Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Интеграция светского и религиозного образования в российской школе»
Выпуск №46 Апрель 2013 | Статей в выпуске: 108


Все статьи автора(29) Владимир Александрович Зверев,
доктор исторических наук, профессор НГПУ

Наша малая родина в панораме веков

Опубликовано: Зверев В. А. Наша малая Родина в панораме веков / В. А. Зверев // Моя Сибирь: вопросы региональной истории и исторического образования: сб. науч. тр. / под. ред. В. А. Зверева. Новосибирск: Изд-во Новосиб. гос. пед. ун-та, 2002. С. 3–15.

На территорию, входящую ныне в Новосибирскую область, люди пришли около 14 тыс. лет назад, с окончанием последнего ледникового периода. Ранние стоянки эпохи верхнего палеолита обнаружены археологами на Барабинской низменности (Волчья Грива в Каргатском районе, Венгерово-5 и Новый Тартас в Венгеровском районе), в отрогах Салаирского кряжа (Елбань-3 в Маслянинском районе). В ходе исторического прогресса и передвижений племен сменяли друг друга носители различных культур: неолитических – с IV тысячелетия до н. э., периода бронзы (конец III тысячелетия до н. э.), раннего железа (середина I тысячелетия до н. э.). Свидетельствами жизни различных народов являются распространенные в нашем крае палеоазиатские, индоиранские, урало-самодийские, енисейские географические названия. Недавно в Здвинском районе у оз. Чича открыто большое городище предскифского периода – второй половины Х – VIII вв. до н. э. Раскопки, которые ведут здесь российские и германские археологи под руководством академика В. И. Молодина, помогут многое уточнить в наших представлениях о древней истории Западной Сибири.

Во второй половине I тысячелетия н. э. в наш край с исконных алтайских земель пришли тюркоязычные – древнетюркские, затем кыпчакские – племена. В результате поглощения ими части местных угров и самодийцев, а также енисейцев, при политическом и культурном влиянии монголов, завоевавших Сибирь в XIII в., образовались этнические группы сибирских татар. На западе Новосибирской области это барабинцы (параба), в приобской зоне – чаты. На севере ближайшими соседями татар Западной Сибири явились уралоязычные ханты и селькупы, на юго-востоке – тюркоязычные алтайцы-телеуты, на юго-западе сравнительно поздно, с XVIII в., – казахи.

В XIII–XV вв. барабинские земли оказались окраинными районами Золотой Орды, после ее распада они подчинились Сибирскому ханству. В 1598 г. в устье р. Ирмень на территории современного Ордынского района отряд российских казаков и служилых людей нанес решающее поражение хану Кучуму, и аборигены приняли русское подданство. Однако их вынуждали платить дань также западные монголы – черные калмыки, джунгары. Из-за набегов калмыков Бараба, Кулунда и южная часть Верхнего Приобья еще долго оставались вне пределов русского освоения.

Первоначальное заселение территории нынешней Новосибирской области русскими и представителями других народов Европейской России происходило в конце XVII – первой половине XVIII вв. по трем главным направлениям: с севера – из района Томска вверх по Оби; с востока – из Кузнецкой округи вниз по р. Иня; с северо-запада – из Тары через Барабинскую низменность вдоль формирующегося Московско-Сибирского тракта. Первые достоверно датированные постоянные русские поселения появились в Новосибирском Приобье в 1690-х гг.: деревни Кругликова в нынешнем Болотнинском районе, Гутова и Изылинская в Тогучинском районе, Красулина и Пашкова в верховье р. Ояш и др. Возможно, около 1710 г. возникло первое русское поселение в границах будущего Новосибирска – д. Кривощековская (позже – с. Большое Кривощековское). Мирный труд хлебопашцев и трактовых ямщиков оберегали укрепленные остроги: Умревинский (основанный в 1703 г.), Бердский (первое десятилетие XVIII в.), Чаусский (1713 г.), построенные в 1722 г. Каинский, Убинский и Усть-Тартасский форпосты.

В административном отношении территория нынешней Новосибирской области с 1708 г. входила в состав Сибирской губернии со столицей в Тобольске. С 1764 г. – в Тобольскую губернию (наместничество), из которой в 1783–1797 гг. выделялась Колыванская губерния, включавшая южную и восточную части нашего края. В 1804 г. образована Томская губерния, она включала почти всю территорию будущей Новосибирской области. В 1822–1882 гг. Томская губерния вместе с соседней Тобольской располагалась в составе Западно-Сибирского генерал-губернаторства с центром сначала в Тобольске, а затем в Омске.

Во второй половине XIX – начале XX вв. губернии и области России делились на округа (в 1898 г. преобразованные в уезды), а округа – на волости и сельские общества. В пределах нынешней Новосибирской области располагались[1] следующие округа, а затем уезды Томской губернии: весь Каинский, включавший основную часть Барабы и южное Васюганье; Барнаульский – своей северной частью (районы южнее современного г. Бердска, юго-западнее оз. Чаны, восточнее г. Карасук); Томский – своей южной частью (местности к северо-востоку от г. Бердска и р. п. Коченево); Кузнецкий – небольшой территорией на юго-востоке современного Тогучинского района у с. Коурак. Западные окраины нынешних Кыштовского и Усть-Таркского районов входили в состав Тарского округа (уезда) Тобольской губернии. Часть местности к западу от с. Усть-Тарка и Татарска, а до начала XX в. также район к юго-западу от оз. Чаны, позже подчинявшийся Каинску, принадлежали Тюкалинскому уезду Тобольской губернии. Небольшой участок на нынешней границе с Республикой Казахстан (окрестности с. Теренгуль) относился к Павлодарскому уезду Семипалатинской области.

Одновременно с принадлежностью к Тобольской, а затем в основном к Томской губернии, в период с середины XVIII до начала XX в. южные и восточные местности нынешней Новосибирской области входили в состав Колывано-Воскресенского (Алтайского) горного округа. Этот округ включал также прилегающие территории Алтайского края, Республики Алтай, Кемеровской и юга Томской областей, Восточного Казахстана; он находился в административном и хозяйственном ведении Императорского Кабинета. Здешние крестьяне пользовались землями, принадлежавшими не всему государству, как в прочих местах Сибири, а императору – главе государства. В округе велись добыча и выплавка меди, серебра, прочих металлов. Среди кабинетских предприятий до 1847 г. известны медеплавильный завод и монетный двор на р. Нижний Сузун. На Сузунской мануфактуре, оснащенной передовым для своего времени оборудованием, в 1766–1781 гг. чеканили медные «сибирские» монеты, а затем – деньги общероссийского образца, имевшие широкое хождение на востоке страны. После отмены в 1861 г. принудительного труда заводских мастеровых и крестьян, приписанных к заводам и рудникам, горнорудное и металлургическое производство на Алтае пришло в упадок, не выдерживая конкуренции с капиталистической промышленностью Европейской России.

Как и ранее, во второй половине XIX – начале XX вв. фундаментом экономики Западной Сибири являлось сельское хозяйство. Его считали своим главным занятием свыше 70 % всего самодеятельного населения, а в деревнях – около 80 % (данные Всероссийской переписи населения 1897 г.). Земледельческое производство велось силами семейных крестьянских домохозяйств, объединенных в сельские общины. Оно сочеталось с животноводством, во многих случаях – с рыболовством и охотой. Основные возделываемые культуры (в порядке убывания посевной площади): яровая пшеница, овес, озимая рожь, яровая рожь, ячмень, картофель, просо, гречиха, горох, озимая пшеница. В Томской губернии валовой среднегодовой сбор зерновых увеличился в 1914–1917 гг. по сравнению с 1860-ми гг. почти в пять раз. Сбор картофеля рос еще более высокими темпами.

Прирост валового сбора обеспечивался в первую очередь быстрым расширением посевных площадей. Целинные и залежные земли осваивали, главным образом, крестьяне-новоселы, чье переселение в Западную Сибирь с середины 1880-х гг., а особенно в период Столыпинской аграрной реформы (1906–1914 гг.), стало массовым явлением. В нашей области основными районами освоения, где появилось множество новых поселений, на рубеже веков стали засушливые степи Южной Барабы и Северной Кулунды, а также лесистая и болотистая Васюганская равнина.

Урожайность сельскохозяйственных культур была весьма неустойчивой и в целом невысокой, но со временем она повышалась благодаря происходившему в хозяйствах крестьян-предпринимателей улучшению агротехники и севооборотов. В начале XX в. в нашем крае обеспеченность крестьянских хозяйств такими сельскохозяйственными орудиями, как железный плуг, жатки, молотилки и сенокосилки, была выше, чем в Европейской России. В 1901—1906 гг. в Томской губернии «чистая», за вычетом семян для посева, урожайность пшеницы и овса составляла в среднем 8,5 ц/га. По уровню развития животноводства Томская губерния тоже значительно обгоняла Европейскую Россию. Во второй половине XIX в. поголовье скота увеличилось здесь почти в три раза, прирост поголовья продолжался и позже.

Развивалась рыночная, торгово-капиталистическая ориентация земледелия и скотоводства. В начале XX в. основная часть продуктов полеводства, до половины продукции животноводства предназначались для продажи на местных рынках либо для вывоза в Европейскую Россию, на восток Сибири, за границу. Огородничество в основном обеспечивало собственные потребности в овощах и технических культурах, лишь в пригородных местах оно имело товарный характер. Важную роль в хозяйстве местных жителей играли промыслы – ямщина и содержание постоялых дворов на тракте, сбор кедровых орехов, шерстобитный и щепной промыслы, смолокурение, обжиг древесного угля и пр.

Индустриальный сектор экономики занимал более скромное место, чем сельское хозяйство, но в ряде своих отраслей прогрессировал. Его стержнем являлась государственная Транссибирская железная дорога, которая строилась с 1891 г. и начала полностью действовать на территории нынешней Новосибирской области в 1897 г., после открытия моста через Обь. В 1912 г. при посредстве 18 станций, находившихся в указанных пределах, было отправлено 615 тыс. пассажиров, 5 тыс. т багажа и 633 тыс. т прочих грузов. Прибыло на эти станции соответственно 539 тыс. пассажиров, 3 тыс. т багажа и 373 тыс. тонн иных грузов. Здесь еще не учтены грузы, проходившие через ст. Новониколаевск по линии Барнаульской и Бийской транспортных контор. Частные акционерные компании построили ответвления Транссиба на юг от Новониколаевска и Татарска. Алтайская железная дорога пущена в 1915 г., Кулундинская работает с 1917 г. Дополняло транспортную сеть в крае Обское пароходство: в начале века только Новониколаевская пристань ежегодно отправляла и принимала более 100 тыс. пассажиров, в 1913 г. ее грузооборот превысил 328 тыс. т.

Успешно развивались некоторые отрасли промышленной переработки сельскохозяйственного сырья. Это, в первую очередь, машинное маслоделие, появившееся в 1890-х гг. и быстро завоевавшее зарубежные рынки сбыта. В 1912 г. только в Каинском, Карасукском, Татарском и Новониколаевском маслодельческих районах действовали 1084 частных и артельных «завода» и 551 их отделение с совокупной годовой производительностью 11,1 тыс. т сливочного масла. В Новониколаевске с 1916 г. располагались центральные учреждения и предприятия «Закупсбыта» – общесибирского объединения кооперативных организаций. Крупнейшее и влиятельнейшее в стране, объединение сбывало продукты сельскохозяйственной переработки и приобретало для своих пайщиков-кооператоров потребительские товары не только в России, но и в Америке, Англии, Швеции, Китае. На Егорьевских приисках в Салаирском кряже «Российское золотопромышленное общество» вело добычу золота; в 1912 г. его было намыто почти 114 кг.

Из других отраслей промышленности выделялись крупчатое и мукомольное, винокуренное, пимокатное, пиво-медоваренное, кирпичное, кожевенное производства. В 1913 г. в Новониколаевске действовало 8 крупных паровых мельниц, обеспечивая треть всего хлебного помола в Западной Сибири. Но металлургическая, машиностроительная, текстильная и прочие отрасли производства, характерные для развитых индустриальных регионов, в здешних местах удовлетворительного развития не получили.

Население нашего обширного и богатого края даже в начале XX в. оставалось немногочисленным. Однако в ходе преимущественно земледельческого освоения Западной Сибири оно увеличивалось быстрыми темпами. По приблизительным оценкам историков В. И. Пронина и Г. А. Ноздрина, число жителей в пределах нынешней Новосибирской области за 1858–1897 гг. выросло более чем в два раза – со 160–180 тыс. до 400 тыс. человек. За последующие 20 лет оно увеличилось еще в три раза, до 1,2–1,3 млн. Преобладал механический прирост в связи с притоком добровольных переселенцев. Однако большим был и естественный прирост – результат превышения рождаемости над смертностью. В 1887–1914 гг. ежегодный естественный прирост населения в Томской губернии был одним из наивысших в России: уровень 21–23 человека на каждую 1000 человек населения знаменует ситуацию «демографического взрыва». Такая ситуация объясняется высокой рождаемостью в молодой переселенческой среде, а также относительно низкой смертностью у зажиточных сибиряков-старожилов и определенными успехами в медицинском обслуживании населения.

Принудительная ссылка, игравшая в прежнее время значительную роль в заселении и освоении Сибири, во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. не имела колонизационного значения.

Население было многонациональным при преобладание русских – в Томской губернии в 1897 г. их насчитывалось 86 %. Другие национальные группы пришлого населения – украинцы, российские немцы, урало-поволжские татары, мордва, евреи, поляки, белорусы, чуваши и др. Удельный вес аборигенных народов со временем уменьшимся не только из-за притока в край пришлых людей, но и вследствие низкого естественного прироста населения у аборигенов, их этнической ассимиляции русскими. Барабинских татар по переписи 1897 г. насчитывалось 4433 человека, чатов – 999 душ.

Приверженцы официальной православной церкви в 1913 г. составляли 91 % населения губернии, еще 5 % – православные старообрядцы и единоверцы, по одному проценту – мусульмане и католики. Представлены были также христиане-протестанты, иудаисты и почитатели местных языческих культов.

На рубеже веков более 90 % всего населения Томской губернии проживало в сельской местности. По сословной принадлежности в губернии доминировали крестьяне: 85 человек из каждых 100 жителей. Около 7 % населения составляли мещане, 6 % – «инородцы», доля представителей прочих сословий была мизерной. Крестьяне в правовом и социокультурном отношении делились на сибиряков-старожилов («чалдонов») и «российских» – переселенцев из разных местностей Европейской России. Развивающееся социальное расслоение привело к образованию весьма подвижных в своих границах групп бедноты, середняков и зажиточных. Примерное соотношение числа домохозяйств в этих группах, по данным сельскохозяйственной переписи 1916 г., в Томской губернии равнялось соответственно 50, 32 и 18 %. Крестьянское хозяйство оказалось довольно устойчивым в условиях развития рынка, и новые классы (предприниматели и наемные работники) в деревне составляли небольшую долю населения.

Городское население нашего края до конца XIX в. концентрировалось в Каинске (он приобрел статус города в 1782 г.) и с 1796 г. в Колывани. В 1893 г. в районе пересечения строящейся железной дороги и реки Обь возник пос. Новониколаевский, получивший в 1903 г. статус заштатного (безуездного) города Томской губернии. Бурное развитие этого торгово-транспортного, в меньшей степени – промышленного и культурного центра скоро вывело его в число крупнейших и ведущих в Сибири. В 1911 г. безуездным городом Томской губернии стал Татарск, выросший из железнодорожного поселка. Поселки городского типа развивались также вокруг станций Каинск (Барабинск стал самостоятельным городом в 1917 г.), Болотное, Каргат.

Городское население, формируясь в основном из числа вчерашних крестьян и втягиваясь в рыночные отношения, дифференцировалось в классовом отношении. Его нижние и маргинальные (промежуточные, неустойчивые) слои, численно преобладавшие, охотно воспринимали радикальные социальные идеи и являлись их проводниками в среде сельской бедноты. Характерные для тогдашней России острейшие экономические, социальные, межрегиональные, идейные противоречия, отчужденность власти от народа и отсутствие общественного диалога, социальная незащищенность большинства населения привели к нарастанию политического противоборства в обществе, в том числе и на региональном уровне.

Рабочее движение, возникшее в конце XIX в., привело к образованию в 1903–1904 гг. Обской группы РСДРП, в 1905 г. – к митингам и демонстрациям рабочих и служащих, присоединившихся к всероссийской политической стачке. В сельской местности борьба всего крестьянства против ограничительных условий пользования землей и лесом, против произвола чиновничества дополнялась сопротивлением односельчанам-«мироедам». Острота политического противостояния была на время снижена репрессиями со стороны правительства, а также введением в стране элементов конституционного строя: царским Манифестом 17 октября 1905 г., изданием «Основных законов Российской империи» в апреле 1906 г.

Культурное развитие края во второй половине XIX – начале XX вв. осуществлялось преимущественно в рамках традиционной народной (бытовой) культуры. Она сложилась на основе интеграции местных вариантов русской культуры, которая безусловно доминировала, культуры многонациональных переселенцев из Европейской России и аборигенных народов. Грамотное население Томской губернии, по данным переписи 1897 г., составляло 10,4 %, в том числе 16,5 % мужчин и 4,3 % женщин. Доля грамотных в городской среде была выше – 36,3 %. В 1908 г. правительство России провозгласило курс на введение в стране в течение 10 лет всеобщего начального образования, но в Сибири этот план имел мало шансов столь быстро осуществиться. Здесь не существовало земских школ, которые хорошо зарекомендовали себя в Европейской России.

Начальное образование сибиряки получали в народных училищах ведомства Министерства народного просвещения и Святейшего Синода, в самодеятельных «домовых» школах и частным образом. На территории нынешней Новосибирской области в 1913 г. функционировали пять средних общеобразовательных учебных заведений: реальное училище, мужская и женская гимназии в Новониколаевске, женская гимназия и частное училище первого разряда в Каинске. Имелось также несколько профессиональных училищ. С 1911 г. в Новониколаевске работала учительская семинария.

Высшее образование можно было получить, только уехав в университетские города, ближайшим из которых с 1888 г. являлся Томск. Тем не менее, в историю России внесли свой вклад некоторые наши высокообразованные земляки. Уроженец с. Спасское Каинского округа (ныне Венгерово) Г. 3. Елисеев (1821–1891) стал профессором Казанской духовной академии, прославился как публицист, Вместе Н. А. Некрасовым он редактировал один из лучших русских журналов – «Отечественные записки». Родившийся в с. Лебедевское Кузнецкого округа Г. И. Жерновков стоял у истоков общественно-культурной жизни в Новониколасвске. В 1913 г. он создал и возглавил местный отдел Общества изучения Сибири и улучшения ее быта, затем – Обское общество сельскою хозяйства. Благодарную память заслужили и деятельные люди, приехавшие в наш край из крупных экономических и культурных центров по долгу службы или ради бизнеса. Становление Новониколаевска – во многом заслуга инженеров-путейцев Г. М. Будагова, Н. Г. Гарина-Михайловского, Н. П. Меженинова, В. И. Роецкого, Н. М. Тихомирова и др. Профессор А. Д. Крячков, проектировавший наиболее важные здания в городе, в том числе торговый корпус, 12 типовых школ, здания коммерческого собрания и реального училища, на много десятилетий определил архитектурный облик города. Предприниматель Н. П. Литвинов в разные годы издавал в городе четыре газеты, опубликовал первые книги, до сих пор сохранившие краеведческое значение.

Выделяется фигура В. А. Горохова (1849–1907) – одного из богатейших купцов в губернии. Во всей Сибири была известна построенная им по последнему слову техники паровая мельница в с. Берском (нынешний Бердск). Горохов создал в селе на свои средства народный дом и библиотеку, хорошее частное училище с интернатом для детей рабочих, а затем ремесленную школу. Подобно многим другим предпринимателям и интеллигентам, он поддерживал устремления сибирского областничества – регионального движения за самоуправление Сибири и ее равноправное положение в составе империи, за эффективное решение накопившихся здесь экономических, правовых, культурных и национальных проблем.

Значительное расширение в 1906 г. пределов гражданской свободы принесло надежду на разрешение вопросов, стоявших перед Россией и ее регионами, путем реформ либерально-демократического характера. Однако шанс довести до конца глубокие мирные преобразования не был использован политической элитой. Либеральное общественное движение в Западной Сибири не вышло из зачаточного состояния. В условиях начавшейся в 1914 г. мировой войны вновь активизировались радикально-социалистические, вышли на арену праворадикальные силы. В городах и ряде селений нашей области действовали эсеровские и социал-демократические, а также монархически-националистические (черносотенные) организации и группы.

Первая мировая война вызвала массовую мобилизацию в армию (из крестьянских дворов ушла половина трудоспособных мужчин), реквизицию лошадей, но все же большого урона экономике нашего края не нанесла. Промышленность воспользовалась военными заказами. В деревне были получены высокие урожаи, и население смогло сделать продовольственные запасы. Но эхо войны отозвалось наплывом в Западную Сибирь беженцев из прифронтовой полосы, созданием лагерей военнопленных, последующим возвращением домой массы озлобленных и распропагандированных социалистами солдат, ставших застрельщиками многих революционных действий.

И вот грянул 1917 год. В истории России он ознаменован двумя крупнейшими историческими событиями – падением весной монархического режима, а осенью – приходом к власти большевизированных советов. В местной, «малой» истории также отмечается важный рубеж: город на Оби впервые становится официальным центром административного района, пока еще небольшого, – Новониколаевского уезда.

Произошло это на волне общественных надежд и активности, возбужденной Февральской революцией. В Сибири проводится реформа местного сельского управления – организуются земства, сотрудничающие с органами власти Временного правительства. В апреле 1917 г. из состава Томской губернии выделена Алтайская губерния, в нее вошли местности, ныне лежащие на юге Новосибирской области. Западные барабинские и кулундинские районы отошли к Акмолинской области (в августе 1919 г. эта административно-территориальная единица была преобразована в Омскую губернию). Город Татарск стал центром входящего в Акмолинскую область Татарского уезда. Одновременно в пределах Томской губернии из волостей, прежде входивших в Барнаульский и Томский уезды, образован новый Новониколаевский уезд с административным центром в Новониколаевске. На территории уезда с общим населением в 427 тыс. человек располагались 63 сельские волости и заштатный город Колывань.

В условиях глубокого политического кризиса власть Временного правительства не удержалась. Либерально-демократические порядки в стране пали, не успев укрепиться. 25 октября (7 ноября) II Всероссийский съезд советов провозгласил советскую власть на всей территории страны. В Новониколаевске 13–14 (26–27) декабря Совет рабочих и солдатских депутатов, опираясь на красногвардейцев, установил свое правление. В январе 1918 г. представители окрестных крестьян признали новую власть и приняли решение о слиянии городского и уездного советов. Председателем объединенного исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов был утвержден большевик В. Р. Романов. Проводятся мероприятия по установлению «рабочего контроля» над производством, национализируются банки, железнодорожный и водный транспорт. В Каинском уезде по постановлению крестьянского съезда упразднили свободную торговлю. Все товары, принадлежащие частному капиталу, реквизировали и передали кооперативам, те вместе в властями учредили «нормальный товарооборот».

Проведя ряд назревших мероприятий в интересах трудового народа, большевистские советы не сумели, однако, наладить на новой основе хозяйство, связь между городом и деревней. Они восстановили против себя большинство крестьян насильственным изъятием продовольствия. Проводились репрессии против участников забастовки государственных служащих, обвиненных в саботаже.

В такой обстановке произошел мятеж Чехословацкого корпуса, который передвигался по Транссибирской железной дороге на восток и был поддержан внутренними антибольшевистскими силами. Советская власть в Новониколаевске (в ночь с 25 на 26 мая), а затем и в других районах области была свергнута. Началась ожесточенная гражданская война. Демократически настроенные деятели, в том числе члены сибирского регионального (областнического) движения, попытались организовать в Новониколаевске, а затем в Омске свою систему правления, но вынуждены были передать власть «верховному правителю» адмиралу А. В. Колчаку. В ноябре 1918 г. в результате военного переворота он утвердился во главе объединенных антисоветских сил на востоке России.

Колчаковский диктаторский режим не смог выработать эффективную политическую и экономическую линию в отношениях с большинством населения Сибири и не был им поддержан. В тылу его армии, в том числе на территории нынешней Новосибирской области, развернулось массовое вооруженное сопротивление. В июле 1919 г. крестьяне Татарского, Тарского и Каинского уездов приняли участие в Урманском восстании, в ходе которого возник целый партизанский край. В августе началось восстание в Приобье на территории нынешних Сузунского, Черепановского, Ордынского, Искитимского и Новосибирского районов. После поражения уцелевшие группы партизан ушли на Алтай и влились в партизанскую армию Е. М. Мамонтова. Одним из ее корпусов командовал бывший председатель Каменского уездного совета И. В. Громов, под началом которого на территории нашей области сражались 9-й Каргатский и 12-й Карасукский партизанские полки. В Новониколаевске произошло восстание солдат и офицеров Барабинского полка. Следует сказать, что далеко не все участники антиколчаковского движения действовали из идейно-политических соображений, многие вовсе не были заинтересованы в восстановлении большевистского режима.

В ночь с 13 на 14 декабря 1919 г. в Новониколаевск вступили отряды 27-й дивизии 5-й Красной армии, принеся на штыках советскую власть. В том же месяце в наш город на время был перемещен административный центр Томской губернии. Так впервые в своей истории Новониколаевск (Новосибирск) стал «столицей» крупного региона. Символическим актом стало переименование в 1920 г. многих площадей и улиц города. Базарной площади дали название Красной площади, ул. Кабинетская стала Советской, Николаевский проспект – Красным, Дворцовая улица – ул. Революции, Гудимовская – Коммунистической, Болдыревская – Октябрьской, Будаговская – Большевистской и т. д. Ряд улиц получил имена выдающихся «бунтарей и революционеров»: Спартаковская (бывшая Спасская), Урицкого (Гондатти), Свердлова (Воронцовская), Серебренниковская (Александровская), М. Горького (Тобизеновская).

Власть на огромном пространстве за Уралом перешла к Сибирскому бюро (Сиббюро) ЦК РКП(б) и чрезвычайным исполнительным учреждениям – революционным комитетам. Сиббюро было сформировано в начале Гражданской войны для руководства подпольными большевистскими организациями, а с 6 декабря 1919 г. оно осуществляло функции общесибирского политического органа. В январе 1921 г. Сибирское бюро ЦК РКП(б) приняло решение перенести межрегиональный центр из Омска в Новониколаевск, и таким образом было положено начало превращению этого города в «столицу Сибири». Межрегиональной структурой административно-хозяйственного управления стал руководить Сибирский революционный комитет (Сибревком), созданный по постановлению ВЦИК в августе 1919 г. В июне 1921 г. он тоже перебрался из Омска в Новониколаевск. Действовавшие на местах уездные, городские, волостные, сельские ревкомы уже в течение 1920 г. передали власть восстановленным советам.

Братоубийственная гражданская война нанесла огромный урон экономике, народонаселению, общественной жизни, культуре и нравственности россиян. Первые годы после ее окончания в Сибири отмечены жестоким кризисом. В крае была парализована транспортная сеть, не работала промышленность, поднялась волна бандитизма, свирепствовали тифозный мор и другие эпидемии. Если к 1917 г. площадь сельскохозяйственных посевов была не ниже довоенной, то к 1921 г. она сократилась наполовину. На одно крестьянское хозяйство вместо 6 га посева теперь в среднем приходится 2,8 га. Поголовье скота уменьшилось на 20 %, резко ухудшилось его качественное состояние.

С целью прояснить демографическую ситуацию в августе 1920 г. проводится вторая (после января 1897 г.) Всероссийская перепись населения. На территории будущей (учрежденной в 1921 г.) Новониколаевской губернии перепись зафиксировала 1297,4 тыс. человек постоянного населения, в том числе 615,4 тыс. мужчин и 682 тыс. женщин. Громадный дефицит мужчин был следствием их гибели в период мировой и гражданской войн, что обозначило первую в новейшей истории России демографическую катастрофу. Доля городского населения в нашем крае достигала всего 8,9 %. Плотность населения составляла 9 человек на 1 км2. В Новониколаевске перепись 1920 г. учла 67 989 жителей, в Колывани – 10 737, в Барабинске – 8296, в Каинске – 5791 человек. За пределами намечаемой к образованию Новониколаевской губернии предполагалось оставить вместе с их сельскими округами следующие города: в Омской губернии – Татарск (7039 человек), в Томской губернии – Болотное с 5178 жителями.

В ситуации экономического паралича и засухи 1920–1921 гг. власти проводили политику «военного коммунизма». В ходе продовольственной реквизиции «излишки» сельхозпродуктов бесплатно изымали у крестьян и отправляли в города Сибири и в Центральную Россию. В ответ Западную Сибирь потрясли крестьянские антикоммунистические восстания. Одним из первых было Колыванское восстание в июле 1920 г. в селениях вблизи Новониколаевска. Власти подавили сопротивление вооруженной силой, но проблемы, вызвавшие народное недовольство, оставались нерешенными.

В политических и хозяйственных кругах формирующейся советской правящей элиты вызревали проекты реформ, призванных переломить неблагоприятные тенденции в развитии общества, сделать его лояльным и более управляемым. В порядке осуществления этих проектов в марте 1921 г. на X съезде РКП(б) была провозглашена «новая экономическая политика», взят курс на поэтапную замену продразверстки более приемлемым для хлебопашцев продовольственным налогом. В Сибири было признано целесообразным провести административно-территориальные преобразования, закрепить легитимность положения Новониколаевска как важнейшего центра восточной части России. В этой обстановке 13 июня 1921 г. ВЦИК РСФСР принял постановление об образовании Новониколаевской губернии в составе пяти уездов – Каинского, Каменского, Каргатского, Новониколаевского и Черепановского, с центром в Новониколаевске. Эта губерния существовала недолго, но ее можно с полным правом считать прообразом, историческим ядром будущей Новосибирской области, история которой начинается в 1937 г.

 

Список основных трудов по истории Новосибирской области

Вопросы краеведения Новосибирска и Новосибирской области: сб. науч. тр. / ред.: Л. М. Горюшкин, В. А. Зверев. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1997. 225 с.

История Новосибирской области с древности до наших времен: очерки в помощь школьникам, изучающих краеведение / науч. ред. В. И. Молодин; ред.-сост. С. А. Комиссаров. Новосибирск: Горница, 1996. 175 с. Второе издание: Очерки истории Новосибирской области / А. И. Соловьев, Д. Я. Резун, Г. А. Ноздрин, В. А. Исупов, И. С. Кузнецов // Сибирская горница: журнал для семейного чтения. 1999. № 3. С. 56–97.

Миненко Н. А. История Новосибирской области с древнейших времен до конца XIX в. 2-е изд., доп. и перераб. Новосибирск: Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1983. 80 с.

Миненко Н. А. По старому Московскому тракту: о первых русских поселениях на территории Новосибирской области. Изд. перераб. и доп. Новосибирск: Кн. изд-во, 1990. 184 с.

Наша малая родина: хрестоматия по истории Новосибирской области, 1921–1991 / отв. ред. С. А. Красильников. Новосибирск: Экор, 1997. 768 с.

Новониколаевская губерния – Новосибирская область, 1921–2000: Хроника. Документы / отв. ред. И. С. Кузнецов. Новосибирск: Администр. Новосиб. обл. и др., 2001. 325 с.

Новосибирская область в контексте российской истории: материалы Регион. ист.-краевед. конф. / отв. ред.: А. А. Беспаликов, В. А. Ламин. Новосибирск: Ин-т истории СО РАН, 2001. 290 с.

Памятники истории, архитектуры и монументального искусства Новосибирской области: каталог в 4 кн. / общ. ред.: Н. П. Журин, В. И. Баяндин. Новосибирск: НПЦ по сохранению ист.-культ. наследия, 1998. Кн. 1. 200 с.; 2001. Кн. 2. 295 с.

Советы депутатов Новосибирской области, 1937–1997 гг. / отв. ред.: А. П. Сычев, И. М. Савицкий. Новосибирск: Обл. совет депутатов, 1997. 672 с.

Страницы истории Новосибирской области. Люди, события, культура: Первая Обл. науч.-практ. конф. краеведов: гез. докл. и сообщ. / отв. ред.: Л. М. Горюшкин, В. А. Зверев. М.: ИСПИ РАН, 1995. Ч. 1. 197 с.; Ч. 2. 193 с.

Троицкая Т. Н., Соболев В. И. Наш край в древности и Средневековье: учеб. пособие. Новосибирск: Студия Дизайн ИНФОЛИО, 1996. 128 с.

 


[1] Для более полного и наглядного представления см. карту: Территория Новосибирской области в начале ХХ в. // Атлас Новосибирской области. 2-е изд. М., 2002. С. 55.

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 73)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела