Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Развитие физической культуры и спорта в учреждениях образования»
Выпуск №48 Октябрь 2013 | Статей в выпуске: 120


Все статьи автора(11) Алексей Валерьевич Горшенин,
литературный критик, историк литературы, прозаик, член Союза писателей России

Жар-птица из холодных краев (Петр Павлович Ершов)

…Вот полночною порой

Свет разлился над горой, –

Будто полдни наступают;

Стали бегать и кричать

И пшено с вином клевать…

 

Многие, наверное, услышав эти строки, без тени сомнения скажут, что они – из знаменитой сказки Петра Ершова «Конек-горбунок». И будут, безусловно, правы. Да и какие возможны тут сомнения, если на протяжении вот уже более полутора веков ею зачитываются люди разных возрастов и поколений не только в России, но и далеко за ее пределами. Впервые напечатанная 1834 году, сказка эта только у нас в стране переиздавалась около двухсот раз общим тиражом свыше десятка миллионов экземпляров. Помимо того, «Конек-горбунок» переведен на все основные языки планеты, выходил во многих крупнейших столицах мира. Прочно вписалась сказка П.П. Ершова на драматической и балетной сценах.

В чем же причины столь необыкновенной ее популярности?

Сказать коротко – в глубоко народных корнях и истоках, что особенно хорошо видно на образах главных героев сказки Ивана-дурака и Конька-горбунка. Через них Ершову удалось выразить самую суть русского человека, показать, каким духовным богатством он владеет. Да и другим персонажам этой сказочной поэмы в народности не откажешь. Хорошо знакомым фольклорным типом видится, например, жестокий, жадный и сластолюбивый царь, привыкший загребать жар чужими руками.

Надо сказать, что фольклор как раз и стал тем прочным фундаментом, на котором поэма П.П. Ершова и держится. Автору удалось искусно сплести различные мотивы русских сказов, в том числе и услышанные от жителей Сибири. Поэт переплавил богатейший сказочный материал и создал на его основе совершенно новое, самобытное произведение, оплодотворенное собственной фантазией.

Духом сказочного фольклора пронизано все произведение П.П. Ершова. Великолепно зная устное народное творчество, он широко пользуется поэтической его стихией, особенно ощутимой в разного рода поговорках, присказках, сравнениях, местных сибирских диалектизмах. Автор вообще стремится создать впечатление устной разговорной речи. И успешно этого достигает. Кажется, что поэма и впрямь родилась в народе, а Ершов только записал ее, сохранив в ней и просторечные обороты, и фольклорную образность, и сверкание блесток народного юмора. Вместе с тем сказка написана поразительно легкими, «летучими» стихами. И, наверное, именно это вот умение автора «Конька-горбунка» подчинять народную языковую стихию собственным художественным задачам дало повод Пушкину сказать однажды, что сей «Ершов владеет своим стихом, как крепостным мужиком».

Сам искушенный сказочник, Александр Сергеевич, надо заметить, вообще был очень высокого мнения о «Коньке-горбунке». Что подтверждают и его слова, сказанные Ершову при личной встрече: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить».

Отношение к сказке П.П. Ершова, однако, не было однозначным: восторг у одних, неприязнь у других. Ее отвергали официальные круги, что при антимонархической, античиновничьей направленности было вполне естественно. Цензура сначала беспощадно вымарывала в сказке острые места, а впоследствии и вовсе запретила ее. Но не принял ее и… Белинский, утверждавший, что сказка Ершова «не имеет не только художественного достоинства, но даже и достоинства забавного фарса». Впрочем, «неистовый Виссарион» и сказки Пушкина считал неудачей, «плодом ложного стремления к народности». Время, однако, все расставило по своим местам: вопреки мнению великого критика сказки Пушкина и Ершова продолжают жить.

Но вот какая любопытная и очень существенная деталь: если Пушкин пришел к сказкам уже в зрелом возрасте и в зените поэтической славы, то П.П. Ершов своего «Конька-горбунка» написал девятнадцатилетним юношей в самом начале творческого пути?

Феноменально? Безусловно! Хотя жизнь и судьба поэта могут многое объяснить.

П.П. Ершов родился 22 февраля (5 марта по новому стилю) 1815 года в деревне Безруково под Ишимом Тобольской губернии. Отец поэта служил капитаном-исправником (впоследствии становым приставом), под административным надзором которого находилось несколько волостей, и все детство Ершова прошло в разъездах по Сибири. Поэтому с ранних лет ему довелось общаться и с крестьянами, и с казаками, и с ямщиками, и с охотниками. От них мальчик много узнавал о жизни простого русского народа, слышал живую сочную разговорную речь. Да и в сказках и песнях, которые ему в эту пору пришлось в достатке услышать, воспевался и прославлялся  простой человек — крестьянин, солдат, мастеровой… Все это, конечно, не могло не отложиться в памяти и душе восприимчивого, не по годам развитого ребенка и не стать той питательной средой, в которой вызревал будущий поэт.

Большой след в судьбе П.П. Ершова  оставили годы (1825-1830), проведенные в Тобольске, где он учился в гимназии. Именно здесь познакомился будущий поэт с такими выдающимися личностями, как историк П.А. Словцов, автор знаменитого труда «Историческое обозрение Сибири», ссыльный композитор А. Алябьев, директор гимназии, прогрессивный для своего времени педагог И.П. Менделеев – отец великого русского химика Дмитрия Ивановича Менделеева. Каждый из них оказал на молодого Ершова заметное влияние. Так что, несмотря на юный возраст, Петр Ершов, уезжая поступать на философско-юридический факультет Петербургского университета, был уже вполне сформировавшейся интеллектуальной личностью и имел все задатки для того, чтобы вырасти в серьезного литератора.

О петербургском периоде своей жизни П.П. Ершов всегда вспоминал с теплым чувством, смешанным, правда, с горечью, как о времени светлых надежд, далеко не всем из которых, увы, суждено было осуществиться. Хотя первые годы пребывания в столице Российской империи оказались действительно радостными и счастливыми. И прежде всего, конечно, потому, что именно здесь, в Северной Пальмире, был явлен на свет его «Конек-горбунок».

Да он, наверное, и не мог появиться именно тогда, в середине тридцатых годов девятнадцатого столетия. И не просто потому, что сам автор к тому времени был просто переполнен своей поэмой. Сама литературная обстановка тех лет тоже как нельзя лучше способствовала рождению произведений этого жанра. К нему обращаются поэты Василий Жуковский, Николай Языков. В начале 1830-х появляются собранные Владимиром Далем «Русские сказки». Публикует свои сказочные поэмы Александр Пушкин. Последнее обстоятельство скорей всего и стало для Ершова решающим фактором, ибо сказочное, да и вообще все творчество великого поэта служило Петру Павловичу до конца его жизни высочайшим образцом.

После публикации «Конька-горбунка» П.П. Ершов становится частым гостем на страницах столичных журналов и газет, где выступает со стихами и поэмами, пьесами и даже рассказами. Однако же большинство его последующих произведений лишены неповторимой свежести и оригинальности «Конька-горбунка». Лишь в немногих, таких, например, как водевиль «Суворов и станционный смотритель», ощущается живая народная струя.

Пытался П.П. Ершов вернуться и к счастливому для себя жанру стихотворной сказки. Даже задумал написать поэтический свод русского народного творчества («сказку сказок»). Но дальше замысла и отдельных весьма не удачных фрагментов дело не пошло.

Литературные провалы П.П. Ершова сопровождались и семейными несчастиями: умирает отец, следом — старший брат. После окончания университета поэт остается фактически без средств к существованию. Выход из создавшегося положения  он видит только один: возвращение в Сибирь. Как писал он в стихотворении «Прощание с Петербургом»: «На небе родины далекой меня другое солнце ждет». Поэту кажется, что на берегу Иртыша, что он снова обретет творческие силы и сможет осуществить все свои замыслы.

Летом 1836 года Ершов с матерью уезжает в Тобольск. Навсегда.

Он становится учителем местной гимназии. Ему удается проявить себя и здесь, на местном поприще. Во всяком случае, преподает Ершов нетрадиционно: читает, например, по конспектам университетских лекций курс словесности, рассказывает учащимся о своих встречах с Пушкиным, Жуковским, другими писателями-современниками, организует гимназический театр. Новаторство его, правда, далеко не всем по душе. Он натыкается на стену глухого раздражения, провинциальной косности, равнодушия, а то и откровенной враждебности. Все это, как и постоянные обременительные заботы о куске хлеба, угнетает поэта и явно не способствует творческому вдохновению.

Хотя и литературных занятий он не оставляет. Пишет, скажем, полные пессимизма и разочарования стихи. В одном из них с характерным названием «Грусть», беспощадно оценивая прожитую жизнь, поэт признается: «И сердцу сладкие о днях воспоминанья мешаются во мне с отравою страданья».

Едва ли не лучшим из всего написанного Ершовым по возвращению в Тобольск стала наверняка навеянная историческим прошлым Прииртышья и основанная на старинном сказании поэма «Сузге» (1837), рассказывающая о любви хана Кучума к черноглазой красавице-наложнице Сузге. Лирические перипетии этой истории разворачиваются на фоне событий, связанных с присоединением Сибири к России. Поэма не лишена довольно существенных художественных недостатков. Тем не менее, в литературе российской она стала явлением незаурядным и дожила, неоднократно переиздаваясь, до наших дней.

Пробует себя П.П. Ершов и в прозе. В 1857 году им опубликован цикл рассказов «Осенние вечера». В них современники поэта без труда под личиной тех или иных героев угадывали реальных, живших в Тобольске, людей. В том числе и самого автора. Писателю удалось здесь многое: и характеры персонажей, и их, каждого с особинкой, речь. Налицо и сюжетное мастерство. А главное то, что весь цикл пронизан согревающей душу и сердце человечностью, которой вообще были отмечены лучшие произведения П.П. Ершова. «Осенние вечера» стали, к сожалению, его последними значительными художественными вещами.

В 1857 году П.П. Ершова назначают директором Тобольской гимназии. За пять лет пребывания на этом посту он успел немало сделать для развития просвещения Сибири. В 1862 году П.П. Ершов вышел в отставку и остался полностью не у дел. Жилось ему в ту пору очень трудно: обремененный большой семьей, он порой бедствовал настолько, что даже не мог купить дров для отопления дома.

С помощью Дмитрия Ивановича Менделеева, бывшего своего ученика и будущего создателя Периодической системы химических элементов (ученый был женат на падчерице поэта) П.П. Ершов выхлопотал пенсию, которая, впрочем, ненадолго и ненамного улучшила его положение.

18 августа (30 по новому стилю) 1869 года на 55 году жизни П.П. Ершов скончался. Похоронили его в верхней части Тобольска, на кладбище за древним валом, возведенным еще сподвижниками Ермака. На могиле поэта установлен памятник из мрамора с исчерпывающе лаконичной надписью: «Петр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конек-горбунок».

Мог ли предположить стихотворец из далекого сибирского города, сочиняя  на своей «заре туманной юности» веселую и увлекательную сказочную поэму, что переживет она его на столетия, что выпущенная им с бумажного листа фантастическая Жар-птица осветит и согреет  души и сердца не одного поколения благодарных читателей?!..

 

Дополнительно рекомендуем прочесть

Жеребцов Б. Сибирский поэт П.П. Ершов. // Б. Жеребцов. Сибирский литературный Календарь. — Иркутск, 1940.

Утков В. Петр Павлович Ершов. — Омск, 1950.

Азадовский М. П.П. Ершов. // Сибирские страницы. — Иркутск, 1988.

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 1)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Итоги и перспективы изучения городского самоуправления Сибири второй половины XIX – начала XX в. на рубеже XX и XXI вв.
2. Святое ремесло: подвижничество сельской школы в мемуарах новосибирских учителей
3. Дождем покрыты, ветром огорожены: как жили переселенцы барабы в начале ХХ века
4. «Любо – так к венцу». Брачность русского населения Сибири во второй половине XIX – начале XX в.
5. Поселенческая статистика – основа для изучения истории сельских населенных пунктов второй половины XIX – первой трети XX века (на примере селений в округе Новониколаевска-Новосибирска)
6. «Будьте, мои слова, крепки и лепки»: сто двадцать заговоров из Верхнего Причулымья
7. Деревенская учительница о «темных сторонах» педагогической и медицинской культуры крестьян
8. Красен человек ученьем. Материалы о воспитании и образовании детей в селениях Сибири (конец XIX — начало XX вв.)
9. Чёрные и красные штрихи судьбы. Мои воспоминания «о времени и о себе»
10. Влияние переселений на социально-экономическое развитие Сибири в эпоху капитализма (историография и источники изучения проблемы)
11. Расселение и положение ссыльных в Сибири во второй половине XIX века
12. Устные исторические источники на школьных уроках истории
13. Первая Новониколаевская женская гимназия в архивных документах
14. Чудо природы – озеро Данилово
15. О фальшивых юбилеях и достоверных датах основания старейших населенных пунктов Новосибирской области
16. Социально-экономическое и культурное развитие Купинского района
17. Внутринадельное размежевание земли в Купинской волости Каинского уезда Томской губернии
18. «Хлеб до сих пор – самое лучшее». Воспоминания о родных людях и голодном детстве
19. Жар-птица из холодных краев (Петр Павлович Ершов)
20. Поэтическая чаша Алексея Ачаира
21. Магистраль его жизни (очерк)
22. Под крылом Бахуса (Писательские байки)
23. Как восстановить историю своей семьи? (Практические советы)
24. Кому нужна Сибирь?
25. Тобольская губерния