Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Школьное естественнонаучное образование: перспективы развития и технологии обучения»
Выпуск №45 Февраль 2013 | Статей в выпуске: 106


Все статьи автора(16) Юрий Григорьевич Молоков,
кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник, начальник Научно-методического центра «Современные технологии» НИПКиПРО

Шар над Яей

(рассказ в стиле биографического краеведения)

 

Позвал наш учитель физкультуры, Андрей Филиппович, меня и друга моего, Сашу Аболмасова, на Яю с ночёвкой. С удовольствием собрались, отпросились у родителей и покатили на велосипедах. За Барнашево направо, через огромный луг, к пологому берегу, заросшему тальником. Велосипеды загнали в кусты, сами выбрались на берег. Красота мест завораживает: изгиб реки, заводь с всплесками рыб, наш берег песчаный – тысячи тонн белого промытого песка! На песке следы птиц, у самой кромки воды – следы ракушек-беззубок. Кулички невдалеке потряхивают хвостиками, вылавливают молодь из заводи. Противоположный берег высокий, на нём в глубине расположился вековой сосновый бор, а по краю растут серебристые тополя. Такие растут только на берегах Яи и Китата, ни в лесу, ни в селах их нет. Среди тополей виден дощатый щит, прикрепленный к столбу. Это створный знак. В то время, в половодье, по реке катера-водометы проталкивали баржи с Чулыма до Новостройки. Там хлебоприемный пункт накапливал зерно, муку для отправки на север страны через Яю, Чулым, Обь, к побережью Северного Ледовитого океана.

Как в другой мир попали! Бегали с приятелем по берегу, собирали горы беззубок, сбрасывали их в воду. Купаться на рыбалке не принято было, рыбу распугаешь – это мы знали и терпели до отъезда, до завтра.

Андрей Филиппович организовал нас на заготовку сушняка. Расположились возле костерка, на прихваченных с собой плащах, поели хлеба с поджаренным салом, огурцы, запили молоком из бутылок. Полежали, расслабились, порассказали разные истории.

– Все, ребята, хорош! Давайте к рыбалке готовиться!

Удилищ тогда никто готовых не имел. В прибрежном тальнике можно нарезать длиннющих и даже сухих побегов. Затем накопали в крапиве червей дождевых. На песчаном берегу поработали ножичками с удилищами, убрали сучки, свисающую кору. Привязали лески с крючками, поплавками и грузилами. В руках бидончики двухлитровые – привычная посуда для сельчанина: и за ягодой сходить за околицу, и за молоком к соседям, либо на молокоприёмный пункт, сдать молоко в соответствии с разнарядкой…

– Выбирайте места, ребята, рыбачьте! Шиповник цветёт, значит, чебак пойдет! Вечером соберёмся здесь же, поужинаем.

Только забросил я леску – поплавок два раза кивнул и ушёл под воду. Удилище на себя и вверх – есть! На песке изгибается окунь – достаточно крупный, ярко окрашенный! Стремление поймать ещё, азарт захватывают полностью. Даже окружающая действительность становится второстепенной, просто фоном места действия – рыбалки. Глубина этой страсти хорошо показана А.П. Чеховым в рассказе «Злоумышленник». У мужика все думы были подчинены рыбной ловле. Он, не задумываясь о последствиях, отвинчивал гайки с рельсов – на грузила! Иначе как «шелешпёра» поймать?! Других действий, событий, другой жизни он не понимает и не приемлет: рыбная ловля – это устремление души мужика, она отгородила его от жизни, захватила целиком! Он и дорогу железную воспринимает, как место, где можно достать грузила. То, что по дороге могут ехать люди, погибнуть – он просто этого не знает, не понимает! Читая гениально простое произведение Чехова, мы не видим этой стороны проблемы: перед нами недалекий, узколобый, забитый и неграмотный крестьянин, пойманный на месте преступления. Таким его Антон Павлович и представлял, выписывая бессловесного раба. Про страсть, окутавшую, подчинившую волю этого, скорее всего не совсем глупого Дениса Григорьева, мне кажется, писатель не подумал. Но она  есть, эта страсть, для некоторых – как наказание: люди едут в дальние, укромные места на автомобилях, поездах, летят самолетами. Затрачиваются большие деньги на поимку десятка хариусов, тайменей, форели… Чтобы потаскать из Яи пескарей – рыбок чуть более пол-ладони в длину, я недавно проделал путь в семьсот километров длиной…

В тот же день все мы – и я, и приятель, и Андрей Филиппович вволю потаскали окуней. Вот тебе и цвет шиповника: где они, чебаки?

Поужинали у костра, поделились своими успехами. Уху готовить не стали, пожарили на прутиках рыбу, не очень вкусно, сыровато, но, вроде как, «по-рыбацки»!

– Ну что, парни, порыбачим ещё? Ночи сейчас короткие, часа в три начнет светать, вот тут и клёв начнётся! 

Проговорили часов до двух, разошлись по своим местам. Я наломал ветвей тальника, устроил лежанку на песке возле удочек. Чуть начало светать, туман клубами заходил над рекой: поплавки чуть видно. Тихо. В тростнике, рядом совсем, утка покрякивает вполсилы, как бы ворчит на меня, соседство её не устраивает!

Вдруг справа над рекой туман стал быстро светлеть, на душе сразу возникло беспричинное беспокойство… Туман чуть поредел, светлея. Над тополями противоположного берега появился оранжевый шар размером с эмалированный таз! Он двигался наискосок ко мне, справа налево, на высоте, превышающей тополя раза в два.

– Ребята, видите?!

– Видим, видим! Что это?!

– Не знаю!

Шар прошёл через туман, снижаясь, уходя из поля зрения за кустами, на нашей стороне. Не сговариваясь, ринулись мы с Сашей через заросли, на коренной берег. Выскочили минуты через три. Ни тумана, ни шара. Издалека, от деревни, доносился слабый собачий лай.

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 5)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела