Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Развитие физической культуры и спорта в учреждениях образования»
Выпуск №48 Октябрь 2013 | Статей в выпуске: 120


Все статьи автора(2) Наталья Геннадьевна Скорнякова,
заместитель директора по организационно-методической работе МКУ «Горархив»

Первая Новониколаевская женская гимназия в архивных документах

Среди большого разнообразия учебных заведений, существовавших в первые два десятилетия 20 века в г. Новониколаевске, без сомнения, ярким очагом формирования женской культуры и женской образованности является Первая Новониколаевская женская гимназия. История сделала нашим современникам и будущим поколениям большой подарок, сохранив документы этого учреждения. Бережно хранимые сотрудниками Новосибирского городского архива 94 архивных дела Первой Новониколаевской женской гимназии позволяют сформировать представление не только о деятельности этого учебного заведения, но и увидеть некоторые события отечественной истории через призму истории города Новониколаевска.

Как свидетельствуют документы, предшественником Первой Новониколаевской женской гимназии являлось частное учебное заведение с правами учебного заведения 3-го разряда, основанное Павлой Алексеевной Смирновой в 1902 году.[1]

Павла Алексеевна Смирнова родилась в 1869 году в семье православного священника. В 1984 году окончила Самарское епархиальное женское училище и получила звание домашней учительницы.[2] По прибытии в Новониколаевск  П.А. Смирнова открыла частное учебное заведение, которое представляло собой двухклассную начальную школу, при которой дополнительно Павла Алексеевна организовала хоровой и музыкальный кружки.

7 мая 1905 года П. А. Смирнова открыла женское училище 2-го разряда в составе 4-х классов.

В 1907 год был открыт 5-й класс, и тогда же училище было преобразовано в учебное заведение 1-го разряда.[3]

В 1908 году открывается 6-й класс, а в 1909 году – 7-й класс. В этом же году было возбуждено ходатайство перед Попечителем Западно-Сибирского учебного округа о предоставлении учащимся прав, коими пользуются учащиеся женских гимназий Министерства Народного Просвещения по Положению 24 мая 1870г.[4] В соответствии с названным Положением женские училища были переименованы в гимназии и прогимназии. Согласно Положению женские гимназии предназначались для обучения девочек всех сословий и  вероисповеданий, состояли из приготовительного и семи основных классов, восьмого педагогического. Первые три класса (иногда и больше) составляли прогимназию и могли существовать как самостоятельное учебное заведение. Гимназисткам, окончившим 7 классов, выдавали аттестат учительницы начальной школы, 8 классов – домашней учительницы. Получившие по окончании гимназии медаль, получали звание домашней наставницы.

Приказом попечителя Западно-Сибирского учебного округа от 2 августа 1910 № 6432[5] года частное женское учебное заведение 1 разряда, учрежденное П.А. Смирновой, было преобразовано в женскую гимназию Министерства Народного Просвещения, что предоставляло ей права казенной гимназии.[6]

22 ноября 1910 года Павла Алексеевна Смирнова была утверждена в должности начальницы гимназии.[7]

Согласно приобретенному статусу казенного учреждения, руководство и контроль финансово-хозяйственной деятельностью гимназии осуществлял Попечительский Совет, избираемый сроком на 3 года, по соглашению с начальницей гимназии. В полномочия Попечительского Совета входило:

1. Выборы главы Попечительского Совета и начальницы гимназии;

2. Привлечение средств для нужд гимназии;

3. Определение жалованья сотрудникам гимназии;

4. Контроль за расходованием денежных средств;

5. Определение платы за обучение в гимназии;

6. Создание условий для благоустройства и поддержания в гимназии порядка.[8]

Первым председателем Попечительского Совета Новониколаевской женской гимназии был избран известный врач, человек, много сил отдававший вопросам просвещения в городе Ново-Николаевске, один из учредителей Общества попечения о народном образовании, существовавшего в те годы в Ново-Николаевске, Михаил Павлович Востоков.[9] Отношением Попечителя Западно-Сибирского учебного округа от 11 октября 1910 года членами Попечительского Совета Новониколаевской женской гимназии были утверждены 5 человек: Екатерина Николаевна Вставская, Калисфения Платоновна Лапшина, Елена Иосифовна Питон, Алексей Григорьевич Беседин, Сергей Владимирович Горохов.[10] В последующие годы в состав Попечительского Совета гимназии входили такие известные люди, как Андрей Дмитриевич Крячков, Александр Михайлович Луканин, Николай Михайлович Тихомиров и др.

Содержание гимназии обеспечивалось из 3 источников: основным являлся доход, получаемый в качестве платы за обучение, из правительственной казны поступало 2500 рублей, столько же – от Новониколаевской Городской Думы. Плата за обучение в приготовительных классах составляла   50 рублей в год, в основных – 100 рублей, в 8 дополнительном – 150 рублей в год. [11]

Средства, получаемые от Ново-Николаевского Городского Общественного управления, расходовались не только на хозяйственные нужды, но и на оплату обучения гимназисток – сирот или тех, материальное положение родителей которых не позволяло вносить плату за обучение. Решение об освобождении от платы за обучение принималось начальницей гимназии, с августа 1910 года (с момента изменения статуса частной гимназии) данный вопрос решался Попечительским Советом гимназии.[12].

21 июля 1911 года на заседании Ново-Николаевской Городской Думы было рассмотрено прошение Попечительского Совета Ново-Николаевской женской гимназии, учрежденной П.А. Смирновой, об открытии при гимназии 8 класса. В ходе рассмотрения было вынесено постановление о выделении единовременного пособия женской гимназии на 1912 год для открытия 8 класса.[13]

Отсутствие подходящего помещения в то время было большой проблемой для многих учебных заведений Новониколаевска. В связи с открытием новых классов и увеличением количества обучающихся в женской гимназии вопрос помещений встает все острее.

С момента образования Ново-Николаевская женская гимназия располагалась в арендуемых помещениях. С 1908 года по 1912 гимназия размещалась в доме, принадлежащем купцу Ф. Д. Моштакову по ул. Асинкритовской №№ 40-42, квартал 27, участок 18-19. Имеющиеся помещения не удовлетворяли потребности гимназии, «занимаемые комнаты малы для полного штатного количества учащихся».[14] Как видно из письма Председателя Педагогического Совета к председателю Попечительского Совета гимназии, наполняемость классов перед началом 1912/1913 учебного года была достаточно высокой: в 1 классе – 52 чел., во 2 кл. – 50, в 3кл. – 44, в 4 кл. – 43, в 5 кл. – 31чел., в 6 кл. – 36 чел. в 7 кл. – 19 чел.

Для того чтобы разместить такое количество учащихся и обеспечить полноценный учебный процесс, гимназии требовалось: «10 классных комнат, комната для квартиры начальницы, физического кабинета, канцелярии, библиотеки, учительской комнаты, столовой, рекреационного зала, 2 раздевален».

Занятия в гимназии проводились в первой половине дня, поэтому иногда её помещения использовались другими образовательными учреждениями. Так, в частности, на заседании Попечительского Совета от 7 сентября 1914 года рассматривалось прошение инспектора народных училищ 7 района о возможном предоставлении помещений Новониколаевской женской гимназии «с двух часов дня, во вторую очередь...» для учебных занятий «...Ново-Николаевской высшей женской школы, двухклассному женскому училищу и 32-ому женскому начальному училищу ввиду того, что школьные помещения этих училищ отведены для нужд военного ведомства».[15]

К этому времени гимназия располагалась в двух домах, принадлежащих торговому дому «И. Т. Суриков и сыновья». В 1916 году для нужд гимназии Попечительским Советом был снят еще один 2-х этажный дом, по адресу: Кузнецкая, 8, также принадлежащий Сурикову. Однако арендуемые помещения не отвечали необходимым требованиям учебного заведения, к тому же арендная плата была непомерно высокой.

Архивные документы Первой Новониколаевской женской гимназии свидетельствуют, что начиная с 1908 года и на протяжении всего последующего существования учреждения, руководство гимназии, включавшее начальницу гимназии П.А. Смирнову, Попечительский и Педагогический Советы, а также органы городского общественного управления стремились решить вопрос с постройкой собственного здания для гимназии.

24 июля 1908 года городское общественное управление постановило: «ввиду того, что город субсидируя учебное заведение П.А. Смирновой, которое не вмещает всех желающих учиться, и не имея возможности расширить это училище, ходатайствует об открытии в городе Правительственной женской гимназии и об отводе участка земли для постройки собственного здания женской гимназии, если Министерство Народного Просвещения найдет нужным построить это здание».[16] В последующие с 1909 по 1914 годы ежегодно городской глава В.И. Жернаков направляет ходатайства в Министерство Народного Просвещения, Попечителю Западно-Сибирского учебного округа в надежде ускорить решение вопроса о строительстве здания для женской гимназии. В этой связи, в письме от 13 декабря 1912 года, направленном на имя госпожи П.А.Смирновой, В.И. Жернаков разъясняет начальнице гимназии, что для «внесения в Государственную роспись сумму на постройку здания для женской гимназии в городе Ново-Николаевске... учрежденную Вами гимназию нужно официально считать городской, управляемой Попечительным Советом» В этом же письме городской глава просит Павлу Алексеевну оформить письменное заявление о том, что она согласна «продать городу инвентарь гимназии..., т.к. продолжать содержать свою частную гимназию из-за недостатка средств Вы не можете. Город же со своей стороны будет просить Вас остаться начальницей гимназии за обоюдно обусловленный оклад жалованья».[17]

В 1913 году Ново-Николаевское Городское Общественное Управление настойчиво ходатайствует перед Попечителем Западно-Сибирского Учебного Округа и Министерством Народного Просвещения об ассигновании кредита из средств казны на постройку собственного здания гимназии. В свою очередь, Ново-Николаевская Городская Управа выделила участок земли в 47 квартале центральной части города по ул. Асинкритовской и назначило единовременное пособие для строительства в размере 10000 рублей.[18]

В связи с началом первой мировой войны вопрос о постройке здания отошел на второй план, хотя проблема помещений еще более обострилась. Увеличившийся поток раненых, поступающих с фронта, привел к необходимости подыскивать в городе помещения для лазаретов. 19 июля 1916 года в учебные заведения Ново-Николаевска было разослано циркулярное письмо «Г.(господина – автор) Товарища Министерства Народного Просвещения», которым предписывалось: «в виду выяснившейся необходимости увеличения лазаретов и возможности занятия с этой целью учебных заведений... оказывать содействие к удовлетворению данной потребности и с этой целью не ограничиваясь отстаиванием интересов учебных заведений, которыя (так в документе) могут заниматься после использования всех других подходящих помещений»[19].

Трехкратный рост арендной платы, отсутствие ремонта в занимаемых помещениях в течение нескольких лет вынудило 1 февраля 1919 года Председателя Попечительского Совета  вновь направить письмо в Ново-Николаевскую Городскую Управу, в котором выражена просьба «снова поставить вопрос о постройке собственного здания, если не в ближайшем времени, то по крайне мере в будущем, когда жизнь страны и в частности города войдет в нормальную колею».

Однако, как показало «будущее» Первой Ново-Николаевской женской гимназии так и не суждено было обрести собственное здание. В мае 1919 года трехэтажное здание гимназии было подвергнуто реквизиции и одновременно передано частям польской армии.[20]

Выстраивание системы обучения и воспитания гимназисток проводилось при активном участии Педагогического Совета гимназии. Как видно из протоколов заседаний Педагогического Совета женской гимназии, педагоги рассматривали вопросы приема и перевода учащихся в классы, отбора учебной литературы и методических пособий для преподавания дисциплин, поощрения и наказания гимназисток, выработки учебных программ в соответствии с присланными циркулярами Министерства Народного Просвещения и Западно-Сибирского учебного округа, организацией внеучебных мероприятий для гимназисток.

По документам гимназии установлено, что в период с 1912 по сентябрь 1916 года Педагогический Совет гимназии возглавляли священник отец Петр Васильков, статский советник Степан Игнатьевич Анищенко. Письмом от 12 августа 1916 года Попечителя Западно-Сибирского учебного округа председателем Педагогического Совета Новониколаевской женской гимназии с 1 сентября 1916 года был назначен директор Новониколаевской учительской семинарии, статский советник Павел Крылов. В мае-апреле 1918 руководство Педагогическим Советом осуществляла П.А. Смирнова,[21] а с ноября 1918 года Софья Петровна Тыжнова,[22] которая с сентября 1918 года исполняла обязанности начальницы гимназии[23].

Следует сказать, что обучающиеся в женской гимназии должны были соблюдать строгие правила поведения, как на уроках, так и в обыденной жизни. Ученицы гимназии выделялись из общей массы городских детей тем, что носили специальную установленного фасона форму. Как вспоминает З. М. Сиряченко, «форменное платье носили и гимназистки и учителя. Наши учительницы носили платья синего цвета, а гимназистки – темно-зеленое платье с фартуком черным или белым. Белый парадный фартук надевали, когда шли на симфонический концерт или благотворительный вечер. На ногах обычно носили чулки из льна (черные или коричневые, чаще – черные) и ботиночки, а в теплое время года – белые чулочки и туфельки. Даже зимой в гимназии нельзя было ходить в суконных ботиночках, сапожках, валенках. С пятого класса разрешалось носить туфельки на каблучках. Девочки укладывали волосы в косы.... Банты были темные, белые вплетали по праздникам. С пятого класса разрешалось делать прически. Значок нашей гимназии был желтого цвета, овальный, мы обычно носили его на шапочке или на платье слева. На нем было написано «Первая Ново-Николаевская гимназия»[24]

Гимназистам не разрешалось посещать «увеселительные летние сады»[25] «кинематограф, чтобы не смотрели фильмы, которые...по возрасту не полагалось смотреть»[26], «посещение общественных мест допускалось только с особого на каждый раз разрешения начальства, причем во всех общественных местах гимназистки обязаны быть в присвоенной им форме»[27].

За нарушение дисциплины «снимали значок гимназии» или выносили вопрос на рассмотрение Педагогического Совета. Ярким свидетельством требований неукоснительного выполнения гимназических правил является сохранившийся протокол Педагогического Совета от 14 февраля 1912 года № 1, на котором рассматривалось заявление начальницы гимназии о проступке ученицы Софьи Маштаковой. За посещение С. Маштаковой костюмированного вечера в военном собрании, на котором она была вместе с родителями, гимназистке было вынесено предупреждение, о том, что «посещение маскарадов, безусловно, недопустимо и влечет за собой удаление провинившейся ученицы из учебного заведения». Родителям С. Маштаковой Педагогический Совет постановил «выразить глубокое сожаление по поводу того, что они своевременно не удержали дочь от столь несоответствующего гимназическим правилам поступка».[28]

Еще один пример, касающийся гимназических правил поведения: на экстренном заседании Педагогического Совета (протокол от 07.02.1919 № 84) рассматривался вопрос о допуске учащихся гимназии к публичным выступлениям. В связи с тем, что в гимназию официально обратилась Александра Ивановна Шамрет с предложением о выступлении на сцене в день её бенефиса учениц гимназии, Педагогически Совет постановил, «что какие бы то ни было публичные выступления учениц гимназии на общественных сценах, вне стен их учебного заведения, недопустимы».[29]

Во внеурочое время гимназистки организованно посещали концерты, благотворительные вечера, кинотеатры. Для того чтобы помочь нуждающимся, гимназия часто организовывала собственные благотворительные вечера, на которые приглашались состоятельные люди города. Вырученные средства направлялись на оплату учебы нуждающимся ученицам гимназии, пострадавшим людям в результате бедствий и несчастий, на фронт (после начала Первой мировой войны). В этой связи хочется привести содержание одного письма от 15 февраля 1916 года, весьма показательного с точки зрения существовавших в то время норм этикета, направленного председателем комитета начальников средних и низших учебных заведений по внешкольному надзору в г. Ново-Николаевске, директором мужской гимназии г. Ново-Николаевска, статским советником Николаем Моисеевичем Максиным на имя начальницы гимназии П.А. Смирновой.

«Свидетельствуя свою благодарность за приглашение на платный ученический вечер, устраиваемый 19 февраля в женской гимназии, имею честь довести до Вашего сведения, Милостивая Государыня, что присутствовать на этом вечере, к сожалению, не могу, т.к. присланный билет 2 ряда /10 место/, за который мною уплочено пять рублей, не соответствует ни моему положению, ни цене билета.

К сему покорнейше прошу сообщить мне фамилии и имена учениц 8 класса женской гимназии, которые с предложением билета вошли в мой кабинет в пальто и головных уборах. Что касается билета, то таковой приобщен к делам комитета.

Сообщая о вышеизложенном, прошу сообщить мне как Председателю комитета начальников учебных заведений г. Новониколаевска, какое последует с Вашей стороны заключение на мое отношение.»[30]

В связи с открытием в 1916/17 учебном году ещё одной женской гимназии в городе Новониколаевске Попечительский Совет женской гимназии, учрежденной П.А. Смирновой, постановлением от 4 мая 1916 года и разрешения Попечителя Западно-Сибирского учебного округа переименовал женскую гимназию, учрежденную П.А. Смирновой, в Первую Новониколаевскую женскую гимназию.[31]

Тяжелые годы, последовавшие за событиями 1917 года, подвигли педагогический коллектив гимназии искать свои пути реформирования существовавшей до этого образовательной системы. В 1918 году Педагогический Совет гимназии предлагает к обсуждению родителям учениц свои варианты корректировки имеющихся учебных программ, которые бы дали возможность городским детям получить законченное среднее образование.

Курс русского языка должен базироваться на развитии речи и творческой мысли учениц. Изучение грамматики должно быть только практическим. Теоретическое изучение грамматики предполагалось перенести на старшие классы. Курс словесности предлагалось начать с 4-5 класса, его теоретическая часть выделялась в отдельный предмет в средних классах.

Курс истории должен был начинаться со 2 класса. В средних классах необходимо было сократить материал по средней и римской истории, а дополнить новой историей, русской и всеобщей. Курсы истории и литературы должны были согласовываться между собой. Изучение естественной истории предлагалось начинать с 1 класса, где оно должно было вестись путем наблюдения и опыта. В младших классах предлагалось ввести начало химии и физики.

Все отрасли математических наук должны быть строго согласованы между собой. С младших классов практическим наглядным путем должно было начинаться изучение геометрии.

Предполагалось вводить с 1 класса и постепенно 3 иностранных языка (немецкий, французский, английский) при этом незнание языков не должно было «служить препятствием для поступления в следующие классы гимназии».[32]

Оставались необходимые для преподавания рисование, пение, декламация. Преподавание же Закона Божия должно вестись для желающих и носить воспитательный характер. Вводились уроки ручного труда, на которых ученицы должны приобрести навыки необходимые в повседневной жизни.[33]

Воспитательную основу новой школы должно составлять трудовое воспитание: «чистота и порядок в помещении, приготовление завтраков... ведение молочного хозяйства и т.п., все под руководством опытного руководителя.... Прислуги не должно быть в школе, кроме совершенно необходимой для тех работ, которые окажутся не под силу учащихся – девочек»[34].

Преобразования, связанные с изменением государственного строя, повлекли за собой и изменение системы образования в новом государстве. Начиная со второй половины 1920 года, учебные заведения переименовываются в советские школы 1 и 2 ступени. В требовательных ведомостях по выплате содержания учащему персоналу и служащим Первой Ново-Николаевской женской гимназии от июня 1920 года значится наименование Третья советская школа 2 ступени Центрального района.[35]

Приказом заведующего подотдела единой трудовой школы Ново-Николаевского уездного отдела образования от 26.01.1921 г. третья советская школа 2 ступени Центрального района «из-за недостатка преподавателей» была закрыта.[36]

Так неожиданно оборвалась судьба одного из самых ярких образовательных учреждений нашего города, Первой Ново-Николаевской женской гимназии, созданной самоотверженной женщиной П.А. Смирновой.

 


[1] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 5

[2] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 5

[3] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 5

[4] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 5

[5] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 61. Л. 1

[6] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 37

[7] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 40

[8] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 7а. Л. 1

[9] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 7а. Л. 1

[10] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 7а. Л. 7

[11] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 8

[12] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 41. Л. 4-6

[13] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 5. Л. 3

[14]  НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 1-2

[15] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 11. Л. 38

[16] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 5

[17] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 3

[18] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 19. Л. 13

[19] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 28

[20] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 88. Л. 20

[21] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 33. Л. 121-126

[22] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 77. Л. 1

[23] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 78. Л. 33а

[24] З. Сиряченко. Я помню... Новосибирск. 2003 г. с. 11-12

[25] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 15. Л. 4

[26] З. Сиряченко. Я помню... Новосибирск. 2003 г. с.17

[27] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 15. Л. 4

[28] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 15. Л. 4

[29] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 77. Л. 81

[30] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 5

[31] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 63. Л. 23

[32] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 87. Л. 5

[33] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 87. Л. 5

[34] НГА. Ф. 588.  Оп. 1 Д. 87. Л. 5

[35] ГКУ ГАНО Ф. Р-1926. Оп.1. Д. 414. Л. 9

[36] ГКУ ГАНО Ф. Р-1926. Оп.1. Д. 35. Л. 51

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 5)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Итоги и перспективы изучения городского самоуправления Сибири второй половины XIX – начала XX в. на рубеже XX и XXI вв.
2. Святое ремесло: подвижничество сельской школы в мемуарах новосибирских учителей
3. Дождем покрыты, ветром огорожены: как жили переселенцы барабы в начале ХХ века
4. «Любо – так к венцу». Брачность русского населения Сибири во второй половине XIX – начале XX в.
5. Поселенческая статистика – основа для изучения истории сельских населенных пунктов второй половины XIX – первой трети XX века (на примере селений в округе Новониколаевска-Новосибирска)
6. «Будьте, мои слова, крепки и лепки»: сто двадцать заговоров из Верхнего Причулымья
7. Деревенская учительница о «темных сторонах» педагогической и медицинской культуры крестьян
8. Красен человек ученьем. Материалы о воспитании и образовании детей в селениях Сибири (конец XIX — начало XX вв.)
9. Чёрные и красные штрихи судьбы. Мои воспоминания «о времени и о себе»
10. Влияние переселений на социально-экономическое развитие Сибири в эпоху капитализма (историография и источники изучения проблемы)
11. Расселение и положение ссыльных в Сибири во второй половине XIX века
12. Устные исторические источники на школьных уроках истории
13. Первая Новониколаевская женская гимназия в архивных документах
14. Чудо природы – озеро Данилово
15. О фальшивых юбилеях и достоверных датах основания старейших населенных пунктов Новосибирской области
16. Социально-экономическое и культурное развитие Купинского района
17. Внутринадельное размежевание земли в Купинской волости Каинского уезда Томской губернии
18. «Хлеб до сих пор – самое лучшее». Воспоминания о родных людях и голодном детстве
19. Жар-птица из холодных краев (Петр Павлович Ершов)
20. Поэтическая чаша Алексея Ачаира
21. Магистраль его жизни (очерк)
22. Под крылом Бахуса (Писательские байки)
23. Как восстановить историю своей семьи? (Практические советы)
24. Кому нужна Сибирь?
25. Тобольская губерния