Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Дети с ограниченными возможностями здоровья: актуальные вопросы образования, воспитания, адаптации»
Выпуск №25 Октябрь 2009 | Статей в выпуске: 108


Все статьи автора(2) Татьяна Александровна Ястребова,
приемная мама

Семья моей мечты

(Продолжение)

Не замечали: жизнь упорно отсекает от памяти детство? И оно, удаляясь за невидимый горизонт, почему-то старается не попадаться на глаза. Может, чувствует за собой вину – чего-то важного не додало, что-то не развило, а чего-то и вообще лишило. Хотя… Что же оно может, такое в сущности беззащитное и зависимое.

Трудные годы перестройки. На фоне передела собственности – изменение идеологи. Выстоять смогли не все. И первыми, кто пострадал в этой ситуации, оказались дети. Близкие люди – родители – не сумели оградить, а попросту предали, отдали на моральную и физическую расправу самое дорогое – продолжателей своего рода, своей жизни, плод своей любви. И по сегодняшний день они, маленькие, беззащитные, растут на казенном попечении, отгороженные от мира стенами детских домов, осознавая, что судьба изначально несправедлива к ним. Завтра они выйдут в мир и станут частью нашей жизни. Что привнесут они в эту жизнь, кроме агрессии и иждивенческих настроений? В отношении судеб бывших детдомовцев статистика печальна: большинство из них пополняет асоциальный слой нашего общества, а проще говоря, становятся правонарушителями, алкоголиками и наркоманами. Нельзя сказать, что выход из этого тупика не ищут. Многие годы государство пытается найти альтернативу семейному воспитанию. В принципе, создание подобных приёмных семей государству очень выгодно. Ведь содержание ребенка в обычном детском доме обходится в два раза дороже, да и детей воспитывают все-таки родители, хоть и приемные.

1. Еще в юности мы с мужем мечтали иметь много детей, а потому лозунг «В каждом районе по семейному детскому дому!» восприняли как руководство к действию. Последним толчком к принятию решения о создании приемной семьи стал «Российский благотворительный телемарафон», во время которого с экрана смотрели искренние детские глаза, глаза тех, кто по не зависящей от них причине остался за бортом своей, порой так и не создавшейся семьи. Тогда, много лет назад, мы и представить себе не могли, что у нас в стране столько бездомных и брошенных детей. У меня просто сердце разрывалось, когда я смотрела на них. Таким вот необычайно сложным был тот самый день, который и стал началом новой жизни нашей семьи. Это был шок. Цифры, представленные на суд зрителей, зазвенели в голове набатом. А случай в метро оглушил и лишил сна. Вот обычная история сельского мальчика: мама с папой пьют, а я живу у бабушки, попрошайничаю. На деньги, что подадут, куплю батон и ириски. Буду угощать бабушку и маленькую сестрёнку. Какие недетские заботы взвалил на себя этот девятилетний мальчишка! Что ожидает его? Учиться ему нет времени, да нет уже и желания. Какую он может создать семью? Разве он будет хозяином своей судьбы? Наследство, достающееся тысячам детей от пьющих родителей, – беспросветное одиночество и обида на весь белый свет. Маленький униженный человечек, не нужный тем, кто случайно дал ему жизнь, полностью во власти судьбы, случая, каких-то совпадений или формальностей.

Может быть, вам запомнился один из сюжетов новосибирской телепрограммы «Зеркало», где фигурировала маленькая девочка-сирота. Сочувствующие ей взрослые пытались укорить с экрана ее несостоявшихся усыновителей. Приемный ребенок понадобился молодой семье как нянька для их больной дочери. В пять лет быть ответственной за другого малыша! И стала «казенная сиротинка» ходить в синяках, полуголодная, испуганная.

Представляете, с чего начинается жизнь: убийство матери на глазах ребенка, детский дом, временная семья, опять детский дом?! Рядом с ней жили мальчики и девочки с таким же недетским горем в душе, больные, хронически больные дети с трагическим прошлым.

Мне не давал покоя вопрос «кто, если не мы?». Одно дело – просто принять решение усыновлять детей, другое – искать точку разумного. Сердце просило раздать всем ребятишкам сердечную теплоту, чтобы многим им не пришлось стоять в очереди за родительской лаской. Каждый ребёнок в семье должен чувствовать себя комфортно, и своих собственных детей тоже нельзя обделить. А муж? Как ему сказать о задуманном. Здесь нужно было применить и хитрость, и женское обаяние, чтобы получить согласие второй половинки. Подготовка велась долго, но в народе бытует поговорка: «Ночная кукушка дневную перекукует». В то время я работала воспитателем в детском саду. Любимая работа, трое собственных детей, любящий муж, просторная пятикомнатная квартира. Чего было еще желать?

Круто изменить судьбу! Начать все с чистого листа. Никто не знал, как все устроить. Всё было спонтанно, без какой-либо подготовки, без законодательного разрешения на местном уровне, по временному положению. Два долгих года хождения по эшелонам власти. Куча собранных справок, разрешений на пригодность к воспитанию детей.

Приемная мать, приемный отец. Что это? – Профессия, умение, дар? Понять и определить трудно. Чувствовать себя непрошенными гостями в кабинетах чиновников, по многу раз выпрашивая то, что, казалось бы, гарантировано по федеральным законам. Ощущение своей ненужности, непонятности важности миссии приемных родителей как обществом, так и социальными службами долгое время преследовало нас. Хотелось поскорее принять в семью обездоленного ребенка-сироту, приласкать, обогреть своим теплом и заботой.

2. Но мир не без добрых людей. На нашем пути встретились люди с горячим сердцем, они поверили нам. Были выделены три квартиры на одной площадке в новостройке. И опять задержка. Сдача подъезда приостановилась – не хватало строительных материалов. Тогда мы всей семьёй принялись за дело. Помогла администрация района – нашла средства на косметическую отделку квартир. Мои дети тогда учились в школе и после занятий брались за кисти и молотки, и уже через месяц муж объединил все квартиры, набросал план размещения большого семейства по многочисленным комнатам. Я же по разрешению отдела образования ринулась навстречу будущим воспитанникам. Судьба и здесь преподнесла сюрприз – из четырех отобранных врачом детского дома медицинских карточек одна принадлежала той девчушке с телеэкрана из передачи «Зеркало». А так как я по образованию медицинская сестра, было решено брать в семью сложных в плане здоровья детей, чтобы не только воспитывать их, но и лечить. Одно то, что медико-педагогическая комиссия всем этим детям дала направление в Обский и Ояшенский дома-интернаты для детей с отклонениями в развитии, посвящённым людям говорило о многом. Олигофрения, судорожный синдром, микроцефалия, эпилепсия – это только верхушка диагнозов, а к ним ещё добавлялся букет болезней и психологических проблем. Мы же и думать не думали о последствиях генной инженерии. В течение года общались с детьми, приезжали в оздоровительный лагерь с ягодами и фруктами. Дети присматривались к нам, а мы так страдали, что все затягивается, и документы задерживаются в кабинетах чиновников.

Новое потрясение в стране на политическом олимпе – ГКЧП. Переворот власти грозил отбросить и привести к краху идею создания приёмной семьи. Что будет с нами? Что будет с детьми? Но всё утряслось, дети пошли уже в 1 класс, а я – в детский дом на стажировку. Дети в детских домах были больны не только физически, но и душевно. Сквернословие, воровство, токсикомания царили в той среде на фоне общей разрухи в государстве. С детьми работали в основе своей такие же обездоленные судьбой люди, со своим горем и неустроенной жизнью. Единицы педагогов, преданных своему делу, буквально сгорали на этом поприще. Тоска в глазах воспитанников детского дома терзала моё сердце. Нужно было полностью отдаться детям, чтобы они тебе поверили, приняли тебя, пошли за тобой. А дома семья, свои дети, муж. Разделить сердце на всех, гореть огнем на долго не хватит.

3. Параллельно нужно вести подготовку к приему детей, создать домашний уют. Была составлена смета – от прищепок до мебели. В магазинах во время перестройки все полки опустели, но администрация предприняла все усилия, чтобы комнаты в квартире наполнялись шкафами, кроватками, даже ковриками, а это по тем временам уже роскошь. Спортивный домашний комплекс долгие годы сопровождал и поддерживал развитие и здоровье детей. Детский фонд во главе с писателем Альбертом Лихановым переслал деньги в поддержку вновь образовавшимся семейным детским домам. Правда, денежная реформа съела нули этой суммы, но мы смогли приобрести фотоаппарат и проигрыватель.

4. А дети ждали! Я чувствовала их сомнения, нервозность при очередном свидании в школе-интернате, но ускорить процесс было не в моих силах. Преподаватели отмечали, что настроение у детей угнетенное, плаксивое. А старший из них даже произнес такую фразу: «Поиграют и снова бросят!». У него уже был опыт общения с усыновителями. Трижды он был кандидатом на конкурсе «Выбери меня!» Трижды его брали «погостить». Но усыновляют здоровеньких. Вот тогда я решила, следующий ребенок до окончания оформления бумаг знать об этом не будет. Недаром в народе говорят: ждать и догонять – самое трудное и разрушительное для человека. Стали выбирать ребятишек заочно, чтобы не внушать им напрасных надежд – не любого ребенка могли отдать.

Окружающие близкие люди не верили в успех, задуманного нами. Ведь всё, что происходило с детьми в детских домах, в асоциальных семьях, было закрытой темой.

Среди моих знакомых не было ни одной семьи, где росло бы более двух детей. У молодых – в лучшем случае один ребенок, чаще ни одного. Чтобы родить и воспитать своих, а потом взять ребенка из сиротского приюта – такое даже представить невозможно.

5. И вот первая одновозрастная «великолепная четверка» дома. Все они оказались воспитанниками одного детского дома и даже из одной группы. Одного мать оставила в родильном доме, испугавшись страшного диагноза, второго забрали от пьющей матери, у девочек – мамы в местах лишения свободы. Они долго бродили по комнатам, а когда сели за стол, моя свекровь была поражена тем, что дети в девятилетнем возрасте не знали элементарного – сколько ложек сахару нужно положить в чашку чая, и что из куска мяса можно приготовить обед, что нужно мыть руки после посещения туалета. Первый день закончился слезами одной приемной дочери – она заблудилась в переходах квартир. А самый шустрый мальчик спросил: «А где обслуживающий персонал?» Папа наш на короткое время лишился дара речи и изменился в лице. Действительно, начинать нашу новую семейную жизнь в таком составе нужно с чистого листа! Весь год ушел на обучение элементарным навыкам и борьбу с приобретёнными и врождёнными заболеваниями. Но не это оказалось главным – душевный надлом, неверие детей в хорошее, красной чертой сопровождало наших приемышей.

Продолжение в следующем номере

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 18)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Лиана Пепеляева: «Сиротство – это не проблема, это социальное заболевание»
2. Вручение ключей
3. «Мы – аисты, приносящие вести»
4. Гори, гори, наша звезда!
5. Делитесь опытом своим, трудитесь сердцем неустанно!
6. «Люди нашего города» – помощь в социализации детей-сирот
7. Молодежь и современные религиозные течения
8. Как вырастить ребенка счастливым
9. Старший, средний, младший, или Как влияют братья и сестры на формирование личности в многодетных семьях
10. Вторичное социальное сиротство: проблема, причины, предупреждение
11. Трудно ли быть родителями?
12. Скоро в школу: вечные вопросы
13. В семье – первоклассник
14. Обучение сегодня. Взгляд со стороны
15. Почему подростки убегают из дома
16. Взаимодействие семьи и школы
17. Теневая сторона киберпространства
18. Современная молодежь глазами демографов, социологов и политиков
19. Государственная молодежная политика
20. Семья моей мечты