Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Система дополнительного образования детей: традиции, идеи, новые возможности и перспективы»
Выпуск №51 Февраль 2014 | Статей в выпуске: 147


Фаина Силантьевна Кузнецова,
кандидат исторических наук, доцент

«У реки Оёш постою, да пройду по деревне Тырышке». Краеведение – первые шаги в науку

Опубликовано: Кузнецова Ф. С. «У реки Оёш постою, да пройду по деревне Тырышке»: краеведение – первые шаги в науку // Ф. С. Кузнецова // Образование в истории, история в образовании: материалы Всерос. (с междунар. участием) науч.-практ. конф. «Интеграция исторического и образовательного пространства», посвящ. 50-летию со дня рождения М. Ю. Брандта. Новосибирск: НГПУ, 2011. С. 188–197.

 

В качестве заголовка статьи взята строка из стихотворения поэта Александра Плитченко (1943–1997), родившегося в с. Чумаково Куйбышевского р-на Новосибирской обл. Стихи – воспоминания поэта о детстве, которое «стало сказкой», о земле «с той высокой березовой рощей, с ковылями за речной долиной». Поэт отразил свой внутренний разговор с дорогим его сердцу краем: «Я спрошу их: “А помните Гришу Стрельникова – пастуха из эмтээса?..” Но один из ковылей привстанет – самый старый, самый маленький в шапчонке. Скажет: “Гриша? Помнится, при Плитченке Иване…” И пойду я по родной сторонке».

Родной край, моя малая родина – эти слова в сердцах большинства людей связаны с воспоминаниями о природе, о дорогих и близких людях. Сегодня в системе общего образования тема краеведения актуальна как один из путей реализации задач патриотического воспитания и формирования социальных компетенций. Объектом краеведения является ближайшая к человеку территория, для него характерен комплексный подход: изучать одновременно историю, природу, этнографию своего края.

В 1990-е гг. с модернизацией российской системы образования появились новые понятия: «регионоведение» и «градоведение» – «московедение», «петербурговедение». (По аналогии с последним в нашем городе возникла идея создать курс «Новосибирсковедение».) Упомянутые термины часто используются как синонимы. В те же годы решалась проблема проектирования содержания национально-регионального, или просто регионального компонента (НРК) государственных образовательных стандартов, которая оказалась непростой. До настоящего времени не сложилось единого концептуального подхода к преподаванию региональной истории. «Практически отсутствуют действенные механизмы согласования НРК исторического образования субъектов РФ, входящих в один крупный историко-культурный регион и имеющих общность исторической судьбы. Эта проблема еще более значима в условиях перехода к новому стандарту общего образования второго поколения, в котором не предусматривается включение требований к содержанию и построению регионального компонента  в субъектах РФ, но сам компонент как социально-педагогическая реальность объективно существует и реализуется в школах РФ»[1].

Понятие «региональный компонент» сегодня прочно вошло в профессиональный  язык педагогов, не вызывает неприятия, но чаще всего понимается как краеведение. В 2004 г. понятие «краеведение» было узаконено приказом Минобразования России и стало восприниматься как синоним НРК. При переходе на стандарты первого поколения учебное время, отводимое на изучение регионального компонента ряда учебных предметов (история, география, биология, технология, искусство), приказ рекомендовал «использовать для преподавания интегрированного учебного предмета Краеведение или для преподавания краеведческих модулей в рамках соответствующих учебных предметов федерального компонента»[2].

Примерные программы по истории стандартов второго поколения предполагают «обращение учащихся к материалу по региональной истории, в котором представлен пласт исторического знания, богатый наглядной и яркой информацией и потому выразительный и интересный для школьников. Предполагается, что в рамках курса “История России” часть учебного времени отводится на изучение региональной и локальной истории. <…> Речь идет о многоуровневом рассмотрении истории государства, населяющих его народов, истории региона, города, села, семьи»[3].

На практике многоуровневый подход преодолевает замкнутость содержания регионального образования в самом себе, только  в своем регионе. Позволяет устанавливать связи региональной и локальной истории с общим курсом истории, не разрывать единое образовательное пространство и не лишать регионы присущего им своеобразия.

С внедрением регионального компонента началось развитие новой образовательной технологии обучения истории – историко-краеведческих исследований учащихся. Показателем ее успешного развития являются ежегодные научно-практические конференции школьников нашей области: районные и открытые областные конференции “Эврика”, а также аналогичные городские форумы Научного общества учащихся “Cибирь”, на которых неизменно присутствуют секции по краеведческой тематике[4]. История семьи, жизненный путь отдельного человека или история учреждений (школ, больниц, колхозов и т. п.), сел и городов на основе собранных воспоминаний, местных архивных дел и печатных изданий – частые темы школьных исследований. В каждом районе области есть учителя-энтузиасты этого дела, одни только делают первые шаги, другие достигли заметных успехов.

Есть недостатки в анализе собранных материалов, отсутствие критики источников, неумение вписать исследуемый материал и объяснить его в контексте эпохи, чему предстоит учить не только школьников, но и учителей, которые руководят их работой. Однако это не перечеркивает главного – формирования у школьников интереса и причастности к судьбе своей малой родины, своей семьи и к близким людям. Хронологические рамки краеведческих исследований, за редким исключением, не выходят за пределы ХХ столетия, но во всех исследованиях, посвященных истории поселений, присутствует экскурс в более далекое время, со ссылкой на воспоминания старожилов, к сожалению, почти без попытки задуматься и критически проанализировать имеющиеся сведения.

Актуальной темой для сельских школьников является  история своей деревни, родного села на основе воспоминаний старожилов. При этом типичной ошибкой является неумение объяснить, прокомментировать воспоминания в контексте истории Сибири, страны в целом. Чаще всего исследования систематизируют в хронологическом порядке всё, что удалось собрать, поэтому охватывают обычно  период  от дореволюционных времен до наших дней.

Как научить анализу свидетельств устных источников, связанных с установлением даты возникновения сёл Новосибирской обл. в контексте того времени, которое фиксирует респондент?

Рассмотрим типичный пример. При исследовании истории с. Алексеевка Чулымского р-на на основе рукописных воспоминаний старожилов сочинение школьников констатирует: «Село наше образовалось в 1866 г.». Далее следует рассуждение, что это связано с отменой крепостного права, поскольку крестьяне получили свободу передвижения. В объемном цитировании воспоминаний старожила Хмаренко, которое представлено в сочинении, выделим следующее: «В конце 80-х гг. XIX в., когда люди получили вольную после отмены крепостного права в 1861 г., им разрешили выезжать на вольное поселение, куда захотят. Родители мои родом из Черниговской губ. <…> Отцу было 12 лет, он хорошо помнил, как ехал со своими родителями. <…> Железная дорога была только до Омска. Доезжая до Омска, собирались по 7–10 семей, чтобы было больше народу, особенно мужчин. Потом ехали большой группой, чаще всего родственники. <…> Тут уже жил переселенец из ходоков. Это был первый  житель Алексеев. Отец описывал его со слов своих родителей: это был мужчина высокого роста, черноволосый, с рыжеватой бородой. Одежда его из холста. Длинная рубашка подвязана плетеным поясом с кисточками. По фамилии первого жителя было названо место».

Почему учитель истории не обращает внимания на ключевой момент рассказа, заставляющий задуматься над датировкой возникновения села: «Железная дорога была только до Омска»? Строительство Западно-Сибирской  железной дороги на участке Челябинск – Омск началось 7 июля 1892 г., а 1 октября 1896 г. открылось движение на участке Челябинск – ст. Обь. Следовательно, переселенцы ехали к будущему селу Алексеевка никак не раньше.

Второй факт из воспоминаний («Тут уже жил переселенец из ходоков») вообще не берется во внимание. О том, кто такие ходоки, следовало бы задуматься, поскольку фамилия ходока присвоена населенному пункту. В воспоминаниях отца Хмаренко нет указания, что здесь была деревня, и переселенцы вселялись в неё. Неслучайно в памяти подростка сохранились воспоминания о первом жителе, некоторые подробности его образа, рассказанные родителями. Значит, ходок Алексеев выбрал место, которое не разочаровало переселенцев, и о нем сохранялась добрая память.

Посылка группой крестьян, собирающихся переселиться в Сибирь, ходоков для выбора места поселения – типичное явление конца XIX – начала XX в. Напомним, что в 1890-е гг. происходила активная миграция крестьян благодаря  переселенческой деятельности, организованной Комитетом Сибирской железной дороги. Постановлением 15 апреля 1896 г. был упрощен порядок переселения крестьян в сибирские губернии. Переселенцам предоставляли льготный тариф и право отправлять ходоков для выбора мест в Сибири. При Комитете было создано Переселенческое управление, которое от 20 января 1897 г. ввело обязательную посылку ходоков. Выбор мест поселения ходоки согласовывали с местной администрацией. Поощрялось переселение семейных крестьян. Цитируемые в работе школьников воспоминания вписываются именно в этот исторический контекст. Комитет Сибирской железной дороги регулировал переселение, стремясь увеличить численность населения вдоль строящейся магистрали.

С переселенческой  политикой  Комитета Сибирской железной дороги связано возникновение многих населенных пунктов нашей области, и это достойный сюжет для школьных краеведческих исследований. В конце 1897 г., вскоре после сдачи в эксплуатацию железнодорожного моста через Обь, Комитетом был организован на правом берегу реки в сосновом бору, в районе вокзалом и рекой, переселенческий пункт. Его обслуживала амбулатория со стационарным отделением. Неслучайно одна из первых улиц города получила название Переселенческая (ныне ул. 1905 г.).

Вернемся к названной в заголовке статьи деревеньке Тырышке и назовем ряд источников, свидетельств, которые следует брать во внимание при датировке моментов основания населенных пунктов Новосибирской обл. А главное, с какими событиями в Сибири связаны первые страницы д. Тырышкино?

История возникновения первых русских поселений в нашем крае в большинстве случаев – белое пятно. В конце XVI в. начиналось освоение Сибири первопроходцами, однако наш край целое столетие находился в стороне от этого процесса. Ближайший к нему ареал русских колонистов образовался вокруг Томска и по р. Томь. Это были служилые люди, известные в Сибири как казаки, крестьяне-переведенцы для обработки государевой пашни, беглые и ссыльные. В междуречье Иртыша и Оби в XVII в. не было поселений крестьян из-за постоянных набегов кочевников. Важнейшим документом, зафиксировавшим первые населенные пункты к началу XVIII в., является «Чертежная книга Сибири» С. У. Ремезова (1701 г.). В ней отмечено менее 90 русских деревень, расположенных по р. Томь от Томска до Кузнецка. Причем в большинстве этих поселений – всего 1–3 двора, сел с церковью – 11. В Барабинской степи – только татарские улусы, а  русских поселений нет.

Первые русские деревни и заимки на территории Новосибирского Приобья стали возникать на рубеже XVII–XVIII вв., их основателями были томские служилые люди. Первая деревня нашей области – Кругликово в Болотнинском р-на. Как редкий случай, известна точная дата ее основания – 1695 г. Год указан в документе Томской воеводской канцелярии о праве владения сыном боярским Алексеем Кругликом земельным участком на речке Иксе. Заимка Круглика стала началом деревни. Он же позже строил первый на территории нашей области Умревинский острог (1703 г.) [5].

Примерно в эти годы появилась на левом берегу Оби д. Кривощёково – самое раннее поселение русских на территории будущего г. Новосибирска. Точную дату основания деревни определить оказалось невозможно, так же, как и многих других поселений нашего края, основанных самовольными переселенцами. На основе косвенных свидетельств установили время основания  Кривощёковой историки Ю. С. Булыгин и М. М. Громыко – рубеж XVII–XVIII вв.[6]

Познакомим учащихся с приемами критического анализа историками этих косвенных свидетельств. С этой целью предъявим данные конторы Колывано-Воскресенских заводов за 1747–1748 гг. из статьи указанных авторов и предложим построить свое доказательное рассуждение. У учителя появляется возможность, выслушивая рассуждения учащихся, сравнить их с анализом и ходом рассуждения историков.

Первый факт. «В записи допроса крестьянина Дементия Панафидина 28 апреля 1748 г. с его слов указано, что он родом из д. Панафидиной Маслянской слободы Тобольского ведомства, откуда ушел 40 лет назад в д. Кривощёкову Томского ведомства, построил свой двор и жил 20 лет, а затем переселился в ведомство Белоярской слободы».

Второй факт. «Крестьянин Ванков в 1749 г. на допросе заявил, что родом он из д. Малой Кривощёковой Чаусского ведомства. Контора Колывано-Воскресенских заводов запросила Чаусскую судную избу. В ответ пришло сообщение, основанное на специальном расследовании, что Ванков в 1722 г. был отдан в рекруты (примерный  возрасте сдачи в рекруты не менее 20 лет)». Подскажем, что в своих рассуждениях ученикам следует учесть. В Сибири «Малой» обычно называли деревню, отпочковавшуюся от «Большой», в данном случае – от Кривощёковой. Прилагательное «Большая» в документах часто отсутствует, но в отношении «Малой» всегда присутствует.

Третий факт. По первой ревизии 1719–1721 гг. в Большой Кривощёковой было учтено 104 души разночинцев и 22 души крестьян мужского пола. В Малой – 15 разночинцев и 5 крестьян. По тем временам для Сибири д. Большая Кривощекова была крупным населенным пунктом.

Напомним, что разночинцами в Сибири в  первой половине XVIII в. называли потомков служилых казаков, которым не находилось вакантных мест на службе. Позже в ходе налоговой реформы Петра I все они были включены в сословие государственных крестьян. Анализ предъявленных свидетельств позволит учащимся построить свои выводы о времени основания Кривощёковой и ее первых жителях, сопровождая их умозаключениями.

Выслушав рассуждения учащихся, следует поставить ряд вопросов. 1) Какие заводы получили название Колывано-Воскресенские? Где они находились? 2) Как изменилась владельческая принадлежность заводов в 1747 г.? С чем это связано? 3) Почему контора Колывано-Воскресенских заводов озабочена учетом населения? В итоге выясняем, что территория восточной части современной Новосибирской обл. оказалась в ведении кабинетского хозяйства. Деревни Кривощёковы и другие поселения Чаусского ведомства, Белоярская слобода – территории, оказавшиеся в ведомстве конторы Колывано-Воскресенских заводов, озабоченной учетом населения на своей территории.

Диалог с учащимися по данной тематике позволяет вписать краеведческий факт в систему региональной и общероссийской истории. Передача алтайских заводов во владение Кабинета е. и. в. Елизаветы Петровны изменила обстановку в крае. Из-за малочисленности его населения правительство благосклонно относилось к притоку беглых и всех ставило на учет, чтобы включить в число плательщиков податей и повинностей. Активным образом с 40-х гг. XVIII в. стали решать вопрос о безопасности южных границ сибирских владений. Началось строительство Иртышской, затем Колывано-Кузнецкой пограничных линий, призванных защитить заводы Алтая и степи Южной Сибири от грабительских набегов джунгар и киргиз-кайсаков (казахов). Последние, теснимые джунгарами, совершали свои перекочевки к границам российских владений в Сибири. Грабительские набеги кочевников на земледельческие поселения – вечная конфликтная проблема между земледельческими и кочевыми народами. Она была главной причиной слабой заселённости русским земледельческим населением территории Верхнего Приобья, Барабинской и Кулундинской степей. Сооружение сибирских пограничных линий по левому берегу Иртыша от речки Бухтармы до Омской крепости и от Омска до Оренбурга в 1750-е гг. ликвидировало угрозу и стало предпосылкой заселения русским земледельческим населением нашего края. В 40-е гг. XVIII в. начиналось устройство первых зимовий вдоль наметившегося сухопутного пути из Тары в Томск по Барабинской степи, которые стали основой будущих деревень.

Деревня Тырышкина на речке Оёш не могла появиться раньше возведения в 1713 г. Чаусского острога на левом берегу Оби на дороге через Барабинскую степь. Точную дату строительства острога удостоверяет документ. Для службы в острог перевели 30 казаков с целью  обеспечить безопасный проезд. В 1741 г. в остроге стояло 80 домов, а в окружающих его деревнях – 874 дома[7].

В 1734 г. Томская воеводская канцелярия в ответ на анкету Г. Ф. Миллера представила список  деревень, приписанных к Чаусскому острогу. Среди них на левобережье Оби еще нет Тырышкиной, но по речке Оёш уже находилась д. Оёшная и др.[8]

В 1741 г. из Сибири возвращался другой участник академического отряда Великой Северной экспедиции – И. Г. Гмелин. Выехав из Чаусского острога в сопровождении охраны казаков, он отметил д. Большую Оёшную, состоящую из 80 дворов, и указал, что вдоль речки Оёш расположено еще шесть деревень, назвав только последнюю западную – Подволошная. Возможно, одна из тех шести – Тырышкина[9]. В 1749 г. она уже названа в «Описи земель, прилегающих к Чаусскому острогу в июле 1749 г.», как расположенная на речке Оёш[10].

Примерно 270 лет исполняется д. Тырышкиной. Сегодня она называется Новотырышкино и является центром одного из сельских советов Колыванского р-на. В Госархиве Новосибирской обл. среди немногих дореволюционных фондов сохранилось несколько дел Тырышкинского волостного суда (фонд 112). Был короткий период существования Колыванской губ., в составе которой выделялась Тырышкинская волость с 14 деревнями, выделенными из Чаусской волости, а затем по новой административной реформе с ликвидацией Колыванской губ. вновь возвращенных в Чаусскую волость. Тырышкинская и Чаусская волости – самые северо-западные из приписанных к Колывано-Воскресенским заводам.

В отчете за 1787 г. волостные власти так написали о хозяйственной деятельности тырышкинцев: «Особливых выгод никаких не имеется. Промысел более никакой не происходит, кроме как в зимнее время бывают в найме под купецкие клади. Иные в осеннее время промышляют горностая и прочих зверей. Пахотные земли и покосные неразделенные. Сколько пахотной земли на ревизскую душу приходится, знать невозможно. Сеют: рожь, ярицу, пшеницу, ячмень, овес, горох, коноплю, лен; гречи и проса в посеве не имеется. Лес рубят в близости от деревни. Лес березовый, осиновый, таловый, а местами сосновый. Земля местами черноземная, а кругами песчаная и с илом»[11].

И сегодня продолжается, по словам поэта, жизнь деревеньки Тырышки[12]:

С той землей – от солонцов тощей,

С той землей – от чернозема жирной,

С той высокой березовой рощей,

С ковылями за речной долиной…

Здесь не просто зеленеют, летают –

Здесь остались, а куда же им деться?

 

Немало поколений людей связано с д. Тырышка. Их жизненные пути в разные времена проходили в русле трудных судеб, достижений и побед Отечества и являются достойной темой школьных проектов. Краеведческие исследовательские проекты школьников всегда поднимают интересный пласт информации, который, с одной стороны, помогает конкретизировать сложные исторические процессы и явления, с другой стороны, погружая в повседневную жизнь, позволяет понять, что история – это жизнь поколений людей, а прошлое любой деревни – часть общероссийской истории. По крупицам собираются свидетельства прошлых лет из жизни односельчан. Их сбор, критический анализ и систематизация – увлекательное занятие краеведов.

Примечания

 


[1] Вяземский Е. Е., Стрелова О. Ю. Национально-региональный компонент исторического образования: пособие для учителя. М., 2008. С. 28.

[2] Федеральный базисный учебный план и примерные учебные планы для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования [Электронный ресурс] // Документы и материалы деятельности Федерального агентства по образованию за период 2004–2010 гг. URL: http://www.ed.gov.ru/ob-edu/noc/rub/standart/ (дата посещения: 27.06.2011).

[3] Примерные программы по учебным предметам: история, 5–9 кл. М., 2010. С. 10. (Стандарты второго поколения).

[4] См.: Зверева К. Е., Хлытина О. М., Бехтенова Е. Ф. Исследовательский проект как модель учебного исторического познания: (из опыта работы Новосибирского НОУ «Сибирь») // Сибиряки: региональное сообщество в историческом и образовательном пространстве. Новосибирск, 2009. С. 189–195. Электронная версия: http://bsk.nios.ru/content/issledovatelskiy-proekt-kak-model-istoricheskogo-poznaniya-iz-opyta-ra-boty-novosibirskogo.

[5] Миненко Н. А. По старому Московскому тракту. Новосибирск, 1990. С. 21; Бородовский А., Косарева И. Умревинский острог: три столетия в сибирской истории. Новосибирск, 2003.

[6] Булыгин Ю. С., Громыко М. М. К истории возникновения Новосибирска // Известия СО АН СССР. Сер. обществ. наук. 1971. № 6, вып. 2. С. 89–95.

[7] Миненко Н. А. Указ. соч. С. 25.

[8] Российский государственный архив древних актов. Ф. 199. Оп. 3. Д. 481. Ч. 4. Л. 108.

[9] Gmelin I. G. Reise durch Sibirien von dem Jahr 1740 bis 1743. Gottingen, 1752. B. 4. S. 90–94.

[10] Государственный архив Новосибирской обл. Ф. 105. Оп. 1. Д. 17. Л. 396–403.

[11] Там же. Ф. 112. Оп. 1. Д. 2. Л. 118 об. – 119.

[12] Плитченко А. Старички в траве // На берегах Оби широкой: лит. антология Новосибирской обл. Новосибирск, 1997. С. 157–159.

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 5)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. На холеру – с ружьём
2. Русский крестьянин, вечный мигрант. Воспоминания Е. Г. Шампурова о жизненных странствиях в ХХ веке
3. «История вокруг нас». Исследовательская деятельность старшеклассников в пространстве урока-экскурсии
4. «Вот тебе и рассказ про Гражданскую войну»: Из воспоминаний старожилов Новосибирской области
5. Археологическое наследие в окрестностях Чаусского острога
6. «У реки Оёш постою, да пройду по деревне Тырышке». Краеведение – первые шаги в науку
7. … И зовет нас на подвиг Россия (Новониколаевск и новониколаевцы в Первой мировой войне 1914-1918 гг.)
8. Когда произошла Вторая Великая Отечественная война?
9. Есть ли в городе памятник жертвам Первой мировой войны?
10. Бараба: затюканная падчерица или госпожа?
11. Хотите безвонный пудер-клозет? Какая была реклама в конце XIX века
12. Полковник Гришин — он же генерал Алмазов
13. «Есть ли в Новосибирске гора?»
14. Крестьянские жилища и усадьбы села Ташара: следы былой традиции
15. Развитие села Верх-Марушка во второй половине XIX – начале XX века по материалам «Списков населенных мест Томской губернии»
16. Развитие Верх-Тулинского поселения во второй половине XIX – начале XX века по данным поселенческой статистики
17. О чём рассказали открытки. Судьба нашей семьи в истории страны