Интерактивное образование Герб Новосибирска
Тема номера: «Дистанционные технологии в образовании: опыт работы и перспективы развития»
Выпуск №47 Июнь 2013 | Статей в выпуске: 102


Все статьи автора(12) Олег Алексеевич Чернухин,
учитель биологии и экологии
МБОУ СОШ «Перспектива»,
методист, заведующий кафедрой естественных наук и экологии
ДТД УМ «Юниор» г. Новосибирска

Образовательные программы: некоторые рассуждения и рекомендации методиста

Разработка образовательных программ, будь то рабочих программ по предмету, программ элективных курсов или программ дополнительного образования детей, является частью повседневной работы любого педагога. Часто возникают вопросы о том, как разрабатывать и реализовывать такие программы. Представляю на суд заинтересованных читателей свои рассуждения по проблематике проектирования различных образовательных программ.

Рассуждения об авторстве программ

Очень часто на педагогических сайтах встречаются всевозможные «авторские» образовательные программы. Поскольку сам являюсь автором программы дополнительного образования детей, решил поделиться своими мыслями на тему авторства программ.

Прежде всего, каково предназначение программ? Любая образовательная программа – это инструмент, позволяющий педагогу осуществить свой замысел: спроектировать деятельность, определить условия, необходимые для успешности ее реализации, а самое главное – спрогнозировать результат такой деятельности.

В некоторых случаях мы – педагоги, сами проектируем, через разработку программы, тот результат, который желаем достичь. Но чаще бывает по-другому: не мы планируем, а от нас требуют какого-либо заданного результата. Поэтому вовсе не обязательно каждому педагогу создавать собственные авторские программы. Предлагаю рассмотреть, какие могут быть программы по уровню авторского вклада, а, следовательно, по заданности результата. На мой взгляд, это позволит определиться в профессиональном выборе, а также избежать ошибок при классификации реализуемых программ.

Примерные образовательные программы. Так называются программы, рекомендуемые (так или иначе) Министерством образования РФ. Возможны также примерные программы, рекомендуемые региональными органами управления образованием. Результат обучения, в случае примерных программ, задается не педагогом, который будет реализовывать программу, а структурами управления. Например, стандарты общего образования (как первое их поколение, так и новые), подразумевают обязательным для учителей руководствоваться в своей работе примерными программами по предметам (биология, химия и т.д.). Эти программы предполагают достижение результатов, требуемых стандартами.

Почему примерные программы называются примерными? Они задают содержание работы, определяют требуемые результаты, но они не могут учесть особенностей конкретных образовательных учреждений, в которых будут реализовываться. Поэтому в законе «Об образовании в РФ» прописано, что примерные программы являются основой для разработки других программ – рабочих программ по предмету.

Рабочие программы по предмету. Какие программы называются рабочими? Фактически, рабочие программы – это модификации примерных программ, либо других программ, допущенных к реализации. Собственно, другое название подобных программ – модифицированные.

Особенность такая: в общеобразовательных учреждениях используется понятие «рабочая программа», в учреждениях дополнительного образования, как правило, используется понятие «модифицированная программа».

Педагог соотносит особенности обучающихся, условия и возможности своего образовательного учреждения с теми задачами, которые определяются примерными программами. При этом возможны добавления новых содержательных модулей, изменения в последовательности изложения тем, но, тем не менее, содержание должно быть достаточно близко к содержанию примерных программ.

Обязанность общеобразовательных учреждений – реализовывать требования стандартов. А чтобы этого достичь необходимо и особенности конкретного учреждения учесть и содержание предмета, определяемое стандартами через примерные программы, не потерять.

Именно рабочая программа, а не примерная, – главный (рабочий) инструмент реализации этих требований в конкретном учреждении (см. закон «Об образовании в РФ»).

Некоторые педагоги в качестве рабочей программы используют программу примерную. Такой вариант рабочей программы допускается. В этом случае в пояснительной записке так и пишется: в качестве рабочей программы используется примерная программа по тому или иному предмету.

У структур, выполняющих в системе образования контрольные функции, иногда бывают такие претензии к рабочим программам: нельзя проверять знания и, соответственно, ставить отметки за те дополнительные темы (модули), которые есть в рабочих программах и нет в примерных. Формально, когда изучаемая тема выходит за рамки стандарта, они правы. Поэтому, при заполнении журналов, не советую ставить отметки за те даты, когда эти темы изучались. Если же подобное произошло, то рекомендую под имеющейся колонкой отметок подписать тему проведенной контрольной или проверочной работы, не совпадающую с темой дополнительного модуля.

Нежелательно в рабочей программе изменять количество и тематику практических и лабораторных работ, если таковые заложены в программе примерной. Заменять «реальные» работы на «виртуальные» – можно, поскольку сейчас распространены различные виртуальные предметные лаборатории, сокращать – никак нельзя!

Еще одна распространенная претензия: рабочую программу составили не на основе примерной, а на основе авторской, под которую есть учебник. Формально, претензия также обоснованная, поскольку в том же законе «Об образовании в РФ» пишется, что рабочие программы составляются именно на основе примерных. Формально претензия обоснованная. Однако остается некоторое недоумение: почему учебник министерством образования рекомендован, а программа, которую написали авторы этого же учебника, не полностью соответствует стандартам? Почему учебником пользоваться можно, а программой этих же авторов – нельзя? Где искать ответы на эти вопросы не знаю, а противоречие остается, и с его последствиями сталкиваются и страдают от них учителя тех учреждений, в которых проводились проверки организации образовательного процесса.

Поэтому совет такой: писать, что рабочая программа составлена на основе примерной, а последовательность тем изменена в соответствии с программой авторского коллектива такого-то, а также, что более важно – в соответствии с последовательностью тем в используемом учебнике.

Если же добавляются какие-то темы (модули), то лучше всего обосновывать необходимость их добавления тем, что подобная тематика встречается в вопросах ЕГЭ (ГИА).

В случае наличия дополнительных модулей у проверяющих появляется другая претензия – повышается интенсивность обучения. Поэтому в рабочих программах надо прописывать, что дополнительные модули добавляются за счет резервных часов. И, соответственно, укладываться в эти часы.

На разных образовательных интернет-ресурсах часто встречаются «авторские рабочие программы».

Пусть меня поправят, если я не прав, но, на мой взгляд, это – нонсенс!

Повторюсь, но рабочие программы лишь модифицируют или, другими словами, слегка изменяют какую-либо программу. Педагог, реализующий программу – автор модификаций, но не основного содержания программы! Поэтому, кстати, при анализе рабочей программы, так или иначе, но содержание примерной (программы) должно узнаваться. Потому как это содержание – требование стандарта!

Экспериментальные образовательные программы. Помимо реализации программ, педагог может быть и непосредственным автором реализуемых им программ! Например, какие-либо элективные или профильные курсы часто разрабатываются самими учителями. В этом случае, содержание программ курсов строится не на основе какой-либо одной программы, а, как правило, через обобщение некоторого множества литературных источников по какой-либо тематике.

Другой случай, когда автором программы становится педагог – при создании программы дополнительного образования детей либо программы внеурочной деятельности. В последнее время, в связи с переходом на образовательные стандарты второго поколения, появилось множество примерных программ внеурочной деятельности. Однако в тех же стандартах прописано, что учитель в равной степени может пользоваться примерными либо создавать свои программы внеурочной работы.

Во всех подобных случаях, когда предлагаемые содержание программ, сочетание приемов и форм работы являются оригинальными, нигде ранее не встречавшимися, можно говорить об авторстве по отношению к таким программам. Однако не спешите подобные программы называть авторскими сразу после разработки!

До тех пор, пока это содержание не апробируется, пока не «обкатается» и не докажет своей эффективности, предлагаемое сочетание форм, методов и приемов работы – такие программы называются экспериментальными!

Чтобы доказать эффективность таких программ, необходимо, чтобы появились дети, прошедшие полный курс обучения по ним! Например, если программа рассчитана на два года обучения, значит, нужно, чтобы дети проучились по ним в течение двух лет.

Авторские образовательные программы. И, наконец, обсудим авторские образовательные программы! Есть ли какие-то нормативные документы, определяющие статус авторской программы? Нет, таких документов нет. Нет понятия авторской программы и в законе «Об образовании в РФ». Но это вовсе не означает, что авторских программ не может быть! Раз есть понятие авторства, авторского материала, то таким авторским материалом может быть и образовательная программа! Например, уже десять раз нашим министерством образования проводился всероссийский конкурс авторских программ дополнительного образования детей. Такой конкурс, к сведению, проводится раз в два года.

Требований к авторским программам нет, а рекомендации по их составлению и проектированию – есть [1; 2; 3; 4; 5; 10]!

Что же нам сообщают в этих рекомендациях про программы? В каком случае, образовательную программу можно считать авторской? Попробую ответить. Есть два основных условия, которые необходимо соблюсти:

Условие 1: Итак, создана экспериментальная образовательная программа. И не просто создана, а еще и реализовывалась в течение того количества лет, на которые она была рассчитана.

С того момента, когда появились дети, прошедшие полный курс обучения по программе, автор получает возможность назвать свою программу авторской. Пример: если какая-то программа рассчитана на три года обучения, то, прежде чем называть ее авторской, необходимо проучить по ней детей в течение трех лет.

Соблюдение этого условия подтверждает, что то содержание, то сочетание приемов и методов работы, которые были предложены на этапе проектирования программы, себя оправдали на практике. Доказательством тому должны служить какие-то положительные результаты реализации программы.

Условие 2: Наличие научных рецензентов. Как правило, не менее двух. Т.е. должны найтись не менее двух экспертов, которые в своих рецензиях будут публично утверждать, что программа такая-то является авторской! Да еще и подпись свою под этим утверждением поставят…

После того как выполнены оба условия, можно утверждать, что программа авторская.

Кому-то второе условие может показаться слишком формальным. В этом случае предлагаю смоделировать следующую ситуацию: допустим, Вам, уважаемый читатель, предложили стать рецензентом какой-то образовательной программы. Да, еще и деньги за это обещают хорошие заплатить. Друзья! Не спешите радостно «кидаться» и «не глядя» писать положительную рецензию! Любой эксперт знает, что «имя» гораздо важнее денег! Лучше не заработать денег, чем потерять уважение коллег! Сегодня кого-то «не глядя» похвалите, завтра…, а послезавтра Вас престанут уважать, Ваша рецензия никакого «веса» иметь не будет, в конечном итоге, к Вам перестанут обращаться за рецензиями… Вас не будут уважать и те, кто платил Вам деньги за эти рецензии, и те, по чьему желанию Вы писали их не глядя…

Есть такой Федеральный институт развития образования. За очень приличные деньги они пишут рецензии на учебные пособия. Ежегодно публично выставляют на своем сайте реестр-перечень написанных рецензий. Все рецензии были оплачены авторами, но не все рецензии положительные…

На самом деле, наличие положительной рецензии – это показатель большой проделанной работы по «причесыванию» в нашем случае образовательной программы.

Допустим, найден эксперт, согласившийся написать рецензию на программу. Хороший эксперт внимательно изучит программу, проверит соответствие структуры и содержания каким-то нормативным требованиям, найдет недостатки программы, ее достоинства. После этого автору будет указано на то, что необходимо подправить, дописать, «додумать». И только после исправления замечаний автор получит долгожданную положительную рецензию…

Особо важно наличие рецензентов в случае каких-либо методических пособий: важным условием, оправдывающим слово «методические» в названии любого материала, является наличие рецензентов. Собственно, именно по рецензентам и судят в первую очередь о качестве любого программно-методического продукта!

Дополнение: авторская программа подразумевает какую-то особенность, инновационность, «самость». Ведь не воспользовался педагог примерными программами! Не модифицировал! А создал собственную, авторскую! Это означает, что была какая-то проблема, решить которую можно было, только создав эту самую авторскую программу! Поэтому в авторской программе обязательно должен быть раздел наподобие: «Отличительные особенности программы». В моей авторской программе раздел такой: «Теоретическая и практическая значимость, инновационные особенности программы» [9].

Ссылки на литературные источники и педагогический плагиат

Учитесь у всех, не подражайте никому!

М. Горький

В тексте грамотно составленной образовательной программы должны быть ссылки на литературные источники.

Если автор какого-либо программно-методического материала высказывает собственное мнение по заданной тематике, то ссылки, на которые он при этом опирается, показывают, насколько глубоко автор знаком с темой и знает мнение ученых, методистов, практиков.

Ознакомление со ссылками дает читателям возможность найти и воспользоваться нужной информацией по заданной тематике.

Чем больше ссылок, тем легче проверить достоверность информации. Пример «из жизни»: в сети Интернет очень часто встречаются материалы педагогов, посвященные проблеме профессионального портфолио. Раскрывается структура портфолио, рассматриваются различные его варианты, даются определения, но почему-то нигде не приводятся ссылки на авторов, часто нет даже списка литературы.

Читаешь такие материалы и возникает ощущение, что эти педагоги сами же и придумали все эти портфолио от начала до конца – от определения до структуры и содержания. Причем, одновременно… Причем, написали об этом одними и теми же словами… Слово в слово…

На самом деле, отсутствие ссылок и списка литературы в какой-либо образовательной программе или методическом пособии должно насторожить любого грамотного читателя. Скорее всего, такие материалы попросту сплагиачены. Про тот же портфолио: одним из разработчиков технологии портфолио могу назвать Александра Сергеевича Прутченкова, доктора педагогических наук, профессора кафедры экономики Московского института открытого образования.

Можно ли пользоваться технологией портфолио? Да сколько угодно! Но, если решили поделиться собственным опытом использования портфолио публично – написать статью, к примеру, отразить в образовательной программе, то, будьте вежливы, – упомяните, чьи идеи реализуются вами на практике.

Допустим, А.С. Прутченков предложил то-то и то-то [номер источника из списка]. Вы же сделали так-то и так-то, и эти изменения позволили добиться вам того-то и того-то. В результате будет видно знание первоисточников, проявлена вежливость к авторам и, самое главное, действительно показан собственный (авторский) опыт реализации кем-то предложенной технологии!

К сожалению, часто бывает по-другому: нет упоминаний о настоящих авторах, а скомпилированный текст выдается за собственный. И получается, что большое множество «авторов» одновременно придумали одинаковые варианты портфолио...

Не раз видел, как педагог размещает на каком-либо педагогическом сайте чужую программу, называет ее авторской, и при этом обращается к коллегам с просьбой оценить эту скомпилированную программу (???). Возможно, готовится к аттестации и хочет показать, как его «авторская» программа востребована среди коллег (на всероссийском уровне).

Друзья, в таких скомпилированных программах ссылок вы не найдете! Ведь обратившись к ссылкам, можно будет проверить степень авторства. И когда таких «авторов» обвиняли в плагиате, они не вступали в споры, не просили извинений, а просто удаляли такие «авторские» материалы (вместе с порочащими их комментариями).

Примеры «из жизни»:

1. «Каждый педагог индивидуален, у каждого свои интересы и потребности, а значит и свое представление о том, что должен содержать портфолио» – скопируйте фразу, написанную в кавычках, в Яндекс или другой поисковик. Посмотрите сколько источников «выдаст» этот самый поисковик, посчитайте, сколько «авторов» у данной фразы и попробуйте найти упоминание о настоящем авторе фразы – Прутченкове А.С. [6].

2. «Мой путь, мой сознательный выбор – быть учителем. Это выбор, сделанный, возможно, в самом раннем детстве. Я порой даже думаю: а может не я выбрал эту профессию, а она долго, терпеливо, настойчиво выбирала меня». Это строки из моего эссе. Первая публикация была в 2007 году [8]. В 2009 году разместил его в интернете и оно пошло «гулять» по сайтам –  появилось много новых «авторов» этих строк. Упоминания обо мне, естественно, нет.

3. В блоге некоего педагога прочитал «требования» по использованию неких образовательных продуктов. Так и не смог от автора блога добиться информации, чьи это требования. Ведь, согласитесь, есть понятие «рекомендации» – другими словами, советы. Советами можно воспользоваться, а можно и без них обойтись... А есть именно «требования» – тогда это уже обязательно к исполнению. Кто же те «требования» написал, я так и не смог узнать. Мои вопросы автором блога были проигнорированы. Это к вопросу о вежливости: Автор блога, когда скомпилировал чужой материал в своем блоге и без ссылок, был невежлив к настоящим авторам. А не ответив на вопросы читателей, был невежлив уже с посетителями блога. Так что не стоит в случаях плагиата говорить о случайности, это, скорее, закономерность – невежливость и желание чужое выдавать за свое...

Поэтому, коллеги, когда вам встречаются образовательные программы, методические пособия, не содержащие в тексте ссылок, пусть вас это насторожит, скорее всего, они сплагиаченные.

Мое личное убеждение – если человек выдает чужой интеллектуальный продукт за собственный, это означает, что он неспособен создавать собственный интеллектуальный продукт, неспособен к интеллектуальному творчеству!

А может ли настоящий педагог быть неспособным к профессиональному творчеству? Как педагог-компилятор будет говорить со своими учениками о честности?

Возвращаясь к образовательным программам, хочу сказать следующее – создавайте авторские материалы, отражающие собственный опыт работы!

Про список литературы

По роду своей деятельности пришлось прочитать (еще и с пристрастием) немало образовательных программ. В итоге, пришел к выводу, что коллеги, разрабатывая образовательные программы, не придают особого значения списку литературы. Часто составляют его «как получится», непродуманно.

И напрасно. Список литературы может рассказать многое, как об авторе, так и о программе, надо только внимательно присмотреться. Поэтому опытные эксперты, когда приходится оценивать образовательные программы, начинают свой анализ именно со списка литературы.

Попробуем и мы, уважаемые читатели, проанализировать, чем и почему так важен список литературы для образовательной программы.

Прежде всего, надо обращать внимание на название списка. Наиболее распространены два варианта названий списков литературы:

– Использованная литература. Такое название дается в том случае, когда в тексте программы есть ссылки не на все источники, указанные в списке. Такой вариант списка среди педагогов наиболее распространен.

– Литература. Такое название списку литературы можно дать лишь тогда, когда есть ссылки на все литературные источники, приведенные в списке.

Как вы теперь понимаете, даже по тому, как назван список литературы, можно определить уровень проработанности темы.

Количество источников также может о многом рассказать. Пример «из жизни» (хотя и не про образовательную программу): работал в жюри детской научно-практической конференции. В одной из работ увидел список литературы, состоящий более чем из ста источников!!!

Число серьезное. В автореферате диссертации моего брата было 200 источников, в моей образовательной программе, существующей с 2003 года, – почти сто. А у ребенка, который выполнял свое исследование менее чем год – более ста… Он, видимо, ночами не спал, а читал и читал научную литературу.

Ну да ладно, отбросим иронию. Вот и я, без всякой иронии, после рассказа ребенка (о том, что он там наисследовал) показал наугад на один из источников и попросил сказать, чем этот источник помог в исследовании. Ребенок опешил, но его руководитель кинулся в защиту: там же столько литературы, разве он может все помнить?!! Я согласился и разрешил источник выбрать самому, из тех, что запомнились… Ответа так и не дождался…

К чему этот пример? А к тому, что количество источников должно быть реалистичным. Не нужно «запихивать» все подряд. Поверьте, выявить недостоверность информации, в том числе информации про использованные литературные источники, очень даже просто!

Содержание источников. Как-то показал свою программу, на предмет критических замечаний, Ольге Петровне Еременко, коллеге по работе. Ольга Петровна тогда была заведующей Лаборатории детского движения в нашем учреждении. Я же, и тогда, и сейчас, занимаюсь, помимо всего прочего, экологическим («зеленым») волонтерством.

Ольга Петровна бегло (!!!) посмотрела список литературы, и я получил желаемое замечание: в программе не было ни одного источника про детское волонтерство. В итоге, в списке литературы добавились новые источники. Но самое главное не это. Важно другое – этот случай заставил меня задуматься о том, что и как я делаю в организации детского волонтерства, появились совместные с Лабораторией детского движения мероприятия, в городской профильной экологической смене, за проведение которой я отвечаю, появилось новое направление работы с детьми… Я изобретал «велосипед», а Ольга Петровна это увидела через список литературы.

Напоминаю: Ольга Петровна лишь бегло посмотрела список литературы… А если почитать внимательно?

«Возраст» источников. У некоторых проверяющих от образования бывают претензии к году издания источников: мол, в идеале, они должны быть не старше пяти лет.

Вспоминаю профессора, доктора биологических наук Жанну Филипповну Пивоварову, у которой я когда-то был дипломником. Она любила говорить, что в ботанике издания 30-х годов – это первоисточники, а более поздние – это компиляции. Шутка, конечно. Но, ведь, в каждой шутке есть доля шутки…

Кто же прав? Проверяющие или Жанна Филипповна Пивоварова? Ответ простой: понемногу все.

У меня есть немало старых книг, которыми я горжусь, например, книга «По следам Робинзона. Сады и парки мира», автор – Николай Михайлович Верзилин, издана в 1964 году в Ленинграде. Эта книга, хотя она и постарше меня, включена в список литературы моей программы. Включена обоснованно: информация, о том, как выжить в условиях природных экосистем, имеющаяся в этой книге, не устарела и по сей день.

Поэтому те источники, которые касаются содержания образования, вполне могут быть и «старыми», но, главное, не устаревшими.

А вот информация, касающаяся методики преподавания, устаревает очень даже быстро. В этих случаях, действительно, желательно время от времени «омолаживать» как источники, так и свои представления о том, как надо работать. ИМХО.

Публикации автора. Предположим, некий педагог называет свою программу авторской. К примеру, таковая есть у меня. Допустим, я, как автор программы, утверждаю, что много лет ее реализую. Можно ли это утверждение, равно как и мое авторство, подтвердить через список литературы? Вполне. Попробуйте отыскать в списке литературы публикации автора, в данном случае мои. Что они могут показать? Программа реализуется с 2003 года, а в списке литературы содержится публикация, посвященная проблематике адаптации форм и методов экологического образования для детей-«надомников», от 2004 года [9].

В 2004 году я написал, как важно заниматься экологией с «надомниками», а в 2010 году оформилась теоретическая модель социализации, что также отражено в списке литературы. Поэтому я могу смело утверждать, что моя программа – авторская!

Коллеги, больше доверия будет такой программе, в списке литературы которой содержатся публикации автора. Количество публикаций автора программы позволяют оценить степень авторства. Каждый, внимательно просмотревший подобный список литературы, сможет увидеть, помимо прочего, сколько лет автор занимается своей проблемой.

Примечание: в общеобразовательных программах желательно создавать два списка литературы: один для педагога, один – для обучающихся.

Немного про актуальность образовательных программ

Любая образовательная программа начинается с пояснительной записки. Любая пояснительная записка начинается с актуальности. Получается, что для любой программы важно обоснование ее актуальности!

Прочитав множество программ коллег, могу выделить одну из самых распространенных ошибок актуализации образовательной программы: обоснование актуальности своей работы предъявляемыми «сверху» требованиями.

Часто пишут, мол, национальная инициатива «Наша новая школа» определила нам такие-то и такие-то ориентиры, и вот, моя программа на них и нацелена! Другой вариант: концепция модернизации образования определила нам такие-то задачи, вот, я эти задачи и решаю через реализацию своей программы… Сейчас еще ФГОСы добавились...

Напомню нечто более давнее: 27 съезд коммунистической партии наметил системе образования…, а мы тут же кинулись намеченное исполнять!

Повторюсь, читал немало разных программ, статей, самоанализов и педагогических проектов. Такой способ актуализации наиболее распространен. Получается, что бы нам ни сказали «сверху» – мы все это берем «под козырек», к исполнению! Нам так приказали, значит, это – актуально! (?)

Заметьте, никто пистолетом не угрожал, никто не заставлял. Нет таких нормативных документов, в которых бы говорилось, мол, дорогие педагоги, обосновывайте актуальность своей работы нормативными документами.

Получается, что мы, сами того не замечая, превращаем требования в лозунги… Решения 27 съезда КПСС – в жизнь! Предложения концепции модернизации – реализовать! «Нашу новую школу» – создать!

Есть такой принцип: «Критикуя, предлагай!». Ладно, критику «навел», пора что-то предлагать. Откройте мою программу, посмотрите, с каких слов начинается раздел «Актуальность программы». А начинается этот раздел со слов «для ребенка значимо…». Коллеги, а для кого мы работаем? Для детей!

Нами давно уже забыто, как решения 27-го съезда нами же претворялись в жизнь. И, как забыли про КПСС, поверьте, также (однажды) устареют многие современные образовательные инициативы… А работа педагогов была и, надеюсь, будет и впредь значима для детей!

Наша педагогическая работа, в частности, наши образовательные программы должны быть актуальными (значимыми) для детей!

Моя программа существует с 2003 года. Если бы я обосновывал ее актуальность концепцией модернизации, которая чего-то там намечала до 2010 года, то, сейчас, мне этот раздел пришлось бы переписывать. Если кто-то актуальность своей работы обосновал национальной инициативой, то, поверьте, и это однажды придется исправлять:)). Но и в том, и в другом случае, то, что мы делаем, должно быть нужным для детей… В любые времена…

Читал самоанализ некоего педагога. В нем красиво и грамотно была прописана актуальность (работы). Педагог писал, что живет в наукограде (таком-то). Градообразующим предприятием является «то-то». «Там-то» и работают родители учеников, и, в силу специфики предприятия, у этих родителей хорошее биологическое образование. А поэтому и у родителей, и у учеников повышенные требования к школьному биологическому образованию. Поэтому предмет биология ведется на профильном уровне, поэтому же ведутся дополнительно всякие спецкурсы и элективные курсы биологического содержания, а также реализуется авторская программа дополнительного образования детей эколого-биологической направленности…

В моей программе есть такой раздел: «Нормативно-правовое обеспечение программы». В нем прописано: какие требования и как выполняются при реализации программы. Но! Описание работы начинается не с этих требований, а с актуальности…

Конечно, требования, предъявляемые к нам, мы должны выполнять. От этого не деться никуда. Но повторюсь: стоит ли требованиями обосновывать актуальность работы?

Как назвать свою программу?

Как-то, в давние девяностые годы, зашел в книжный магазин и увидел книжку с весьма привлекательным названием – «Мастер рукопашного боя». Естественно, прочитав такое многообещающее название и предвкушая, что содержание книги также будет не менее привлекательным, купил. Увы, меня ждало разочарование! В книжке не было ни «мастера», ни «рукопашного», ни «боя»!

Но! Название сыграло свою роль – книгу-то я купил! Мораль же такая: название – это необходимый и важный элемент любого текста, в том числе и образовательной программы! Далее попытаюсь доказать это утверждение.

Название должно привлекать! Но, кроме того, название должно еще и формировать представление о содержании. Поэтому, уважаемые читатели, рекомендация такая – давать названия, состоящие из двух частей, «эмоциональной» и «интеллектуальной».

Роль «эмоциональной» части – создавать определенный (эмоциональный) настрой, привлекать внимание читающего. Фактически, идеальным будет написать какой-либо привлекательный слоган!

«Интеллектуальная» часть должна раскрывать содержание. Прочитав эту часть названия, у читателя обязательно сформируется какое-то представление о том, что его ждет при дальнейшем прочтении основного текста. И здесь важно читателя не разочаровать!

Пример подобного названия:

«Боремся и побеждаем: об участии школьников в научно-практических конференциях». Это название статьи.

Представьте, что от названия осталась только первая «эмоциональная» часть названия – «Боремся и побеждаем». Можно ли по такому названию предположить, о чем написано в статье? Согласитесь, предположений можно сделать много. Например, вполне логично будет подумать, что статья написана про спортсменов. Это к тому, что одной «эмоциональной» части названия недостаточно.

Как-то читал программу дополнительного образования детей, называвшуюся «Павлин». Коллеги! Предположите по такому названию, о чем пойдет речь в тексте программы? Попробуйте определить, к какой тематической направленности дополнительного образования относится программа с таким названием? Согласитесь, сложная задача, поскольку не хватает данных.

А можно ли обойтись без первой «эмоциональной» части и оставить только вторую «интеллектуальную» часть? Потеряется ли от этого понимание идеи, заложенной в названии?

Можно. Не потеряется. Но! Давайте порассуждаем: итак, допустим, что теперь наша статья называется «Об участии школьников в научно-практических конференциях». И в этом случае читателю (приблизительно) понятно, о чем пойдет речь. Однако название стало каким-то «обычным», что ли… На мой взгляд, название перестало привлекать. ИМХО.

В начале текущего года школа «Перспектива» г. Новосибирска участвовала в областном конкурсе программ психолого-медико-педагогического сопровождения образования. А теперь представьте: несколько десятков учреждений сдают организаторам свои конкурсные материалы. И каждый материал называется абсолютно одинаково: «программа психолого…медико… сопровождения… и только в конце названия меняется номер школы…

Школа «Перспектива» свою программу назвала «Школа жизни», а уже через двоеточие пошло «программа…сопровождения…». Помогло…

Напоминаю главные функции названия: привлечь внимание и раскрыть содержание.

Немного про типичные ошибки, допускаемые в названиях:

– Повторяющиеся прилагательные («масло масляное»): читал статью с таким названием: «Экологическое воспитание школьников в условиях профильной экологической смены». В этом случае было достаточным применить слово «экологическая» (экологическое) один раз. Очевидно, что на экологической смене будут заниматься именно экологическим воспитанием! Поэтому название вполне могло звучать так: «Воспитание школьников в условиях профильной экологической смены». Смысл, идея названия не потерялась.

Очевидно, что экологическим воспитанием, если смена профильная, занимаются именно на экологической смене! И тогда название может звучать и так: «Экологическое воспитание школьников в условиях профильной смены». Поверьте, и в этом случае не потерялся смысл, поскольку мы сказали про экологическое воспитание и связали его с профильностью смены. Поэтому, очевидно, что профиль также экологический, как и воспитание.

Совсем другое дело, когда смысл закладывается не очевидный, тогда подобные уточнения вполне допустимы и даже необходимы. Например: «Патриотическое воспитание школьников в условиях профильной экологической смены». Говорить о воспитании патриотизма через экологию вполне допустимо, но, уточнения, в таких случаях, необходимы: какая смена и какое воспитание?

– Указывание юридического статуса учреждения. Такой пример названия статьи: «Экологическое образование в МБОУ Лицее № 10». А если через месяц, год, неделю, лицей станет казенным? И будет уже не МБОУ, а МКОУ? Изменится ли от изменения юридического статуса учреждения особенности экологического образования в его «стенах»? Думаю, вряд ли. Поэтому такая точность в названии статьи излишняя. И название этой статьи вполне могло звучать так: «Экологическое образование в лицее № 10 г. Н-ска».

Однако вернемся к программам: поверьте, для образовательных программ написанное еще более актуально, чем для статей. В наше время, за период реализации программы, юридический статус учреждения может смениться не один раз. К примеру, наш Дворец творчества, где я работаю, назывался и МОУ ДОД…, и МБОУ ДОД…, а сейчас – МКОУДОД…

Подведем итог: название – это важная составляющая часть образовательной программы, требующая от автора особого внимания. Помните: «Как корабль назовешь – так он и поплывет»!

 

Коллеги! На этом серию опусов про образовательные программы позвольте закончить. Надеюсь, что-то полезное в этом было. Желаю вам удачи в разработке своих образовательных программ!

 

Использованная литература

1. Буйлова Л.Н. Проектирование общеобразовательных программ в учреждениях дополнительного образования детей. – Москва: ГОУ ЦРСДОД, 2003.

2. Белова В.В. Дополнительное образование: некоторые вопросы программирования. – Москва, 2000.

3. Как составить рабочую программу учебного курса? / Н.Л. Солянкина – Красноярск: Издательство КК ИПКиПП РО, 2009.

4. Кирмасов Б.А. Технология подготовки авторских программ дополнительного образования. – Москва: МИРОС, 2003.

5. Приложение к письму Департамента молодежной политики, воспитания и социальной поддержки детей минобрнауки России от 11.12.2006 № 06-1844. // Образование в документах. – 2007. – № 22. – С. 73-77.

6. Прутченков А.С. Портфолио: типичные ошибки и затруднения // Народное образование. – 2005. – № 2. – С. 71 -73.

7. Требования ГОСТов к оформлению научных работ. // Говорите! Вы в эфире! (Единое информационное поле преподавателей, сотрудников и студентов) – 2013. (http://mass-pr.ru/2011/05/16/gost/ ).

8. Чернухин О. А. Мое педагогическое кредо. // Воспитание и дополнительное образование в Новосибирской области – 2007. – № 3. – С. 26-27.

9. Чернухин О.А. Экологическое воспитание школьников в условиях реализации образовательных стандартов второго поколения. Учебно - методическое пособие. – Новосибирск, 2012. – 80 с.

10. Шестернинов Е.Е., Арцев М.Н. Методические рекомендации по разработке авторских учебных программ. // Практика административной работы. – 2003. – № 5. – С. 3 – 11.

Версия для печати
Мне понравилась эта статья! Мне понравилось!
(всего - 30)
Комментировать Комментировать
(всего - )
? Задать вопрос ведущему рубрики
(всего - 0)
Остальные публикации раздела / Все статьи раздела