Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Экологическое образование: проблемы, идеи, инновации»
Выпуск №50 Декабрь 2013 | Статей в выпуске: 165


Все статьи автора(29) Владимир Александрович Зверев,
доктор исторических наук, профессор НГПУ

Вилами писано: об учебном пособии Л. Г. Олеха по истории Сибири

Похоже, что вынесенная в заголовок русская поговорка – об одной из книг новосибирского профессора, доктора философии Л. Г. Олеха[1]. Книга под названием «История Сибири» имеет подзаголовок «Учебное пособие» и предназначается для студентов «неисторических специальностей», то есть будущим экономистам, социологам, правоведам... Впервые она была издана в 2001 г. и сразу подверглась резкой критике со стороны специалистов по истории региона. Доктор исторических наук, профессор М. В. Шиловский свою рецензию завершил такими словами: «С большим уважением относясь к научным заслугам Л. Олеха, следует признать, что его учебное пособие по истории Сибири не отвечает элементарным стандартам, предъявляемым к изданиям подобного рода. Мы имеем дело с явным браком…»[2]. Сугубо критическую рецензию написал тогда и автор этих строк, под ней подписались также коллеги по научному и преподавательскому цеху – кандидаты наук, доценты В. И. Баяндин и О. Н. Катионов, тот же М. В. Шиловский[3].

Казалось бы, вывод для издающих организаций должен быть однозначен: признать публикацию непригодного к использованию пособия ошибкой и попытаться минимизировать ее последствия. Однако профессор Олех – весьма предприимчивый человек: через несколько лет вышло второе издание книги[4], причем принципиальные недостатки первого издания в нем сохранились. Сегодня распространяется через Интернет и электронная версия «Истории Сибири». Бракованное пособие иные вузовские преподаватели (и школьные учителя) до сих пор используют в учебном процессе – либо за неимением доброкачественного учебного пособия по истории Сибири для высшей школы, либо по недоразумению. Поэтому мне хотелось бы сейчас напомнить о тех претензиях к книге Л. Г. Олеха, которые были высказаны уже 12 лет назад и до сих пор не потеряли своей актуальности.

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с книгой новосибирского профессора людям, знакомым с историей Сибири не понаслышке, – обилие в ней прямого вымысла: неправильных датировок, искаженных фактов, абсурдных определений. Вот только некоторые из профессорских выдумок. Сибирское ханство, занимавшее, как известно, только часть нынешней Западной Сибири, было якобы завоевано русскими «в XVI и следующем веках» (с. 5). Вся же Сибирь была «окончательно присоединена» к России в 1598 году, то есть в конце XVI века (с. 51). Две процитированные фразы одновременно противоречат и друг другу, и фактам истории. Пойдем дальше. В 1660-х годах «завершилось присоединение к России» Приамурья (с. 62). Кто-то может спросить, зачем тогда нужно было через двести лет, в 1860 году, заключать Пекинский договор с Китаем. А оказывается, в соответствии с этим договором в состав Российской империи вошло Нижнее Приангарье (с. 124). Московско-Сибирский тракт у Олеха прокладывается не в XVIII столетии, а на целый век позже (с. 125). Все считали, что либерально-демократические газеты «Сибирь», «Сибирская газета», «Восточное обозрение» по разным причинам закрылись задолго до советской власти. Ан нет, они «существовали до 1917 года» (с. 195). Автору учебного пособия кажется, что в 1917–1922 годах Сибирь развивалась в составе Советской России (с. 205). Как это согласуется с тем, что в период с 1918 по 1920 год советской власти в нашем крае не было, профессор придумает позже.

А вот это нафантазировано уже сейчас. Оказывается, Сибирь отличает от Европейской России, в частности, полиэтнический и поликонфессиональный состав населения (с. 163). На самом же деле Сибирь – регион России, в котором люди русские и ориентирующиеся на православные по происхождению культурные стандарты имеют наибольшую долю в населении. Да что там Сибирь! Автор стремится мыслить масштабно, называет себя «историком-землянином». И вот что получилось: по марксистской концепции, социалистическая революция «призвана разрешить противоречия между феодальным укладом хозяйства и формирующимся капитализмом, который скован в своем развитии путами феодализма» (с. 202). Все раньше думали, что такую задачу, по Марксу, призвана решать буржуазная революция! А знаете, что теперь надо называть социализмом, и именно социализмом, не чем-нибудь еще? Цитируем: «Социализм – это приоритет духовного начала (культуры) над техническим и технологическим (цивилизацией) и узко понимаемым экономическим. Социализм – это господство человека над самим собой, а не над внешней природой, возвышение подлинно человеческого, гуманного в человеке» (с. 213). Нет, всё же определение про советскую власть плюс электрификацию выглядело более складно, ближе к историческим реалиям!

О «складности» письма нужно поговорить подробнее. О логичности изложения, последовательности и внутренней непротиворечивости, которые необходимы тексту учебного пособия. С этим в книге Олеха гораздо хуже, чем с фактическими и теоретическими выдумками. Читатель вправе ожидать от автора хотя бы четкого выделения хронологических этапов региональной истории, но не тут-то было. Первый период истории Сибири – конец XVI века, «второй и третий – это начало и первая четверть XVII столетия, время становления и развития феодализма. Затем следуют период проникновения капитализма, периоды модернизации в XX в. и постмодернизации в конце II тысячелетия». Это первый абзац предисловия, и уже здесь студенту придется изрядно поломать голову. Время становления и развития феодализма – это начало и первая четверть XVII столетия, или это потом? Чем начало столетия отличается от его первой четверти? Период проникновения капитализма – это когда, с какого года или века по какой? Конец тысячелетия разве наступил не в ХХ веке? А если в ХХ, то как хронологически разграничиваются два последних периода? Впрочем, студент посмотрит оглавление и успокоится: профессор и сам не смог разгадать свои головоломки, при выделении глав решил разбить досоветскую историю просто по столетиям, а советскую и далее – как бог на душу положит.

В книге множество неоправданных хронологических и тематических перебивок, возвращений к пройденному. Некоторые катаклизмы мысли потрясают: дошли уже до пресловутого «культа личности Сталина», и – опять про Разбойный приказ в XVI веке, про Меншикова да Радищева. Возникновение города Новониколаевска в 1890-х годах представлено на стр. 132 как одна из причин создания Томского университета, открытого еще в предшествующем десятилетии!

Приведем некоторые примеры вопиющих противоречий в тексте. Вот два соседних, но взаимоисключающих предложения на стр. 78: «Огромные территории не были вовлечены в хозяйственный оборот, не имели конкретных хозяев, ждали людей, которые бы могли и хотели их освоить. Земля – мать всякого богатства и труд – его отец – достаточно гармонично сочетались в Сибири». Написано: «До начала XVIII в. в Сибири не было школ, детей, и юношество учили частные учителя» (с. 103). А через две страницы – о том, что цифирная школа в Тобольске открылась в первой четверти XVII века. На стр. 108 сообщается, что Ф. И. Соймонов занимал пост сибирского губернатора в 1757–1762 гг. И тут же – что императрица Елизавета Петровна не допускала его к государственной службе (напомним, что двадцатилетнее правление Елизаветы закончилось в 1761 году). Олех категорически не согласен с измышлениями о неполноценности коренных народов Сибири, их фатальной неисторичности. И как, вы думаете, он опровергает такие бредни? Цитируем: «На самом же деле народы Севера и Востока и в середине XIX в. еще не продвинулись далее патриархально-родовых отношений, не преодолели полудикости, а временами и настоящей дикости» (с. 117). Ничего себе опровержение!

Высказывания Л. Г. Олеха бывают настолько оригинальными по конструкции и смыслу, что заслуживают специальных призов. Вот только с нескольких соседних страниц: «Гром огнестрельного оружия, разящая на большом расстоянии сила пуль и снарядов показывали преимущество российской военной культуры над сибирской» (с. 48). «Она (Россия) являла собой смесь восточных нравов, принесенных славянами в Европу и подновленных долговременной связью с монголами, – византийских, заимствованных россиянами вместе с христианской верой, и германских, идущих от варягов» (с. 56). «По мере развития в Сибири пространства для осужденных, в семьи все больше вовлекаются ссыльнопоселенцы» (с. 58). Стремление автора сказать «понаучнее» проявилось в тексте множеством неуклюжих словосочетаний: «продуктивность самодержавного начала», «формирование в сельском хозяйстве крепких тружеников земли», «культура в смыслах, сопряженных с историческим исследованием», «формы расширения государственной сибирской территории» и т. п.

Все указанные пороки текста видны, что называется, невооруженным глазом, лежат на поверхности и настолько портят впечатление от книги, что отбивают охоту углубляться в ее анализ. И все же попытаемся вникнуть в методологический и научно-теоретический замысел автора, оценить педагогико-методическое оснащение учебного пособия.

Несколько разделов введения и потом еще целая глава посвящены путаному и явно избыточному изложению методологических проблем изучения истории вообще, истории России и Сибири, в частности. Но автор так и не разъяснил особенности той своей собственной (или, что вполне допустимо в таких случаях, у кого-то позаимствованной) теоретической позиции, с которой он в данном пособии описывает и объясняет региональную историю. Приходится только догадываться, что здесь своеобразным образом совмещаются формационный и цивилизационный подходы. Своеобразность этого «совмещения» состоит в том, что оба подхода на самом деле не состыкованы, не синтезированы, не переосмыслены в контексте совместного использования. Дан образец теоретической эклектики. По страницам книги гуляют, с одной стороны, «первобытнообщинные отношения» и «феодальный уклад хозяйства», «капитализм», «государственный социализм», а с другой стороны – никак с ними понятийно не согласованные «традиционная цивилизация», «модернизационные процессы», «постиндустриальное пространство» и «информационная цивилизация». Там, где эти две волны сталкиваются или расходятся, образуются зоны понятийных катастроф. Например, в книге невозможно найти внятной характеристики места коренных народов Сибири, их культуры в истории. Плохо, что они постоянно «отставали в своем историческом развитии», или молодцы, что стремились сохранить свою самобытную древнюю цивилизацию? Сначала говорится о том, что при советской власти вопреки тем, кто злонамеренно пытался сохранить в неприкосновенности патриархальный уклад жизни, новое (подразумевается – хорошее) «входило во все сферы общественного и личного бытия представителей малочисленных народов» (с. 245). А потом, бац! – оказывается, утрачивая древнюю культуру, «люди перестают быть носителями черт своего этноса, порывают связи с родом и племенем» (с. 291).

Конечно, стремление если не отказаться от марксистско-ленинской формационной «пятичленки», то хоть чем-нибудь подправить ее, в данном случае свидетельствует о стремлении автора написать пособие на современном уровне. Не получилось. Не получилось еще и потому, что Л. Г. Олех пренебрег результатами многих новейших научных разработок по различным периодам и проблемам истории Сибири. Это нетрудно увидеть, просмотрев помещенный в конце книги «Список литературы». В нем нет трудов тех ученых, которые определили и продолжают определять современный уровень исторического сибиреведения. В археологии это, в частности, А. П. Окладников, А. П. Деревянко, В. И. Молодин, в этнографии – И. Н. Гемуев, В. А. Липинская, Н. А. Миненко. В истории досоветского периода – Л. М. Горюшкин (одна его работа упомянута, но описана неправильно), Н. Н. Покровский, В. П. Зиновьев, Д. Я. Резун. В новейшей истории – Н. Я. Гущин, В. А. Ильиных, В. Л. Соскин, В. И. Шишкин, С. А. Красильников и др. Попавшие в список труды В. А. Александрова, З. Я. Бояршиновой, М. М. Громыко, М. В. Шиловского – вовсе не главные у этих авторов, не выявляют их вклад в науку. В список рекомендованной для студентов литературы и в примечания попали случайные имена и названия, искажены библиографические описания ряда книг и прочие их характеристики. Оцените шедевр: подробнее о быте и культуре сибиряков XVII (семнадцатого) века Л. Г. Олех предлагает студентам узнать из монографии О. Н. Шелегиной (напечатано – Шемгина). Но если бы сам уважаемый профессор заглянул в этот труд, то увидел бы, что он посвящен XVIII – первой половине XIX столетия.

Пренебрежение автора к новым квалифицированным разработкам, его некритическое отношение к источникам привели к появлению на страницах книги множества устаревших теоретических положений, несостоятельных фактических выкладок. Вот только несколько примеров. Первые люди появились в Сибири не 200 тысяч лет назад, как утверждается в рецензируемом пособии (с. 23), а гораздо раньше, не менее чем 300 тыс. лет назад. Не повелевал Иван Грозный именовать Ермака князем Сибирским, не звонили в России колокола в честь присоединения зауральских земель (с. 48–50) – это легендарные сведения. Не было в XIX веке сибирское население более грамотным, чем население Европейской России (с. 133), как раз наоборот. Не продолжался в Сибири в годы Первой мировой войны демографический бум (с. 201), произошел спад брачности и рождаемости населения. В пособии Л. Г. Олеха на стр. 124 есть потрясающее место: он всерьез воспринимает бородатые басни о том, что Аляска не была продана, и срок ее аренды завершился полвека назад!

Любое пособие по истории Сибири не может состояться, если автор не решил вопрос о том, как материал по региональной истории, с одной стороны, вписывается в контекст национальной (общероссийской) и глобальной истории, а с другой стороны, дополняется материалами истории локальной – местной и этнической: тюменской, красноярской, бурятской и т. д. И здесь рецензируемый труд тоже не выдерживает критики. В предисловии говорится о том, что изучение курса истории Сибири должно предваряться курсом «История России в контексте мировой цивилизации». Если так, то зачем Л. Г. Олеху нужно было включать в свое пособие разделы «Объект и предмет исторического исследования и изучения истории», «Методология истории», «Русская идея» (целых два параграфа!), «Евразийская цивилизация и евразийская культура», «Евразийство о государстве», ведь вся эта «общая теория» должна быть «пройдена» в предшествующем курсе. В конкретно-исторических главах тоже обнаруживается немало страниц, посвященных описанию общероссийских процессов, в слабой увязке с сибирской проблематикой. Это относится, например, к заключению.

Трудно уловить какую-то систему в отборе сюжетов, «стыкующих» национальную и сибирскую историю. Еще сложнее понять, как автор отбирал материалы местной истории, без которой нет истории общесибирской. Он рассказывает, например, об основании Бердского острога в начале XVIII века, но не упоминает о возникновении в это же время Омской крепости, Абаканского и Саянского острогов. Отдельный раздел посвящен образованию Новониколаевской губернии в 1921 году, но нет сведений, например, о создании Омской губернии в 1919-м. Или о выделении Новосибирской области в 1937-м.

Еще хотелось бы сказать о тех вопросах и заданиях, которыми сопровождается каждая глава учебного пособия. Они предназначены для самостоятельной работы студентов по закреплению полученных знаний, по формированию собственных представлений об истории родного края. В этой части имеются недостатки нескольких типов. Во-первых, многие вопросы не имеют отношения собственно к истории Сибири. Например, по Великой Отечественной войне: «Каковы причины неудач Советской Армии в начале войны?» или «Почему стал возможен антифашистский блок государств с разным общественным строем?». Во-вторых, некоторые вопросы неудачно сформулированы, и поэтому на них невозможно ответить. «Какую роль сыграли этносы Сибири в выборе пути предстоящего развития?» (с. 248). Сыграли когда? В выборе кем? В-третьих, нигде в пособии нет рекомендаций относительно того, как и на каком материале можно вести историко-краеведческую работу. А соответствующие задания даются: «Расскажите о развитии водного транспорта в Сибири и его влиянии на жизнь в вашем регионе», «Расскажите об участии рабочего класса и молодежи вашего региона в социальных выступлениях на рубеже XIX и XX вв.», и др. Помещая в пособии тексты источников и исследований для анализа, необходимо было сопроводить их данными о месте и времени публикации.

С методической точки зрения, важна преемственность процесса обучения. Поскольку во многих школах Новосибирской области, в образовательных учреждениях других областей и краев ученики изучают историю Сибири по учебно-методическому комплексу «Сибирь: 400 лет в составе России», написанному Ф. С. Кузнецовой, В. А. Зверевым, А. С. Зуевым, И. С. Кузнецовым и В. А. Исуповым, напрашивается содержательная и методическая увязка создаваемого вузовского курса с уже имеющимся школьным. Однако профессор Олех такого согласования не делает.

Подводя итог нашей рецензии, с большим сожалением скажем, что учебное пособие Л. Г. Олеха не сможет удовлетворить растущую потребность вузов Сибирского региона в доброкачественном учебнике по истории Сибири. Рецензируемая книга имеет несомненные внешние достоинства: твердая красивая обложка, прекрасное полиграфическое исполнение. Однако ввиду своей методологической эклектичности и логической невыстроенности, из-за наличия в ней большого числа теоретических и фактологических ошибок, недостаточной продуманности учебно-методического аппарата ее никак нельзя рекомендовать студентам и преподавателям для использования в образовательном процессе.

 


[1] Олех Л. Г. История Сибири: учебное пособие. М.: Инфра-М; Новосибирск: Сиб. соглашение, 2001. (Высшее образование).

[2] Шиловский М. В. Осторожно: учебник // Наука в Сибири. 2001. 20 апреля. Электронная версия: http://www.ict.nsc.ru/win/elbib/hbc/hbc.phtml?11+44+1.

[3] Не складна письмом, складна вымыслом / В. И. Баяндин, В. А. Зверев, О. Н. Катионов, М. В. Шиловский // Вечерний Новосибирск. 2001. 7 июня.

[4] Олех Л. Г. История Сибири: учебное пособие. Ростов н/Д: Феникс; Новосибирск: Сиб. соглашение, 2005. (Высшее образование).

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 150)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Сибирские корни евразийства
2. Не труд, а отреченье. Педагогический быт 1960–1970-х годов в мемуарах сибирских учителей
3. Вилами писано: об учебном пособии Л. Г. Олеха по истории Сибири
4. Иди прямо, гляди браво: заметки об отставных и запасных солдатах царской армии
5. Из истории становления переселенческих хозяйств Западной Сибири в период Столыпинской реформы
6. Численность и структура русской крестьянской семьи Сибири во второй половине XIX века
7. Зацвети, черемуха, весной…
8. Мы все учились понемногу…
9. Из истории российских немцев из Черепановского района
10. А Октябрьскую революцию не заметили...
11. Последний поклон (Прощание с Виктором Астафьевым)
12. «Сквозь жизни прожитой столпотворенье…» (Лирические акварели Юрия Магалифа)
13. Чистое золото каждой строки (Поэтический мир Елизаветы Стюарт)
14. Великий патриот Сибири (Жизнь и деяния Николая Михайловича Ядринцева)
15. Деревня Бугринская – прогулка сквозь время
16. Усть-Каменогорск
17. Развитие протогородской деревни Вертковой во второй половине XIX-начале XX века
18. «Сберечь июнь зеленый». Мемориал Памяти в селе Новоярково Барабинского района
19. Деревня Гусиный Брод: развитие пригородного поселения в конце XIX – первой трети XX века
20. Развитие пригородной деревни Новолуговой в конце XIX – начале XX века
21. Как Новосибирск встречал знаменитых летчиц
22. 9 декабря – «День Героев Отечества»
23. «Неудержимо мчащийся вперёд…»
24. Новосибирцы выбрали автобус