Кричу им:

– Видели, видели?!

– Чего видели?

– Ну, свинью эту, а потом женщину!

– Нет, не видели… Слышали крики, а потом визг…

У женщины лицо бледное, губы трясутся:

– Оборотень это, мне про такое в нашей деревне прабабушка рассказывала. Как раз про свинью и женщину. Вот снова появилась, надо что-то делать! Может, вы в Совет, в Турунтаево сходите? Да участкового позовёте! Жить-то теперь страшно!

Таня с Катей переглянулись:

– Надо в Совет мужчин посылать на лошадях, человека три-четыре. А остальные пусть с ружьями по деревне ходят. И ночью тоже.

– Да, заставишь их!

– Степан! – подала вдруг голос наша хозяйка. – Ты свиней-то покормил вечером?

– Покормил, картошки вареной, выносил два ведра!

– А что-то они неспокойные сегодня, не медведь ли опять в деревню зашел?

– Да при чем тут медведь? Его овцы да лошади чуют. А этим все равно, свиньи они и есть свиньи!

– Ну, ты сходи, посмотри!

– Что-то я после такого рассказа не  хочу даже и дверь открывать…

Все лежали притихшие. Прислушивались к шумам во дворе, на темные окна поглядывали.

– Жалко, малина в ведрах пропадает, – сказала мама. – Где же Николай?

Через полчаса в окна ударил свет фар, затем послышался шум двигателя.

– Эй, ягодники, здесь вы?

– Слава богу, Клюев приехал!

Собрались быстро, вышли к машине. Подсвеченная фарами и задними фонарями, она казалась избавлением от только что мерещихся всюду оборотней. Перебрался через борт – и ты свободен от навалившейся тяжести непонятого, неясного. Свет от фар бежал впереди автомобиля, мы стояли у кабины и смотрели вперед, стремясь туда, в освещенное пространство, где все видно, как на ладони…

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 8)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела