Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Современные образовательные технологии в дошкольном образовании»
Выпуск №44 Декабрь 2012 | Статей в выпуске: 116


Все статьи автора(5) Владислав Геннадьевич Кокоулин,
доктор исторических наук, профессор НГУ

Власть в Новониколаевске в годы революционных потрясений

Опубликовано: Социально-экономические проблемы управленческой деятельности в кризисный период: Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции. Новосибирск, 2010. С. 70 – 78.

Падение царского правительства в Петрограде привело к ослаблению центральной власти и её представителей в регионах. И сразу же по инициативе политически активных масс на местах стали возникать новые органы управления - Комитеты общественного порядка и безопасности и всевозможные Советы. Их особенность состояла в том, что они сами определяли пределы своей компетенции, а их жизнеспособность зависела от соотношения борющихся сил. Во многих городах, в частности в Новониколаевске, не было буржуазных органов власти – местный Комитет общественного порядка и безопасности возглавлял эсер, а Совет рабочих и солдатских депутатов – социал-демократ.

Сведения о революции в Петрограде стали известны в Новониколаевске 2 марта. Наиболее инициативным в новой ситуации оказался социал-демократ В. И. Герман-Каменский. Он призвал всех социал-демократов идти на биржу и в военно-промышленный комитет. На бирже он настойчиво убеждал «воротил биржи» приступить «к исполнению обязанностей прогрессивной буржуазии» – возглавить революцию в Новониколаевске. Он убедил председателя биржевого комитета И. К. Пименова «возглавить» Новониколаевскую революцию, оделся и повёл всех в Городскую думу, где городской голова А. Г. Беседин как раз говорил о необходимости спокойствия и о достойной встрече событий. Появление толпы в Городской думе вызвало растерянность гласных, а А. Г. Беседин снял с себя знак городского головы и вышел из зала заседаний. Очевидец событий Г. Е. Дронин рассказывал: «Системы в прениях и предложениях не было. И потому уверенности не только у руководителей Городской думы и деятелей биржи с военно-промышленным комитетом, но и у многих других не было. Не было ещё уверенности, что в городе с внушительной организационной прослойкой черносотенцев, вооружённой полицией, казаками и громадным гарнизоном солдат, возглавляемых многочисленными воспитанными в патриотическом и царско-самодержавном духе и военной дисциплине офицерами, первые дни революции пройдут безболезненно, без борьбы и боевых кровопролитных действий» [1].

3 марта утром на заседании Комитета, продолжавшемся всю ночь, было составлено обращение к гражданам Новониколаевска с призывом «верности новому правительству, соблюдению полного спокойствия и самообладания», которое подписали 13 организаций: военно-промышленный комитет, рабочая группа комитета, комитет союза городов, биржевой комитет, общество народного образования, обское общество сельского хозяйства, общество ремесленников, общество приказчиков, союз кредитных товариществ, «Обский кооператор», общество «Экономия», товарищество сибирских кооперативов по закупкам и сбыту, вольное пожарное общество [2]. Представители этих организаций и составили Комитет общественного порядка и безопасности, председателем которого стал эсер Н. Е. Жернаков.

В этот же день социал-демократы решили организовать Совет рабочих депутатов. Выборы в Совета прошли 4 марта. Были представлены делегаты от рабочих и солдат гарнизона. На первом заседании Совета делегаты избрали исполнительный комитет Совета из 15 человек. Председателем его был избран социал-демократ В. И. Герман-Каменский.

Первые дни после революции в городе продолжала действовать Городская дума. 6 марта она постановила: 1) «первого почётного гражданина Новониколаевска министра двора графа Фредерикса лишить этого почётного звания»; 2) ходатайствовать перед Комитетом общественного порядка и безопасности «об увеличении представительства в Комитете от Думы до 10 человек»; 3) включить в Городскую думу представителей тех общественных организаций, которые входят в Комитет общественного порядка и безопасности, «на началах всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права» [3].

Хотя городской голова в первые дни и хотел сложить с себя полномочия, но Дума отклонила его отставку, что получило поддержку Комитета. Как разъяснял Н. Е. Жернаков, отставка городского головы до выборов нецелесообразна, поскольку городское хозяйство в разрухе, надо брать кредиты в банках под векселя, подписанные городским головой, поэтому отставка А. Г. Беседина нецелесообразна. Большинством голосов была принята резолюция просить городского голову остаться на своём месте впредь до новых выборов в городское самоуправление, а для контроля за деятельностью городского самоуправления избрать комиссара [4].

Комиссаром был назначен Л. А. Викер. Он предложил Городской думе обсудить, должна ли она подчиняться Комитету общественного порядка и безопасности. Городская дума заслушала телеграмму губернского комиссара Временного правительства Е. Л. Зубашева на имя городского головы о том, что Дума подчиняется губернскому комиссару, а не местному Комитету общественного порядка и безопасности. Однако гласный М. П. Востоков отметил, что в телеграмме губернского комиссара нет такого приказания и Дума не должна ему подчиняться в обязательном порядке. Н. Е. Жернаков разъяснил, что «у комиссара Зубашева нет никакой распорядительной власти. Здешнюю жизнь творит Комитет, а не губернский комиссар Зубашев, а местный Комитет общественного порядка и безопасности и есть представитель центрального Временного правительства в Новониколаевке». В итоге была принята следующая резолюция: «До созыва городского народного собрания… признать, что работа Городской думы должна протекать в соподчинении местному Комитету общественного порядка и безопасности, как единственному представителю Временного правительства в Новониколаевке» [5].

6 марта прошло второе общее собрание Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов. Секретарь исполнительного комитета Б. Д. Марков-Доронин рассказал о формах центрального правления и местного самоуправления. Он настаивал на необходимости выборности всех органов власти и должностных лиц. В итоге собрание поручило исполкому настаивать перед Комитетом общественного порядка и безопасности о скорейшей переорганизации его на основах всеобщего выбора, причём должна быть установлена система выборов, гарантирующая всему населению возможность использовать своё право (большое количество избирательных участков, обязательное освобождение трудящихся от работ на время, необходимое для явки к избирательным урнам) [6].

17 марта по инициативе В. И. Герман-Каменского было созвано соединённое заседание Комитета общественного порядка и безопасности, Совета рабочих и солдатских депутатов, Военного Совета, делегатских собраний офицеров и солдат и военного комиссариата для выяснения взаимоотношений между представителями организаций, границ их компетенции и согласования выступлений. Председательствовал на соединённом заседании Н. Е. Жернаков, который предложил считать Комитет общественного порядка и безопасности верховной властью в городе и районе, но в своей работе он должен опираться на Советы рабочих и солдатских депутатов, военные и делегатские собрания солдат и офицеров. В. И. Герман-Каменский настаивал на том, чтобы Новониколаевский Совет стал органом, «регулирующим положение вещей». По отношению к Комитету «он становится в положение соподчинения на равноправных договорных основаниях». Делегаты от военных организаций предлагали ещё более сложные договорные взаимоотношения между органами власти. Общего решения достичь не удалось. 9 голосами против 6 принята резолюция о том, что решения этого совещания будут вынесены на пленумы соответствующих организаций, которые затем делегируют по 3 человека в смешанную комиссию всех организаций, решения которой будут окончательными [7].

В начале апреля на общем собрании членов Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов с представителями гарнизона с совещательным голосом было решено для более продуктивной работы слить их в единую организацию с единым исполнительным комитетом и бюро [8]. Совет рабочих и солдатских депутатов стал именоваться Советом рабочих и военных депутатов.

Комитет общественного порядка и безопасности, претендуя на представительство интересов всех слоёв населения города, объявил о выборах в Городское народное собрание, которому он должен был передать полномочия. Выборы были назначены на 16 апреля 1917 г. Всего за избирательные списки проголосовало 38 433 избирателя. Голоса и 80 мест распределились следующим образом: победителями стали социалисты-революционеры, который набрали 32 288 голосов и получили 67 мест; далее со значительным разрывом оказались РСДРП – 3 384 голосов и 7 мест, прогрессисты-домовладельцы и мелкие торгово-промышленники – 850 голосов и 2 места, по одному месту получили список газеты «Свободная Сибирь» – 457 голосов, мусульманское бюро – 455 голосов, еврейское общество – 426 голосов, партия республиканцев-демократов – 370 голосов, аутсайдерами стали домовладельцы вокзальной части, набравшие 203 голоса и не получившие ни одного места [9].

Первое заседание Новониколаевского городского народного собрания состоялось 25 апреля. После заслушивания деклараций фракций эсер А. К. Скворцов был избран председателем Народного собрания. 27 апреля Городское народное собрание обсуждало пределы своей компетенции. Республиканцы-демократы отмечали, что собрание должно пользоваться полнотой власти в пределах города, но не должно решать общегосударственных вопросов. Эту резолюцию поддержало только 2 депутата, остальные проголосовали против. Социал-демократы предлагали решить, что собрание является местным революционно-демократическим органом для решения всех вопросов местной жизни. Эту резолюцию поддержало лишь 6 социал-демократов, остальные высказались против. Социал-демократ Г. Г. Сушкин потребовал распустить Комитет общественного порядка и безопасности, но сохранить Совет рабочих и военных депутатов, который может быть распущен только после Учредительного собрания. В резолюции социалистов-революционеров предлагалось, что Народное собрание должно иметь всю полноту власти во всех делах города, а так как Городская дума и управа сложили с себя полномочия, то исполнительный комитет Народного собрания будет вести текущие дела [10]. Были отвергнуты поправки социал-демократов о том, что Народное собрание является органом местной республиканско-демократической власти и что оно должно «войти в тесный контакт» с Советом рабочих и военных депутатов. Резолюция была принята в следующем виде: «Новониколаевское народное собрание в пределах местной жизни является органом, обладающим всей полнотой власти. Население пользуется правом законодательного почина и правом решения особо важных вопросов путём референдума» [11].

Новониколаевский Комитет общественного порядка и безопасности 29 апреля сложил с себя полномочия по управлению городом, но по-прежнему оставался властью в уезде до выборов уездного народного собрания.

В мае 1917 г. Комитет общественной безопасности и порядка получил от Временного правительства телеграмму о том, что выборы в Городскую думу должны быть произведены на основании правил, опубликованных 1 мая за № 95 Собрания узаконений. До этого времени Дума и управа могут быть пополнены демократическими элементами, но не могут слагать полномочий [12]. Таким образом, Народное собрание признавалось нелегитимным. 20 мая 1917 г. Городское народное собрание обсудило эту телеграмму. Б. Д. Марков-Доронин сообщил, что в городе эпидемия слухов о неутверждении выборов в Городское народное собрание. Он заверил: «Выборы у нас уже произведены и таким образом не может быть и речи о сложении полномочий членами Городской думы. Нет оснований опасаться, что Городское народное собрание будет раскассировано, ибо в демократическом государстве не может быть места отмене». Большинством голосов была принята предложенная им резолюция следующего содержания: «Народное собрание находит, что утверждение выборных органов местного самоуправления центральным правительством или его административными органами в настоящее время после переворота является достоянием прошлого. Возможна лишь отмена судебными властями в кассационном порядке» [13].

В июне на крестьянском съезде был организован Совет крестьянских депутатов. Газета «Голос Сибири» комментировала: «С образованием крестьянских Советов на местах, по образцу таких же Советов рабочих и солдат, образовавшихся с первых дней переворота, революция приобретает организованный характер в наиболее отсталой политической области – в деревне» [14].

На начавшуюся стабилизацию власти в городе оказали влияние выступление Л. Г. Корнилова и большевизация Советов в центре. После раскола в середине сентября объединённой организации РСДРП в городе на две самостоятельных партии, большевики стали настаивать на перевыборах Совета. 21 сентября состоялось экстренное заседание Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов. Инициаторами перевыборов Совета выступили большевики и эсеры-максималисты. Н. И. Тетерин пытался доказать, что собрание не правомочно перевыбирать; Горбунов-Панкратов разъяснил, что собрание экстренное, и, значит, полномочно при любом количестве членов. Н. А. Гудков заявил, что так как состав нового комитета предрешён большевиками и эсерами-максималистами, то объединённые социал-демократы в выборах участвовать не будут [15]. От имени Исполнительного комитета депутат Трубецкой сообщил причины, вызвавшие сложение полномочий членами комитета. 9 сентября обсуждался вопрос о текущем моменте совместно со съездом Совета крестьянских депутатов Новониколаевского уезда. Исполнительный комитет при обсуждении вопроса о текущем моменте в составе 16 человек вынес резолюцию, принятую 10 голосами при 4 против и 2 воздержавшихся, о конструкции Временного правительства на позиции коалиционности. Вечером состоялся пленум, на котором было предложено 3 резолюции – эсеров-интернационалистов, большевиков и Исполнительного комитета. Большинство получила резолюция эсеров-интернационалистов. Резолюция Исполнительного комитета набрала всего 1 или 2 голоса. На новых выборах в Исполнительный комитет блокировались социал-демократы (большевики) и социалисты-революционеры (интернационалисты). Было избрано 17 социалистов-революционеров и 15 социал-демократов (большевиков). Председателем Совета большинством 125 против 1 при 8 воздержавшихся был избран эсер М. Ф. Омельков [16].

Произошли изменения в расстановке сил в Новониколаевской городской думе после перевыборов в сентябре-октябре 1917 г. Список № 4 (большевиков) – 7 613 голосов (34 места); № 3 (социалистов-революционеров) – 5 422 голоса (24 места); № 5 (партии народной свободы) – 3 875 голосов (17 мест); № 10 (союз домовладельцев) 2332 голоса (10 мест); № 12 (меньшевиков) – 1372 голоса (6 мест); № 1 (мусульман) – 783 голоса (4 места); № 6 (народные социалисты) – 711 голосов (3 места); № 8 (союз служащих правительственных и общественных учреждений – 532 голоса (2 места); № 9 (еврейская община) – 488 голосов (2 места); № 7 (союз квартиронанимателей) – 204 голоса (1 место); два списка № 11 (союз солдаток) – 105 голосов и № 2 (домовладельцев Вокзального района) – 46 голосов и не получили ни одного места [17]. Таким образом, представители крупной буржуазии получили 27 мест, мелкобуржуазные партии – 41 место, партия пролетариата – 34 места. Три группы были примерно равны по своим силам.

3 октября 1917 г. Новониколаевское городское народное собрание заслушало сообщение о том, что организованный в дни корниловского выступления Комитет спасения революции решено распустить. Однако собрание решило, что из-за начавшихся волнений в городе на почве повышения цен на продукты такой комитет необходим и просило его вновь собраться и возобновить свою деятельность [18].

В начале октября объединённое совещание общественно-революционных организаций Новониколаевска постановило: «В виду злостной агитации против революционных организаций в связи с повышением хлебных цен и созданными, благодаря этой агитации, волнениями народных масс, призвать к деятельности образованный в дни корниловского мятежа Комитет спасения революции, переименовав его в Комитет охраны революции» [19].

После перехода власти в Петрограде к большевикам новониколаевские большевики на общем собрании Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов предложили проголосовать за лозунг «Вся власть Советам». Резолюция эсеров с протестом против сепаратного выступления большевиков и с призывом созвать Учредительное собрание, предложенная М. Ф. Омельковым, набрала 91 голос из 138. Меньшевики решили своей резолюции не выносить, а поддержать эсеров, хотя и выразили не согласие с их отношением к социалистическому министерству [20]. После этого исполнительный комитет Совета торжественно заявил о сложении полномочий. Новониколаевская эсеровская газета «Знамя свободы» заметила: «Оно и к лучшему. Чем скорее оздоровится состав Исполнительного комитета, тем больше будет толку в работах своего Совета» [21].

16 ноября 1917 г. Новониколаевский Совет рабочих и солдатских депутатов принял резолюцию, предложенную фракцией эсеров, о создании «социалистического министерства» и передаче власти в городе и уезде Комитету охраны революции. В новом исполнительном комитете Совета «по принципу пропорционального представительства» эсеры получили 10 мест, большевики – 7, меньшевики – 3 [22]. Председателем Совета был избран левый эсер И. П. Ботко. Этот комитет действовал меньше двух недель и 27 ноября был распущен.

В Новониколаевске в ноябре прошли очередные перевыборы Городской думы, в которых из 34 тыс. избирателей приняли участие 15 150 чел. Голоса избирателей распределились следующим образом: эсеры-максималисты получили 8 032 голоса (41 место), домовладельцы – 2 718 (14 мест), большевики – 2 326 (12 мест), меньшевики – 1 364 (8 мест), эсеры-оборонцы – 468 (2 места) и республиканцы-демократы – 226 голосов (1 место) [23]. Изменилась структура управления Думой, если до этого должности председателя Думы и городского головы были совмещены, то теперь они разделились: председателем Думы был избран В. П. Ляпунов, а городским головой – А. К. Скворцов.

В декабре 1917 г. в Омске прошёл III съезд Советов, который объявил о переходе власти к Советам в Западной Сибири. Делегаты съезда, вернувшись в Новониколаевск, созвали общее собрание местного Совета рабочих и солдатских депутатов, в работе которого приняли участие члены уездного исполнительного комитета Совета крестьянских депутатов. Было принято решение передать власть в Новониколаевске и уезде Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Городская дума и уездное земство объявлялись самостоятельными в хозяйственных вопросах, но ставились под контроль Советов. Председателем Исполкома Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов был избран В. Р. Романов, его заместителем и председателем революционного трибунала – А. И. Петухов. Большинством голосов была принята резолюция о слиянии Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов [24].

Городская дума настаивала на том, чтобы власть на местах до созыва Учредительного собрания оставалась у губернских, уездных и городских самоуправлений. 14 января в день созыва организационной сессии нового городского Совета рабочих и солдатских депутатов Городская дума призвала население провести митинг в защиту демократических самоуправлений. В зале торгового корпуса собрались несколько сот человек. «Отцы города» расположились в президиуме и высказывались за непризнание Советов. Однако собравшиеся потребовали переизбрания президиума заседания и перехода в Дом революции, где была принята резолюция в пользу перехода всей власти к Советам [25].

События в городе катализировали события в Новониколаевском уезде. 16 января в городе открылся III съезд крестьянских депутатов Новониколаевского уезда, на котором присутствовало 330 делегатов. Председателем съезда был избран солдат Р. Н. Шаргородский. В резолюции «Об атвономии Сибири» делегаты съезда выступили против установления каких-либо связей с Сибирской областной думой. Была принята резолюция о роспуске Новониколаевской городской думы, уездного земского собрания и уездной продовольственной управы. Кроме того, съезд решил объединить городской и уездный Советы в горуездный Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Председателем объединённого исполкома был избран В. Р. Романов, а его заместителем – А. И. Петухов [26].

29 января Новониколаевскому городскому голове было предъявлено решение III уездного съезда крестьянских депутатов о том, что Городская дума и управа упраздняются и их функции переходят к Новониколаевскому совету городского хозяйства (отделу Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов) [27].

Корреспондент газеты «Свободный голос Сибири» рассказывал: «В 12 часов 30 минут в городской корпус прибыли представители местного Совета рабочих и солдатских депутатов. Жители быстро узнали о совершающемся насилии над городским самоуправлением. Через несколько минут у здания Думы стояла значительная толпа народа. Раздавались нелестные по адресу большевиков эпитеты: “Захватчики”, “Насильники”, “Держиморды” – гудела толпа. А там, внутри здания разыгрывалась “комедия”. Городской управе “предлагали” сдать все дела комиссарам. Голова ответил, что управа, не имея полномочий от думы, не может уступить насилию и категорически отказался выдать бумаги. Через несколько минут появилась “красная гвардия” пешая и конная, предводительствуемая Петуховым и заняла все входы и выходы. Подчиняясь грубой силе, члены управы удалились из корпуса, составив о происшедшем насилии акт. Через час помещение городского самоуправления опустело. Служащие покинули занятия и ушли по домам. Только по коридорам гуляли защитники новой власти, красногвардейцы» [28]. Вместо Городской думы стал действовать Совет городского хозяйства, бюро которого возглавил А. А. Черепанов. 30 января на конспиративном совещании Новониколаевская городская дума приняла резолюцию, согласно которой Дума отказывалась слагать полномочия до предъявления требования со стороны самих избирателей; Дума временно слагала свои полномочия, слагая с себя ответственность за последствия акта насилия над ней и за проведение в жизнь постановлений Думы Советом; признала необходимым обратиться с воззванием к местному населению с призывом высказать своё отношения к захвату власти Советом; для поддержки связей между гласными создавалось межфракционное бюро [29].

В конце января 1918 г. Исполнительный комитет Новониколаевского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов опубликовал извещение о том, что согласно постановления III уездного съезда Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 15 – 23 января 1918 г. уездная земская управа упраздняется и все её функции с 31 января переходят к Совету уездного хозяйства в составе председателя М. А. Гладкова, товарища председателя Р. И. Шаргородского и членов Дядя, Кузнецова и Лугового [30]. 31 января земская управа была распущена. В городе осталась одна власть в лице Совета, который для руководства уездом организовал крестьянский отдел.

В таком виде власть в городе действовала до начала Гражданской войны в Сибири в июне 1918 г., когда Советы были распущены, и возобновлена деятельность Городских дум.

 

Примечания

 

1. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. П-5, оп. 4, д. 268, л. 20.

2. Там же. Д. 191, л. 1.

3. Свободная Сибирь. 1917. 8 марта.

4. ГАНО. Ф. Д-97, оп. 1, д. 221, л. 58.

5. Десять лет на службе городу: Новониколаевская Городская дума в документах и материалах. 1909 – 1919. Новосибирск, 2008. С. 446, 447.

6. Известия Новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 12 марта.

7. Свободная Сибирь. 1917. 19 марта.

8. Голос Сибири. 1917. 7 апр.

9. Свободная Сибирь. 1917. 20 апр.; Земля и воля. 1917. 23 апр.

10. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-166, оп. 1, д. 19, л. 144.

11. Голос Сибири. 1917. 29 апр.

12. Там же. 20 мая.

13. ГАНО. Ф. Д-97, оп. 1, д. 242, л. 1, 2.

14. Голос Сибири. 1917. 27 июня.

15. Там же. 23 сент.

16. Известия Новониколаевских Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 1917. 11 окт.

17. Голос Сибири. 1917. 6 окт.

18. ГАТО. Ф. Р-166, оп. 1, д. 19, л. 125.

19. Голос Сибири. 1917. 6 окт.

20. Там же. 31 окт.

21. Знамя свободы. 1917. 2 нояб.

22. Голос Сибири. 1917. 18 нояб.

23. Добровольский А.В. Эсеры Сибири во власти и в оппозиции (1917 – 1923). Новосибирск, 2002. С. 44

24. Шорников М.М. Большевики Новониколаевска в период подготовки и проведения Октябрьской революции (март 1917 – февраль 1918 г.). Новосибирск, 1963. С. 66.

25. Шуклецов В.Т. Сибиряки в борьбе за власть Советов: деятельность партии в крестьянских массах Западной Сибири в годы революции и Гражданской войны. Новосибирск, 1981. С. 55.

26. Там же. С. 56.

27. Свободный голос Сибири. 1918. 31 янв.

28. Там же.

29. Там же. 1 февр.

30. ГАНО. Ф. П-5, оп. 2, д. 727, л. 175.

 

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 5)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела
1. Основные этапы истории Новосибирска (1893-2012 гг.)
2. «У жадного брюхо болит». Эпизоды криминальной истории сибирской деревни (первая треть XX в.)
3. Город без седой старины
4. СЕЛО БЕРДСКОЕ И БЕРДСКАЯ ВОЛОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ СТАТИСТИКИ
(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – НАЧАЛО XX вв.)

5. Власть в Новониколаевске в годы революционных потрясений
6. Новониколаевский ревком
7. Археологические памятники города Новосибирска
8. Памятники археологии на территории Новосибирской области
9. Необычная находка
10. «Кто они, балтийские поселенцы Сибири?»
11. История первого полета
12. Реки города Новосибирска
13. Охотники
(рассказ в стиле биографического краеведения)

14. Рация в колодце
(рассказ в стиле биографического краеведения)

15. Черемша
(рассказ в стиле биографического краеведения)

16. Убил дрозда…
(рассказ в стиле биографического краеведения)

17. Книга жизни моей вся прочитана...
18. Завоевание и колонизация Сибири*
19. Народно-областное начало в русской жизни и истории1