Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Развитие физической культуры и спорта в учреждениях образования»
Выпуск №48 Октябрь 2013 | Статей в выпуске: 120


Вадим Семёнович Михановский,
журналист, писатель

Кому нужна Сибирь?

Именно так, впрямую поставленный вопрос, требует, скорее всего, не вопросительного, а восклицательного знака. Действительно, кому нужно это полуобжитое пространство – 63 процента от общей территории России, разрезанное на две неравные части железной колеёй, протянутой от Урала к Японскому морю?

Оказывается, нужно! Но с определёнными оговорками, обязательными советами и неукоснительными предложениями по административно-территориальному, экономическому и даже политическому переустройству площади, равной, чуть ли, не двадцати Франциям.

Заметим, советников по этому поводу – пруд пруди! Даже совсем недавно, в середине 2012 года, в нашу прессу просочилась  информация о проекте новой госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока (один из идеологов проекта нынешний министр обороны Сергей Шойгу). Территория эта выделяется де-факто во внутреннюю колонию и будет подчинена непосредственно президенту РФ, минуя действие одного из главных российских законов – о недрах и землепользовании… К этому мы ещё вернёмся и постараемся взрыхлить почву поглубже.

Напомним, в середине 90-х, когда в Москве впервые заговорили о «вахтовом методе» пользования Сибирью, один из американских политологов института мировой политики Уолтер Мид выступил в прессе с ошеломляющей (и не только для сибиряков) идеей покупки всей Сибири! Согласно этому бредовому плану, Сибирь необходимо было поделить на семь новых американских штатов с наименованиями: СИБИРЬ, ЗАПАДНАЯ И ВОСТОЧНАЯ ЯКУТИЯ, АМУРСКИЙ, БУРЯТИЯ, ХАБАРОВСКИЙ, ПРИМОРСКИЙ и БЕРИНГ.

Добавим, политолог этот с экономическим образованием, в начале горбачёвской перестройки консультировавший и Чубайса, предлагал рассчитываться США с Россией в этой сделке не сразу, не оптом, а по 200 миллионов долларов в год, да и то половина этой суммы предназначалась на приобретение товаров и услуг с маркой США.

Ну что ж, как говорится, тэнкс, мистер Мид! Всё предельно ясно. Оставалось определить лишь сроки и куда, в какие резервации загонять аборигенов по уже проверенному американскому способу... Но вот как быть с Китаем, который давно уже считает Сибирь своей и только своей исконной территорией? Или Америка с ним уже успела «перетереть» этот вопрос?

А как же быть с Московией (пусть этот давний термин никого не смущает!), которая считает, что пора поделить Сибирь на зоны, работать там вахтовым методом: прилетел, отстоял 10 или 20 смен, улетел, отдохнул – и опять в глубинку, на калым… Или взять Жириновского, который в думском комитете однажды сказал, что Сибирь – подбрюшье Казахстана. Нечего, мол, в неё закачивать большие деньги, а то оглянуться не успеем, как школьницы там в хиджабах начнут ходить.

Последнее, правда, не смущало бывшего мэра Москвы Лужкова. Тот, воспылав трогательной любовью к Средней Азии, неожиданно предложил повернуть реки Западной Сибири вспять, на юг: «Вода – это жизнь! – упористо восклицал он, – её в Сибири излишки, пора ей делиться с соседями. Мы эту воду скоро будем в бутылки закупоривать и продавать за валюту…

Лужкова убрали, но дело-то его живёт! Не все сибиряки знают, что зимой 2012 года Казахстан и Китай (в рамках ШОС, но почему-то без России) объявили о новом регулировании стока Иртыша. Как известно, Иртыш – полноводный приток Оби – начинается в Китае. Там он нещадно эксплуатируется и из-за этого катастрофически мелеет! Вот Китай и предложил Казахстану (и тот согласился) оставить на реке, при её входе на сибирскую сторону, треть природного стока. Даже при самом грубом подсчёте это приведёт через несколько лет к катастрофическому обмелению реки, она перестанет быть судоходной. Словом, будущее Омской и в какой-то мере Новосибирской областей осталось вне интересов высоких сторон.

А мы ведь, по большому счёту, всё это уже проходили! Принято считать, что самые первые промышленные ростки в Сибири начались с демидовских времён по линии Колывань – Змеиногорск – Барнаул на Алтае. Именно по этой линии издавна проходил торговый путь в Бухару. Здесь и обосновывались первые русские поселенцы, а позже тут началось строительство Змеиногорского, Петровского, Гольцовского, Лазурского, Черепановского рудников и медеплавильного завода. Все они работали на древесном угле, что вызывало непомерное истребление лесов в ближних горах. Из-за этого часть заводов и рудников пришлось прикрыть: облысевшие  горы перестали задерживать снег и реки Алей, а за ним и Чарыш  (притоки реки Обь) быстро обмелели.

Но всё же попытки вновь сделать их судоходными предпринимались. В отдельных местах стали расчищать русла, углублять их. Был даже такой проект: включить Алей и Чарыш в единую  водную транспортную систему Сибири, сплавлять по ним и далее по Оби, через Обь - Енисейский канал к Ангаре хлеб с Алтая на нерчинские заводы, а обратно  -  руду. С этой целью и был прорыт Обь - Енисейский канал. Но дальше дело застопорилось: дорогой оказалась транспортировка, тем более – частичным волоком груза через каналы!.. Как позже сказал поэт: «Сначала дело начинали, а после думали о нём»… Бывает!

Но хищническое истребление лесов в Сибири продолжалось – и не только в те далёкие времена. Оно, к сожалению, ведётся и сейчас! В целом же поведение российского человека, пусть частично и осибирячившегося, всегда оставляло желать лучшего. В этой связи приведём воспоминания одного из маститых писателей серебряного века, сосланного в Сибирь в 1903 году. Они словно слепок с дня сегодняшнего.

Александр Амфитеатров: «…дёшево в Сибири только то, чего ещё не потребовали от неё Россия, Европа, Америка. А что требовалось, то ушло безвозвратно – меха, пушнина, дикая птица, хорошая рыба… Но вот стоило в степи появиться датским маслобоям, чтобы по деревням, заимкам и городам началась непомерная убыль молока, в котором прежде чуть не купались, а теперь детям отказывают… Всюду одно и то же: первый Ермак берёт густо и ходит в золоте, а налетевшим на соблазн Ермачкам достаются поскрёбышки… Каждый, истощавший Сибирь, спешит снять пенку, пока не слизнули другие и затем, по возможности убежать. Её промыслы и богатства откликнуться где-нибудь далеко-далеко, за тридевять земель, в тридесятом государстве, куда со временем уходят на отдых от добыч её пресыщенные рвачи, а самой Сибири остаются истощённые угодья и умертвия».

Вот и зададим себе вопрос: что изменилось в Сибири за эти сто с лишним лет? И ответим: по большому счёту ничего не изменилось! Лично я готов подписаться под каждым словом писателя. Ну, может быть, Ермаку перепало сверх меры. Но и сам Амфитеатров, издав свои «Сибирские этюды», говорил позже, что под Ермаками, выражаясь образно, он имел в виду, прежде всего, столичных концессионеров и банковских финансистов, опутавших своими хитрыми экономическими удавками сибиряков…

А тенденция наплевательского отношения к лесам в Сибири не исчезла. И виноват здесь не только пришлый народ, но и сами сибиряки. В Енисейской тайге, например, и ста лет не прошло, как специально, под пашню, выжигались большие участки леса для посева пшеницы. – «А чо ему станется, – говорили зажиточные мужики, – леса кругом хватит на всех!»

В Горном Алтае столетием позже, ради наступившей моды на гидроэнергетику, решили воздвигать мощную Катунскую ГЭС. С горных склонов «сбрили» сотни гектаров леса, в том числе и кедровника… Автор этих строк четверть века назад, как мог, боролся с  дьявольским прожектом, выступал по этому поводу в сибирских газетах и журналах. Но только начавшаяся горбачёвская перестройка и всеобщий обвал экономики смогли ударить по рукам радетелей этой глупости.

Да, Горный Алтай остро нуждается в электроэнергии, хотя были и есть альтернативные пути решения этой проблемы. Но застопоренное строительство всё же не прекратило своего дыхания. Здесь только и ждут высокой отмашки из Москвы, чтобы продолжить начатое. А пока вокруг стоят облысевшие склоны гор, мимо которых скачет внизу по камням быстрая Катунь – изумрудная река, питающая широкую Обь… Но лысеют в Сибири не только горные склоны. Серыми пятнами отмечены десятки тысяч гектаров тайги, выгоревшие и выгорающие ежегодно. И мелеют из-за этого великие сибирские реки – Иртыш, Обь, Енисей, Лена. К примеру, только за два летних месяца 2012 года на карте Западной Сибири было отмечено свыше 250 пожаров на площади 120 тысяч гектаров! (Данные департамента лесного хозяйства СФО).

Тем не менее, в далёкой Москве решили, что держать лесную охрану накладно и сократили в Сибири свыше 65 тысяч лесоохранителей. К этому прибавилось недавно 40 тысяч пожарников ведомства МЧС… Бывший руководитель этой  организации, летавший вместе с президентом на охоту в Восточной Сибири, сам уроженец этих заповедных мест, всё-таки подписал сей приказ и, покинув ведомство, возглавил другое – минобороны… Что ж, по выбритому лесу танки быстрее пойдут!

Для живущих в Сибири почти все правительственные её обустройства вот уже 300 лет сходят практически на нет только из-за того, что они, в большинстве своём, не продумываются и в большинстве своём одноразовы, не носят системного характера. Идеология большинства программ, исходящая из центра, сводится лишь к распечатыванию кладовых региона по расхожему принципу Ост- Индской компании, превратившейся постепенно  в политическую организацию, в некий особый аппарат правительства для вертикального и горизонтального контроля над  дальними территориями, т. е. колониями…

Так кому же нужна такая Сибирь, перспективы которой экономически и политически далеко не радужны?

Александр Кисельников, руководитель новосибирского областного комитета государственной статистики: «Угроза её потери для России всё реальнее»… Статистика, как известно, «знает всё». Имея доступ к правдивым показателям, автор статьи «Отдать Сибирь» (“AиФ”, 2012 г.), анализируя цифры и факты, прослеживая тенденцию развития и застоя,  с полной уверенностью открыто и честно говорит о том, что на всём протяжении  минувшего столетия многое, связанное с Сибирью, скрывалось, замалчивалось. И он глубоко уверен, что все динамические ряды, как развития, так и спада промышленности, скажем, Западной Сибири, не один раз подправлялись и исправлялись под давлением различных экономистов, стоящих у власти… «Г л у п о с т ь и к о р ы с т ь!» – так назвала законопроект о Росфинагентстве, которому планируется передать накопленные нефтяные деньги, Оксана Дмитриева, зампред комитета Госдумы. – Это очередная схема для увода народных средств за рубеж, - считает она.

Как бы в подтверждение этого в “AиФ”(№17,2013 г.) тут же появляется статья: «Бизнес-кланы продолжают богатеть». Первым в ней назван Алишер Усманов. На втором месте – Михаил Фридман, на третьем – Леонид Михельсон. Все трое «заработали» за минувший год от 15 до 18 млрд. долларов каждый. В этом списке значатся прежде всего московские конторы – «Стройгазмонтаж», СМП-банк, «Мостотрест», «Мосбанк» и др. О «Сибнефти» и «Газпроме» в статье не говорится. Но все эти учреждения  сидят в столицах и продолжают богатеть за счёт Сибири… Между прочим, статья заканчивается словами: небожители эти смогли бы «полностью ликвидировать нищету на планете».

 

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ СТАТУСА СИБИРИ

Для этого необходимо ответить на один вопрос: является ли Сибирь только географическим понятием, или она всё же – общность в историческом, экономическом, политическом, культурном и психологическом планах? Пусть даже отдельные аспекты этого построения несколько размыты, но вопрос поставлен!

Да, здесь живёт другой народ, отличающийся от населения остальной России. Проблему сибирской общности можно назвать базовой в определении восточных территорий РФ. Постепенное формирование социокультурной общности здесь идёт полным ходом. Случайно ли при последней переписи населения десятки тысяч граждан назвали свою национальность – «сибиряк»?

Как известно, типология сознания этноса зависит и от его места проживания, и от обособленности региона. Она передаётся от поколения к поколению и как статистическая средняя вероятность распределяется в общем типе сознания этноса. Это и есть по существу его духовная родина.

При совместном проживании, что особенно характерно для Сибири, не смотря на её масштабы, у разных этносов происходит генетическое смешение их даже при различной типологии сознания. Если бы мы  попытались составить таблицу основных типов сознания этносов в Сибири, то  процент одного типа в общей массе выглядел бы следующим образом: исламский тип – 10,65%, иудейский – около 1,1%, конфуцианский – около 2%, христианский – 84%. (Данные СО РАН за 2011-2012 гг.)… Как видим, Урал, Сибирь и Дальний Восток – благополучные зоны России, не имеющие активной энергетической подпитки ни от одного вида сознания, кроме христианского.

Осталось тогда ответить на последний вопрос: кто они, эти сибиряки? Прежде всего, конечно, большая часть бедного населения, крестьяне, пенсионеры, но и граждане 40-50 лет с хорошим образованием – условно средний класс, которому постоянно чинятся препоны в его формировании.

Критическую массу сибирского движения за бОльшую независимость от центра в основном составляют провинциальный бизнес и местная промышленная и научная элиты, которые давно уже не против расширить своё участие в сырьевых отраслях и управлении крупнейшими предприятиями. Основания для этого радикального пути давно созрели.

С последней мыслью автора, правда, не все согласны, но следует отметить, что это прозвучало  три с лишним года назад: «…А вообще чрезмерное упование на местные кадры не оправдано с управленческой точки зрения…Региональная и муниципальная бюрократия зарекомендовала себя как менее эффективная и более коррумпированная. Провинциальный менеджмент хуже, чем всероссийский - по существу, он не готов к серьёзной работе». (О. Воронин, рук. аналитического отдела холдинговой компании “Азия-Ин”, Иркутск).

Оставим это высказывание без комментариев. Видимо, не повезло холдингу с местными кадрами.

Отдельной строкой хотелось бы сказать об отношении сильных мира сего и регионального руководства к сибирской прессе. Начнём, пожалуй, с Новосибирска, где один из самых больших отрядов мастеров пера Сибири. Только в областной организации союза журналистов России состоит на учёте около тысячи человек. Половина из них пенсионеры. И вот уже семь с лишним лет администрация области под разными предлогами пытается выселить их из помещения, которое занимает местная областная организация СЖ РФ. Делается это разными путями, в том числе и через суды. Главный истец – министерство культуры области, видимо, навечно забывшее о том, что журналистика – неотъемлемая часть российской культуры.

А ларчик здесь открывается просто: помещение (около 80 квадратных метров) находится в самом центре сибирской столицы. В этой непростой обстановке сюда даже не знает входа губернатор области Василий Юрченко... Примерно та же картина наблюдается в Екатеринбурге, в Алтайском крае, в Иркутской области и в Забайкалье. В основном там и там – полнейшее равнодушие к нуждам тех, кто ещё совсем недавно с пером и микрофоном в руках рассказывал о тружениках своей малой родины...Как говорит в своём апрельском "Диагнозе" Виктор Коклюшкин ("АиФ",2013г.):"Раньше в газетах была рубрика "Газета выступила – что сделано? Сейчас надо заводить новую: "Газета выступила – ни хрена не сделано!" Чиновникам "плюй в глаза – всё божья роса"...

Надеюсь, читатель заметит, что автор статьи принципиально не касается здесь вступления России в ВТО. Вступление это – общенациональная беда, не только Сибири, ведущая к разрушению всего производственного сектора страны. Но фракция «Единая Россия» в Госдуме единогласно сказала: “Одобрям-с!..” Тут уж, как говорится, против лома нет приёма. «Нашу страну под шумок де-факто лишили таким образом с у в е р е н и т е т а», – заметил известный публицист и экономист Юрий Болдырев.

Не касается автор сегодня и трудов сибирских областников конца 19 - начала 20 веков Николая Ядринцева и Григория Потанина. Автор очень внимательно, даже дотошно ознакомился с печатным трудом Ядринцева «СИБИРЬ КАК КОЛОНИЯ»… Занимательно, что царское правительство за идеи сепаратизма впервые в своей практике отправило их, главных идеологов областничества, отбывать ссылку не вглубь Сибири, а в Россию. Но, как ни крути, а посеянные ими семена уже тогда легли в удобренную почву.

Для полноты ощущения, хочется привести здесь определение “сибиряк”, которое попытался рельефно представить своим читателям столетие назад сибирский писатель Александр Новосёлов: “Коренной сибиряк не представляет собою какой-либо ветви славянского племени. Но нельзя оспаривать того, что…он образует особый этнографический тип, созданный путём естественного отбора. Создали его ссылка и безграничная любовь к свободе…Борьба с этой природой, вытекающая отсюда привычка к самостоятельности и независимости выковали у него не только здоровое тело, но и на диво здоровый дух…”

Свободолюбие, свободомыслие – неотъемлемые  черты сибиряка, они неотделимы от обострённого ощущения своего человеческого достоинства. Подобное имущество не бесхозно, оно обязательно передаётся по наследству.

Так уж это сложилось, что на базе разнородного пришлого и коренного населения здесь продолжает формироваться особая социокультурная общность. Региональное самосознание, осознание своей ущемлённости со стороны Центра – всё это является фактором больше идеологическим и даже политическим. На повестку дня, рано или поздно, всё равно будет внесён этот вопрос об  общности судеб всех, кто проживает здесь, вне зависимости от этнической принадлежности – украинцев, бурят, русских, тувинцев, татар, алтайцев, евреев, белорусов и др.

Почему это должно произойти? Да потому, наверное, что бездумной приватизации в Сибири подверглись не те предприятия, на которых существовали проблемы, а наиболее прибыльные, сырьё добывающие, экспортные производства. А нефть – главную артерию Сибири – поспешили передать тем, кто стоял у правительственной кормушки. Обладателей этих «мохнатых лап» заботит  только прибыль. Сибирь же пока лишена права обладать своим главным богатством. Она теперь, увы,  п о  з а к о н у  не имеет права распоряжаться своей собственностью.

«АиФ», апрель 2012 года, статья “Ожесточение народа”: «… За последние несколько лет российские олигархи побили несколько рекордов по стоимости приобретённой недвижимости. 228 млн долл. за замок близ Лондона, 88 млн за пентхаус  в Нью-Йорке, 75 млн за особняк в Малибу…Известно, что хозяин пентхауса – Дмитрий Рыболовлев, бывший владелец «Уралкалия». Имена остальных тщательно скрывают… Почти вся российская элита обзавелась недвижимостью в Англии. Под Лондоном есть целая “Рублёвка”, там расположены владения многих богатых россиян, в том числе Олега Дерипаски…».

Что говорить, своими действиями, полным равнодушием по отношению к Сибири, Москва сама толкает её на путь коренного несогласия со сложившимся здесь порядком вещей. Если тенденция сохранится, то Сибирь, наполняющая своим могуществом всю Россию, останется со временем вообще у разбитого корыта, в которое попадают только кости с барского стола. За примерами далеко ходить не будем, возьмём тот же Новосибирск и часть транспортной системы миллионного города, раскинувшегося по берегам Оби.

Две линии метрополитена, протяжённостью 16 километров, возводились здесь более 20 лет, т.е. в среднем по 800 метров в год. За это же время московская подземка удлинилась на 60 с лишним километров… В сложившихся обстоятельствах, конечно, сил у третьего по величине города России меньше, верстающего свой бюджет по сегодняшним ценам с миллиардным дефицитом, что равно каждый раз одной десятой части подземного перехода. Вот и приходится губернатору с мэром ездить на поклон в столицу с протянутой рукой.

А Москва, имея уже 186 своих станций и линию протяжённости метрополитена 350 километров, замахивается ещё на сто станций с выходом в Подмосковье. Откуда такие деньги в столице, если сметная стоимость только продления ветки (до следующей станции) оценивается сейчас почти в 10 миллиардов рублей? К примеру, это чуть меньше трети годового бюджета Новосибирска!

…Держу перед собою апрельскую вырезку из «АиФ» за 2013 год. В ней почти 60 вопросов на тему «Как обустроить страну?». И не вижу ни одного, касающегося Сибири. А ровно через неделю смотрю по телевидению общение президента с народом. Вопросов к нему – море! Но ни одного прямого именно по обустройству Сибири… Это стало уже, наверное, тенденцией: почти ни одного вопроса не услышать от сибирского студента, молодого учёного, предпринимателя. И тот, и другой, и третий понимают, видимо, что бесполезное это дело – задавать подобные вопросы первым лицам страны.

В этом же номере “AиФ” - так называемый диагноз Коклюшкина: “Даже в стае бродячих собак вожаком становится самый авторитетный, а не чей-нибудь родственник…”Что ж, к сожалению, наши Акелы по отношению к Сибири стали всё чаще промахиваться. Соотношение экономического потенциала и уровня жизни сибиряков говорит здесь само за себя: восточные территории России давно стали объектом нещадной эксплуатации и получения прибыли в интересах других территорий и отдельных групп, в том числе банковского сектора столицы.

Юрий Пронин, политолог. Иркутск: «Сибирь, а не Москва должна решать, сколько прибыли обязаны оставлять ей работающие здесь промышленные корпорации и столичные банки. Сибирь должна определять и уровень природной ренты, взимаемой с пользователей её недрами»…

 

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОРПОРАЦИИ

В начале статьи мы обещали вернуться к проекту новой госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока. Проект этот, по большому счёту, касается обустройства, прежде всего,  Дальнего Востока. О нём заговорили около года назад. Сразу отметим, что в западной части России жители могут спать спокойно, их этот проект обойдёт стороной. Так в чьих же интересах он создан?

Попробуем разобраться. Основная подложка нового проекта - необходимость новых инвестиций в развитие Дальнего Востока.  Делать это предполагается с размахом. Корпорация будет иметь огромные возможности, права и полномочия. Она подчиняется только президенту и не подпадает под действие многих российских законов, в том числе – и о госзакупках. Это значит, что она будет произвольно выбирать себе поставщиков и исполнителей госзаказов. Крупный бизнес, таким образом, быстро подорвёт местное предпринимательство, оставив ему лишь мелкие заказы и случайные подряды. Кого будет в подобных условиях тревожить проблема безработицы и без того остро стоящая перед жителями Сибири и Дальнего Востока? А никого!

Руководство этого монстра, тесно связанное не только с отечественным, но и зарубежным капиталом, будет заботить только одно: ожидание новых колонистов, которые должны нагрянуть из стран восточного побережья. Этот контингент по проекту будет иметь различные льготы с твёрдым обещанием иметь работу, жильё и получение гражданства. А вот население региона, проживающее здесь, не получит ничего. Если же учесть льготы и компенсации для новых колонистов, то местные аборигены окажутся только в явном проигрыше... Недавно «АиФ» привёл высказывание премьера Дмитрия Медведева: “У нас есть много хороших мест – Сахалин, Курилы. Если такие страсти кипят вокруг Кипра, может, и нам создать аналогичную зону на Дальнем Востоке?”

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа ФБК: «В России уже существовали “офшоры”- Калмыкия, Ингушетия, Калининград, и ничего хорошего мы от этого не имели… Скорее всего, если на Дальнем Востоке будет создан офшор, российские деньги будут использовать его как “перевалочный пункт – через него очистят средства от налогов и уведут их… в Сингапур или в Андорру – это сейчас наиболее “модные” места для сохранения средств»…

Итак, почти на половине территории России, сроком на 25 лет, планируется создать отдельное колониальное правительство. Оно будет должно действовать по своим законам, во многом не совпадающими с законами РФ. Здесь будут оснащены и собственные силовые структуры, независимые от федеральных и региональных властей… Случайно ли в этом прожекте вводится такое понятие как «публичный сервитут»? Его до этого в нашем законодательстве не было. Оно противоречит и Гражданскому и Земельному кодексу РФ. Расшифруем: в переводе с латинского сервитут – рабство, право пользования чужой вещью (например, право беспрепятственного прохода через земельный участок соседа, пусть даже он огорожен).

Александр Гуров, генерал-лейтенант милиции в отставке: «Уже давно произошло сращивание организованной преступности с властным аппаратом и бизнесом. Сегодня более важную роль играют “белые воротнички” в дорогих пиджаках и на роскошных машинах»…Генерала Гурова, по мнению “АиФ”, пугают не старые законники, а новые криминальные тенденции. Так, по имеющимся у него данным, на Дальнем Востоке уже плотно закрепились китайские мафиозные “триады”. И им наплевать на наших авторитетов… Эта мафия имеет многовековые традиции и опирается на миллионы китайцев, проживающих в России. Её члены действуют очень жёстко, не останавливаются перед убийствами, подкупом чиновников и полицейских. По мнению специалистов, “триады” добиваются экономического захвата Дальнего Востока»… (От автора: триада – одно из  названий обществ в Китае в 18-20 веках. Сейчас – общества оргпреступности. В.М.).

Наши высокие политики любят говорить о вертикали власти. В данном случае можно сказать, что эта вертикаль – «шнековая», с отгрузкой добычи в одну сторону, на верха, минуя Сибирь… Как считает новосибирский политолог Ростислав Антонов: “Всё это является нарушением правил государственного устройства России, прописанных в действующей Конституции, одним из основополагающих принципов которого является единство экономического и правового пространства России… Это понимается в международной практике как добровольный отказ от суверенитета, т.е. квалифицируется как государственная измена…”

А, может быть, прав был Жириновский, говоря о Сибири и Дальнем Востоке как о подбрюшье соседних стран и их интересах, часто не совпадающих с интересами России?

Но стоит прислушаться ещё к одной стороне – редакционной колонке “АиФ” (апрель, 2013 г.) «МИЛЛИАРДЫ НА ВЕТЕР»: “…есть программы, которые стоят сотни миллиардов рублей. Про людей в них почти ни слова. А деньги тем не менее выделены. 2 апреля подписана программа развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2025 года. ”Стоит “ она 10 трлн руб. Дойдёт ли что-то из этих громадных сумм до людей? Некоторые вспомнят не менее амбициозный проект «Курорты Северного Кавказа», горная часть которого оценивалась в 450 млрд руб. Но дальше шумных презентаций дело не дошло. Куда делась часть этих миллиардов, теперь выясняет прокуратура. Или вот программа «Развитие авиационной промышленности на 2013-2025 гг.», которая по плану должна “проглотить” около 1,7 трлн рублей. Но был ведь проект «Суперджет», на который потрачены миллиарды. И где эти самолёты?”

Не хотелось бы прикладывать подобные лекала к восточной части страны. Конечно, чтобы понять, что всё далеко не так хорошо или плохо, как нам кажется, нужно время. Оно летит в наши дни стремительно. России необходимо сохранится как единое государство и сохранить свой народ. И нет других идей и других ценностей, которые были бы дороже этой простой цели.

Но выбор правильной историко-экономической траектории развития страны – путь сложный. И всё же переустраивать её рано или поздно придётся, укрупняя и выравнивания экономически отдельные регионы. И первой на очереди, скорее всего, будет Сибирь. Многое придётся здесь поменять… Радует хотя бы то, что высказываясь в средствах массовой информации об этой обширной программе, премьер Дмитрий Медведев говорит: «В капитал РЖД правительство планирует внести 265 миллиардов рублей на дальнейшее развитие БАМа и ТРАНССИБа».

И опять же, комментируя это высказывание, руководитель центра экономических исследований Института глобализации и соцдвижений Василий Колташов, выражает определённое сомнение: “Но в то же время РЖД сократил уже 235 железнодорожных маршрутов дальнего следования, признанных нерентабельными. Это решение вкупе с дорогими авиабилетами, разбитыми дорогами (и сокращёнными автобусными маршрутами, которые курсировали между деревнями) может расколоть не только Сибирь, но и Россию на удельные княжества”…

Стоит заметить, для решения одних только транспортных проектов, упомянутых в стратегии развития Сибири и Дальнего Востока, потребуется (по разным оценкам) от 150 до 200 млрд долларов. Это больше, чем ушло на строительство жилья в Сибири за все постсоветские годы.

Бывший губернатор Красноярского края Валерий Зубов, как депутат Госдумы, уверен, что огромные вливания в Восточную Сибирь с помощью новой корпорации, которые не будут подотчётны даже Счётной палате РФ, далеко “ не все дойдут по назначению”.

– Сейчас принято огосударствлять всё, что только можно, – говорит он, но новая инициатива вызывает серьёзные сомнения. Жизнь в Сибири, конечно, тяжела, но надо сказать правду: “не потому тяжела, что туда направляют мало денег, а потому, что оттуда много забирают…”

В самом деле, по словам бывшего губернатора, почти 75% российского экспорта в 2012 году (410 млрд долларов США) – это товары, добытые или переработанные за Уралом. А 6,5 трлн рублей, или 50,7% всех доходов федерального бюджета – это поступления от налогов на добычу полезных ископаемых Сибири, пошлины на экспорт нефти, газа и нефтепродуктов. И д о б ы в а ю т  э т и  б о г а т с т в а, п о н я т н о,  н е  в  М о с к в е  и  не  в  П е т е р б у р г е.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Автор, один из старейших журналистов Сибири, опираясь в подавляющем большинстве своём на материалы еженедельника “АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ”, попытался только остановить внимание читателей на острейших проблемах Сибири и её бедах. Читатель не найдёт здесь утешительных прогнозов. Что есть, то есть! Поводов для оптимизма не так уж много, если, скажем, доходы сибиряков на данный период ниже, чем рядом, на Аляске, в 10 раз. И они, жители Сибири, не очень-то понимают и пока не видят перспектив развития своей малой родины. Кто разъяснит им, почему именно сейчас или в самое ближайшее время начнётся инвестирование, а по существу – перекачивание “сибирских” денег в строительство моста на Сахалин и, на так называемое, скорое восстановление позиций на берегах Северного Ледовитого океана? А в центральной печати уже поговаривают даже о возведении тоннеля под Беринговым проливом… Нужны ли подобные стратегии, которые не совсем понятны людям, живущим далеко от Москвы? И спасёт ли их это от новых потрясений завтра?

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 5)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Итоги и перспективы изучения городского самоуправления Сибири второй половины XIX – начала XX в. на рубеже XX и XXI вв.
2. Святое ремесло: подвижничество сельской школы в мемуарах новосибирских учителей
3. Дождем покрыты, ветром огорожены: как жили переселенцы барабы в начале ХХ века
4. «Любо – так к венцу». Брачность русского населения Сибири во второй половине XIX – начале XX в.
5. Поселенческая статистика – основа для изучения истории сельских населенных пунктов второй половины XIX – первой трети XX века (на примере селений в округе Новониколаевска-Новосибирска)
6. «Будьте, мои слова, крепки и лепки»: сто двадцать заговоров из Верхнего Причулымья
7. Деревенская учительница о «темных сторонах» педагогической и медицинской культуры крестьян
8. Красен человек ученьем. Материалы о воспитании и образовании детей в селениях Сибири (конец XIX — начало XX вв.)
9. Чёрные и красные штрихи судьбы. Мои воспоминания «о времени и о себе»
10. Влияние переселений на социально-экономическое развитие Сибири в эпоху капитализма (историография и источники изучения проблемы)
11. Расселение и положение ссыльных в Сибири во второй половине XIX века
12. Устные исторические источники на школьных уроках истории
13. Первая Новониколаевская женская гимназия в архивных документах
14. Чудо природы – озеро Данилово
15. О фальшивых юбилеях и достоверных датах основания старейших населенных пунктов Новосибирской области
16. Социально-экономическое и культурное развитие Купинского района
17. Внутринадельное размежевание земли в Купинской волости Каинского уезда Томской губернии
18. «Хлеб до сих пор – самое лучшее». Воспоминания о родных людях и голодном детстве
19. Жар-птица из холодных краев (Петр Павлович Ершов)
20. Поэтическая чаша Алексея Ачаира
21. Магистраль его жизни (очерк)
22. Под крылом Бахуса (Писательские байки)
23. Как восстановить историю своей семьи? (Практические советы)
24. Кому нужна Сибирь?
25. Тобольская губерния