Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Экологическое образование: проблемы, идеи, инновации»
Выпуск №50 Декабрь 2013 | Статей в выпуске: 165


Все статьи автора(2) Людмила Сергеевна Иванова,
учитель русского языка и литературы высшей квалификационной категории МБОУ гимназии № 13 г. Новосибирска

Роль античных и библейских мотивов в интерпретации поэзии Марины Цветаевой

Кто вам дал такую яркость красок?

Кто вам дал такую точность слов?

М. Волошин

Мир поэзии Марины Цветаевой полон тайн. Чтобы дойти до сути цветаевских строк, приходится перечитывать их много раз, дабы разгадать, истолковать, извлечь зашифрованное, оставшееся за пределом слов. «У поэта нет других путей к постижению жизни, кроме слова, ища слова, поэт ищет смысла», – утверждала Марина Цветаева. Может быть, отсюда знаменитые цветаевские строки:

Поэт издалека заводит речь.

Поэта далеко заводит речь.

«Поэт – определенный духовный строй и определенный словесный дар». Область  поэта душа. Вся душа. «Равенство дара, души и глагола – вот поэт», – говорила М. Цветаева.

«Меня вести можно только на контраста, т.е. все присутствии всего. Я – много поэтов…», – доказывала М. Цветаева.

Безумие и благоразумье,

Позор и честь.

Все, что наводит на раздумье,

Все слишком есть –

Во мне

Она и московская стрельчиха, и боярыня Морозова, и надменная пана. Марина, и таборная цыганка, и тишайшая бездомная черница, и ворожея-чернокнижница, и кабацкая царица Кармен.

Чтобы понять это «много», попытаемся найти ключ к некоторым культурным кодам в поэзии М. Цветаевой.

Как всякий крупнейший художник, она творила в русле мировой культуры, перенося великие создания человеческого духа в свою поэтическую страну и переосмысливая на свой лад. В ее стихах встречается архаическая лексика, античные и библейские образы.

Не один раз, перелистывая, страницы поэтических сборников М. Цветаевой, мы обратили внимание, что некоторые слова повторяются многократно и приобретают образное осмысление, становятся мотивами. Античные и библейские мотивы в лирике М. Цветаевой, создавая дополнительную тему в произведении, оттеняют и дополняют главную, основную.

Один из таких мотивов – мотив креста, прошедший через всю лирику поэта. Крест – это не только символ мук, но и символ выбора: веры, пути, судьбы.

Еще и еще – песни

Слагайте о моем кресте!

Взывает со страниц своих книг М. Цветаева.

Или:

Там, где во поле пустом

Воронье да волк

Становись надо мной крестом,

Раздорожный столб

 

Не чуралась я в ночи

Окаянных мест.

Высоко надо мной торчи

Безымянный крест

(«Веселись, душа, пей и ешь»)

В цикле стихотворений, посвященных А. Блоку, М. Цветаева замечает:

Для всех, в томленье славящих твой подъезд, –

Земная женщина, – мне же небесный крест.

В том же цикле мы видим, как

…никнут льстиво

Над Музой Царского Села

Кресты крапивы.

 

Надобно земнородной деве,

Не скрестит две руки крестом

Дщерь, выношенная во чреве

Не материнском, а морском!

(«Две песни»)

 

«Как господь велел» поэт несет «свой крест по божьи, по верблюжьи». Цель – обетованная земля, большим горбом встающая над гробами (трудами) поэтов.

Мы видим ее пригвожденной «к позорному столбу славянской совести старинной», «между любовью и любовью» распяты каждый стих, и вся жизнь поэта, между любовью земной и любовью божественной, небесной, идеальной; между любовью Евы и любовью Психеи.

Психея в греческой мифологии – олицетворение души, дыхания. Она (Психея) отождествлялась с тем или иным существом, с отдельными функциями живого организма и его частями.

Дыхание человека сближалось с дуновением, ветром, вихрем, крылатостью.

Психея представлялась на памятниках на памятниках изобразительного искусства в виде бабочки, то вылетающей из погребального костра, то отправляющейся в Аид.

В других мифах Психея представлялась в виде орла, устремляющего ввысь свой полет.

У Цветаевой Психея то «призрак», то «ночная бабочка», то «ласточка», то «птица». Не отсюда ли знаменитая «крылатость» стихов М. Цветаевой?

«Два огненных крыла» – этот образ, впервые появившийся в стихотворении «Идите же! – Мой голос нем», пройдет через всю поэзию М. Цветаевой, образ крылатого Гения вдохновения, парящего над поэтом.

И не на то мне пара крыла прекрасных

Дана, чтоб на сердце держать пуды.

Спеленутых, безглазых и безгласных

Я не умножу жалкой слободы, -      гордо заявляет она.

«Какого поэта не убили?» – однажды скажет Цветаева. Может быть, отсюда и образ «переломанных крыльев», и грустное  осознание, что “не чинят крыльев”. И все-таки даже «у усопшего его живого переломанное крыло». Говоря о себе, М. Цветаева замечала: «…У меня взамен мировоззрения – мироощущение… Что я люблю? Жизнь. Все. Все – поздне…»

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший – сер!

Где вдохновенье хранят, как в термосе!

С этой безмерностью

В мире мер?! –

Вопрошает она в стихотворении «Поэт».

«Горизонталь и вертикаль» отмечал и ее стихах С.В. Волконский.

М. Цветаева была хорошо знакома с его книгой «Быт и бытие», где можно прочесть следующее: «В вертикале есть верх и низ, в них стремление к разным целям, к целям, пребывающим в положении борьбы. Верх и низ – это Высота и Глубина. Человек космической формулой своего положения во вселенной ограничен в падениях и безграничен в полётах. Эта линия разума, мысли, памяти, напоминания». И всё это живёт в силах М. Цветаевой.

В поэме «Чародей» мы читаем:

Я рыцарь Розы и Граяла,

Со мной Христос,

Но шёл со мной по всем дорогам

Тот, кто присутствует здесь.

Я между Дьяволом и Богом

Разорван весь.

Эти строки можно отнести и к самой М. Цветаевой. И хотела бы, может быть, цветаевская героиня встать на путь «блага», да некая сила противится этому:

Я ли красному как шар Киоту

Не молилась до седьмого поту?

Гость субботний, унеси мою заботу,

Уведи меня с собой в субботу….

Так возникают сразу два мотива – суббота и священной семёрки, последнему в стихах М.Цветаевой встречается даже гимн:

Семь – пласты и зыби!

Семьheilige Siben!

Семь – в основе лиры.

Семь – в основе мира.

Раз основа лиры –

Семь – основа мира –

В письме к Рильке от 12 мая 1926 г. Цветаева писала: «Быть на седьмом небе от радости. Видеть седьмой сон. Неделя по – древнерусским – седмица. Семеро не ждут. Семь Симеонов, 7 – русское число!…»

         «Семеро, семеро славлю дней!» – заявляет она в стихотворении «Змей». Семёрка встречается и в других стихах:

                   Не самозванка – я пришла домой.

                   И не служанка – мне не надо хлеба.

                   Я – страсть твоя, воскресный отдых твой.

                  Твой день седьмой, твоё седьмое небо.

«И в шесть дней создал Господь   У мусульман место высшего
небо и землю, а в день седьмой     просветления.
почил…»

Я сегодня в новой шкуре:

Вызолоченной седьмой, –

пишет она в стихотворении «Здравствуй, не стрела, не камень»(1922г.)

«Семижды семь» зарекается сражаться с демонами. («Деревья») и

Семь мечей пронзали сердце

Богородицы над сыном.

Семь мечей пронзили сердце,

А моё - семижды семь.

Теперь рассмотрим мотив субботы. Четвертая заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх. 20:8). Ключевая заповедь для народа израильского. Ключевая потому, что именно по ней определяют, выполняет ли человек условия договора с Богом или не выполняет.

Суббота была знамением завета между Богом и Израилем. Писание говорит: «Скажи сынам Израилевым так: "Субботы Мои соблюдайте, ибо это – знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас"» (Исх. 31:13).

С субботой у поэта отношения особые, сложные. Суббота, за которой никогда не наступит воскресенье. Не будет дня, воскресенья из мёртвых. Не будет, наконец, просто дня, когда человек отдохнёт от трудов. И главное: суббота – канун, за которым никогда не последует свершение.

Я ли в день святого Воскресенья

По утру не украшала сени?

Нету дня души моей спасенья,

Нету за субботой воскресенья! …

Свою причастность к субботе она ощущает и в собственном рождении:

Спорили сотни колоколов.            Между воскресеньем и субботой

День был субботний:            Я повисла, птица вербная ….

Иоанн Богослов…

«Родилась я ровно в полночь с субботы на воскресенье», – через 18 лет напишет М. Цветаева и по поводу слов «спорили сотни колоколов», заметим: «Оспаривали мою душу, которую получили все и никто: («Все боги и не одна церковь!»)». Не отсюда ли:

Заповедей не блюла, не ходила к причастью –

Видно, пока над мной не пропоют литию, -

Буду грешить – пока грешила: со страстью!

Господом  данным мне чувствами – всеми пятью!…

«Внучка Священника – а в церкви чувствую себя нечистым духом, или Хомой Брутом: жуть порчи, риз, ряс, золота и серебра. Иконы (лики!) и свечи (живой огонь!) – люблю».

(Из записей 1921 г.)

Возможно поэтому, в её стилях достаточно часто встречаются образы свечи и огня. (Огонь в библейских сюжетах – символ очищения).

У Цветаевой огонь и «пожирающий», и «»огненные муки», и свет, и творческий костёр.

Птица – Феникс – я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю – и горю дотла!

И да будет вам ночь светла!

Излюбленный образ М. Цветаевой – гора – символ Любви, Верности, и Памяти. (В иконографии горя – символ духовного совершенствования).

С этой горы, как с крыши

Мира, где неба спуск.

Друг, я люблю тебя свыше

Мер и чувств, -

кричит цветаевская героиня,

или:

Гора, как все была: стара,

Меж прочих не отметишь,

Днесь  Вечной Памяти Гора,

Доколе солнце светит –

Вожатому – душ, а не масс!

«Вожатый», птица Феникс, Психея, Сивилла – все это она, Марина Цветаева.

Образ Сивиллы встречается на разных поворотах жизни и судьбы поэта.

В стихотворении к «Отроку» М. Цветаева прямо отождествляет себя с нею.

Веками, веками

Свергала, взводила

Горбачусь – из серого камня – Сивилла…

Это Овидиева Сивилла, забывшая спросить у Аполлона вечную молодость. Сивилла, вросшая в камень, превращенная в него Сивилла – глыба, мудрость веков.

Сивилла(ы) – в греческой мифологии пророчицы, предрекающие будущее, обычно бедствия. Считать, что Сивилла может предсказать на много лет вперёд, она якобы предсказала гибель Трои, извержение Везувия.

Образ Сивиллы претерпевает в лирике М. Цветаевой изменение.  В стихотворении 1919 г. Сивилла «с нежностью и гордостью» любуется чужой гордостью. В стихотворении, дотированном в 1921 г., знает, что мечты юных о славе – тщета, о слава – тлен. Но обе они немы, поэтому не размыкают уст, дабы не огорчать смертных, не помешать их обольщению нищенской земной жизни.

Свинцовые веки смежила, - не выдать!

Свинцовые веки смеженные видят:

В сей нищенской жизни –

Лишь час величавый!

Из серого камня – глядит! –твоя слава!…

«Чешском» же цикле Сивилла звучащая, а точней поющая пророчица. Сожженная сердцевина дерева заполняется голосом.

Так перегоревшие душевные сердечные переживания превращаются в материал для поэзии и выливаются в бессмертные строки.

В предисловии к одному из сборников М. Цветаевой, она напишет: «… все мы пройдём. Через 50 лет все мы будем в земле. Будут новые лица под вечным небом. И мне хочется крикнуть ещё живым:

Пишите, пишите больше! Закрепляйте каждое мгновение, каждое мгновение, каждый вздох! Нет ничего важного!…. Всё это будет телом вашей оставленной бедной, души».

М. Цветаева мучилась опасением, что в будущем ей не найдётся места. Опасения оказались напрасными. Лучшему из того, что написала М. Цветаева, уже «настал черёд».

Данная работа – только шаг к глубокому, вдумчивому прочтению её стихов, приобщающих нас к миру поэта.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Марина Цветаева. Стихотворения, поэмы. М., 1991

2. Марина Цветаева. В полемикс с веком. Новосибирск, 1991

3. С. Орлов. Препутья. М., 1976

4. Л. Федосеева. Марина Цветаева. Путь в вечность. М., «знание», 1992

5. А. Саакянц. Марина Цветаева. Жизнь и творчество. М., 1997

6. Бауэрв., Дюмотц И.. Головин С. Энциклопедия символов, М.: КРОН-ПРЕСС, 1998- Серия «Академия».

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 6)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Формирование экологической культуры на уроках географии
2. Проектная деятельность в экологическом образовании гимназистов
3. Экологическое образование: проблемы освоения заданий экологической направленности на уроках английского языка
4. Экологическая игра в библиотеке им. Я. Гашека учащихся МАОУ гимназии № 11 «Гармония»
5. Экология вокруг нас
6. Экологическое воспитание при изучении физики
7. Экзотическая библиотека: открытие Эко-мини-зоопарка «Маленькие чудеса большой природы» в рамках Года Охраны Окружающей Среды
8. Зачем ему днём фонарь?
9. Система формирования научной картины мира в условиях перехода к Федеральному государственному образовательному стандарту второго поколения
10. Использование краеведческого материала в учебном процессе
11. «Взгляд в будущее»: литературно-музыкальная композиция
12. Научно-исследовательский проект межпредметного характера как средство развития познавательной мотивации школьников на уроках и во внеурочной деятельности
13. Технология проблемного обучения на уроках окружающего мира
14. Развитие орфографической зоркости обучающихся
15. Роль античных и библейских мотивов в интерпретации поэзии Марины Цветаевой
16. Формирование коммуникативных универсальных учебных действий у учащихся начальных классов с помощью уроков риторики
17. Развитие критического мышления: стратегия «Кластер»
18. Рефлексия в учебном процессе. Стратегии развития письменной речи
19. Развитие критического мышления: стратегия «Уголки»
20. Стратегии и приемы технологии развития критического мышления, применяемые на уроках русского языка. Стратегия «Знаю. Хочу узнать. Узнал»
21. Технология развития критического мышления на уроке литературы в 7 классе. О. Генри «Дары волхвов»
22. Урок обществознания в 10 классе по теме: «Что такое культура?»
23. Психолого-педагогическое сопровождение внедрения ФГОС. Рефлексия учащихся на уроках в начальной школе
24. «Склонение имён существительных»: урок русского языка в 5 классе